Новости

15.01.2009 04:51
Рубрика: Общество

Датское детство

После пяти лет вынужденной иммиграции чеченский мальчик вернулся на родину

Почему судьбу обычного подростка Зелимхана Никиева решали дипломаты и правозащитники двух стран, выясняла корреспондент "РГ".

Обед с акцентом

В одной из комнат дома Никиевых особенно шумно - здесь играют дети. Мама четырех сорванцов Индира стоит у входа и старается не мешать. Она наблюдает за старшим сыном - 12летним Зелимханом, который еще не до конца освоился в собственном доме. Мальчик хорошо изъясняется только по-датски, родные языки - русский и чеченский - просто забыл. Вот и сейчас приглашение на обед Индира передает ему буквально на пальцах.

- Зелим уже кое-что понимает, но в самых сложных ситуациях, конечно, приходится обращаться к словарю, - признается хозяйка. - Мы с мужем отдали его в подготовительный класс, чтобы сын заново учил русский алфавит и вспоминал то, что знал в детстве.

До отъезда за границу мальчик учился в первом классе обычной грозненской школы, быстро решал арифметические задачки, общался со сверстниками. Счастью большой семьи мешало только одно - порок сердца, обнаруженный у Зелимхана сразу после рождения. Ему была необходима операция. Шел 2004-й год. Республика еще не оправилась от потерь, принесенных ей боевыми действиями, поэтому оказать необходимую малышу помощь здесь были просто не в состоянии. Выход подсказала мама Индиры Никиевой - Киса Насарова, которая в то время жила в Польше. Заручившись согласием родителей, она увезла Зелимхана в Данию, где парня успешно прооперировали. Женщина сняла квартиру и ухаживала за внуком, пока в октябре 2005 года министерство по делам иммиграции, интеграции и делам беженцев не депортировало ее обратно в Польшу. Родители попытались вернуть мальчика домой, однако не смогли должным образом оформить документы. По законам королевства Зелимхан остался жить в специальном интернате - так называемой коммуне. А Индира Никиева пришла за помощью в аппарат уполномоченного по правам человека в ЧР.

Истина в письме

- Мы сразу обратились с просьбой о содействии к министру иностранных дел страны Сергею Лаврову, - рассказывает начальник отдела по работе с обращениями граждан аппарата чеченского омбудсмена Султан Салманов. - Ответ пришел из консульского департамента МИДа: ребенок остался на попечении министерства по делам иммиграции королевства, но информацию о точном местонахождении Зелимхана местные власти сочли конфиденциальной.

Посольство предложило отправить в консульство ряд документов и заявление о том, что мать и отец не давали согласия на постоянное проживание сына за границей.

- Пришлось подготовить множество справок о морально-психологической обстановке у Никиевых, об условиях проживания, лечения и обучения мальчика, - продолжает Салманов. - И только когда в конце апреля прошлого года посольство получило пакет с документами, а государство посетил глава МИДа Сергей Лавров, который интересовался судьбой подростка, дело сдвинулось с мертвой точки.

10 августа 2007 года в городе Йегерсприс российские дипломаты встретились с представителями коммуны Фредерикссунд и начальником отдела агентства по делам иностранцев Дании. Выяснилось, что мальчик под присмотром назначенного опекуна живет в детском доме и учится в школе. Как ребенку, оставшемуся без попечения родителей, ему оформлен вид на жительство до 2009 года. Однако российская сторона настаивала: Зелимхана необходимо вернуть на родину. И вот наконец посольству разрешили начать подготовку к переезду. Семья отправила мальчику специальное видеообращение, а затем в Данию поехала мама.

Праздник в Грозном

- Многие соседи и друзья упрекали меня: а может, мальчику было бы лучше за границей? - вспоминает Индира Никиева. - Я тоже переживала, но все сомнения отпали, когда после пятилетней разлуки увидела Зелимхана.

Тогда, в 2007-м, женщина почти месяц прожила рядом с интернатом. Найти общий язык с собственным сыном оказалось не так-то просто - он отвык от родных, почти никого не помнил. Разговаривали через переводчика, которым стала секретарь посольства России в Дании Людмила Клименкова. Ей же родители доверили вместе с воспитателем коммуны сопровождать мальчика в российскую столицу. Здесь Зелимхана уже встречали мама и сотрудники представительства Чеченской Республики в Москве.

В Грозном их ждали не только многочисленные родственники и соседи, но и все, кому была небезразлична судьба подростка. Родители устроили большой праздник с угощениями и танцами. В качестве почетных гостей пригласили правозащитников, благодаря которым семье удалось воссоединиться.

Сегодня Зелимхан постепенно привыкает к окружающему миру. Особенно радуется, когда его вместе с братьями отпускают гулять. По словам мальчика, в Дании все развлечения учеников интерната сводились к игре на компьютере - на улице они практически не бывали.

- Я не знал, что родные ищут меня, поэтому старался не думать о прошлом, - признается он. - Сейчас понимаю, что люблю маму и папу, и хочу жить с ними.

Родителей же больше всего беспокоит его образование. По возрасту подросток должен учиться в шестом классе, а в датском интернате занимался с учениками четвертого. Теперь по сути надо начинать все сначала. Но в кругу семьи, уверены родители, сделать это будет не очень сложно.

- Братья Зелима - девятилетний Абубакар и семилетний Асхат - отличники, все схватывают на лету, поэтому обязательно помогут, - уверяет Индира.

Кстати, скоро Никиевых ожидает еще два события - семья открывает небольшой магазинчик и переселяется в новый дом, где у Зелимхана как у старшего сына обязательно будет своя комната.

- Главное, мы снова вместе, - улыбается счастливая мама. - Теперь я ценю это больше всего на свете.

Комментарий

Нурди Нухажиев, уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике:

- Ответственность за ситуацию, которая сложилась в семье Никиевых, лежит на родителях и бабушке Зелимхана - прежде чем увозить ребенка за границу, им стоило как минимум проконсультироваться с юристом и узнать в посольстве перечень необходимых документов. Только из-за невнимательного отношения к оформлению справок, в том числе из-за отсутствия специальной доверенности на продление опекунства, возвращение мальчика затянулось на несколько лет. Я даже был вынужден дважды обращаться к министру иностранных дел страны Сергею Лаврову, чтобы выйти из бюрократического тупика, в котором оказались наши специалисты. Отрадно, что посольство России в Дании с готовностью отозвалось на призыв о помощи. Особенно родители Зелимхана благодарны заведующему консульским отделом Сергею Попкову и секретарю Людмиле Клименковой, которые приняли самое деятельное участие в судьбе простого чеченского подростка. И могу вам сказать: увидев мальчика, мы поняли, что поступили правильно - никакой, даже самый хороший интернат не заменит ребенку семьи. Надеюсь, из этого прецедента извлекут уроки жители Чечни и других регионов Северного Кавказа.

В последнее время значительно увеличилось количество обращений в аппарат уполномоченного по правам человека от соотечественников, проживающих за рубежом. Чаще всего письма приходят на наш сайт в сети Интернет www.chechenombudsman.ru. К примеру, о своем желании вернуться на родину заявили 20 семей из Австрии и 15 из Франции. Поступали звонки из Норвегии, Германии и США. Отмечу, что в 2009 году республиканская комиссия, которая занимается этими вопросами, должна стать участником целевой программы и начнет получать финансирование уже из федерального бюджета. В меру возможностей мы даем людям разъяснения о том, как стать ее участниками.
 

Общество Семья и дети Власть Право Права человека Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ СКФО Чеченская Республика Грозный
Добавьте RG.RU 
в избранные источники