Новости

06.02.2009 01:20
Рубрика: Власть

Ложки нашлись, осадок остался

Диалог Россия - Евросоюз по-прежнему уязвим для атак извне
Текст: Константин Косачев (председатель Комитета Госдумы по международным делам)

В Европе нередко сравнивают сегодня два главных континентальных кризиса последнего времени - августовский кавказский и зимний газовый, имея в виду, что и в том и в другом случае в них была замешана Россия.

Логика тут понятна: убедить обывателя в том, что где Россия - там проблема. Однако сравнение двух кризисов вполне имеет право на существование, хотя бы потому, что, соглашаясь со схожестью двух сценариев, придется согласиться и с тем, что в обоих случаях Россия реагировала, а не инициировала проблемы. И в этом контексте аналогия играет уже против мифа о "злокозненной Москве".

Можно искать разные версии и причины недавнего газового кризиса, но с главным "потерпевшим" все более или менее очевидно: максимально пострадали прежде всего отношения России с Евросоюзом. Причем пострадали именно в тот период, когда на фоне преодоления прошлого (августовского) кризиса наметился явный прогресс во взаимопонимании между Москвой и большинством европейских столиц.

Если учитывать, что одной из основных задач летней кавказской провокации было похожее стремление столкнуть интересы России и Европы (тогда последняя, в частности, становится сговорчивее в вопросах расширения НАТО и охотнее закрывает глаза на явное несоответствие "новых демократий" заявленным прин ципам и ценностям), можно сказать, что за последние полгода на российско-европейском треке сработали два мощных фугаса.

И говорить о схожести сценариев тут вполне уместно. И в том, и в другом случае России приходилось выбирать между двумя весьма невыгодными ей перспективами. В августе выбор был: либо вмешаться в процесс истребления осетин и гарантированно стать "агрессором" в глазах европейцев, либо оставить на растерзание агрессору и своих солдат, и целый народ. Но и в газовом споре альтернатива была похожей: либо не вмешаться и терять деньги, поощряя украинцев на новое воровство и шантаж, либо проявить твердость и опять-таки прослыть "агрессором", на сей раз энергетическим.

Попытки приписать Москве некие мнимые выгоды в обоих случаях (раскол Грузии или демонстрация силы Европе, а также давление на "цветные" режимы) выглядят несостоятельными на фоне легко прогнозируемых потерь - имиджевых, политических, экономических - там, где для России сегодня гораздо важнее убедить своих партнеров на Западе в искренности и прозрачности своих намерений. Но это специалисту понятно, что России сейчас не до демонстраций и угроз, а вот на обывателя эти "страшилки" вполне действуют.

Сегодня идет активная медиараскрутка темы "Россия выкручивает руки Украине, препятствуя ее стремлению на Запад". Это очень похоже на миф о том, что якобы главной целью российской операции по принуждению грузин к миру в августе была именно смена режима Саакашвили (разумеется, из-за того же стремления на Запад). И, мол, эти планы провалились то ли из-за "героического сопротивления грузинской армии", то ли из-за вмешательства Евросоюза, то ли еще по каким-то причинам, огорчительным для Кремля.

На самом деле, если судить по объективным результатам, не столько Россия препятствовала порыву Киева и Тбилиси на Запад, сколько организованные режимами Саакашвили и Ющенко провокации затруднили движение на Запад... самой России. Ибо в период улучшающихся отношений России с Европой и США спрос на разжигателей конфликтов резко падает. А следовательно, и желание их поддерживать без оглядки на реальные "достижения" по части демократии и прав человека. Сейчас это звучит как фарс, но ведь когда-то суть Майдана преподносилась именно как победа над коррупцией.

И ведь многие в это верили, как верят (хотя и все меньше) в то, что в споре Москвы с Киевом и Тбилиси есть некий конфликт ценностей, а не проблема геополитической ориентации, а то и вовсе банальные деньги.

Еще августовский конфликт показал, что осознание истины приходит (если вообще приходит) со значительным временным лагом, в то время как обстоятельства требуют решений и действий неотложных и эффективных, отклик на которые, естественно, будет столь же резким (идут бои, замерзают люди - до выяснения ли, кто там на самом деле виноват?). В итоге Россия и ее имидж нередко становятся жертвой спонтанной и вполне понятной реакции. Потом, конечно, многое выясняется, но, как говорится, "ложки нашлись, а осадочек остался". Россия, как уже говорилось, в рамках заданного сценария начинает ассоциироваться с некими проблемами ("то ли он украл, то ли у него украли..."), причем каждая новая провокация против нее служит оправданием предшествующих (Россия "прессует" Украину - значит, была неправа и в августе).

Ставка на заведомые симпатии Европы к одной из сторон конфликта и на то, что никто не будет искать истинных виновников возникших проблем, стала возможной именно в условиях, когда со стороны Запада было дано огромное количество авансов и обещаний Украине и Грузии. Обещаний прежде всего защитить от посягательств, которые, как предполагалось, неизбежно должны были последовать со стороны России. Эта схема не учитывала одного: что "подзащитные" сами пойдут в атаку в расчете на гарантированную поддержку, во-первых, как к "своим", обозначающим свой "европейский выбор" именно как выбор в сторону от России, и, во-вторых, как к слабым в противостоянии с сильным. К тому же "цветные" революции изначально преподносились и, соответственно, воспринимались многими в Европе именно с точки зрения продвижения победных "флажков": еще кого-то "отвоевали" у России.

Однако это стремление не учитывает слишком многих обстоятельств. Во-первых, наличие конфликта всегда будет порождать желающих поспекулировать на нем, получить все более высокую плату за выбор той или иной стороны в противостоянии. Во-вторых, конфликты раздувают там, где на самом деле объективных предпосылок для них нет. "Газовая" заинтересованность у России с Евросоюзом обоюдная. А что касается порывов соседних народов к демократии, то у России нет на это ни малейшей аллергии. И если она возражает против перспективы появления у ее границ новых вооружений вследствие присоединения соседей к военно-политическим блокам, то у нее есть на то вполне серьезные основания. Давайте зададимся вопросом: кого именно - Россию или НАТО - не устроит сегодня нейтральный, внеблоковый статус Грузии и Украины? (Это к вопросу о популярном лозунге "Остановить Россию!").

Конечно, обе диверсии на трассе Россия - Евросоюз не пройдут без последствий, но тем не менее они могут стать побудительным мотивом для поиска принципиально иных подходов к решению и предотвращению такого рода атак. Сегодня мы видим уязвимость нашего диалога и, как следствие, всей европейской архитектуры безопасности и сотрудничества. Именно по той причине, что нынешние решения не носят универсального характера. Между тем нужны системные и охватывающие всех без исключения модели. Не безопасность для НАТО или энергорешения для ЕС, а общие работающие схемы, в которых были бы учет и уважение интересов всех сторон.

Власть Работа власти Внешняя политика Власть Работа власти Внутренняя политика В мире экс-СССР Грузия Аджария В мире экс-СССР Южная Осетия В мире экс-СССР Украина Годовщина войны в Южной Осетии Переговоры с Украиной по газу
Добавьте RG.RU 
в избранные источники