Ситуация вокруг АвтоВАЗа обостряется. На прошлой неделе рабочие потребовали национализации предприятия. Ирония в том, что национализация - это именно то, чем в отношении завода занимались российские власти на протяжении последних лет. Ну ладно рабочие, они и слов-то, кроме "национализация", не знают. Но почему столь беден инструментарий у прославленных госменеджеров?

Когда к руководству предприятия пришли менеджеры "Рособоронэкспорта", экспертам это не понравилось. Однако новые менеджеры вроде бы все правильно сделали. Закольцованную структуру собственности превратили в простую и понятную. Привлекли иностранного партнера - Renault (25%+1 акция). Все, как гласят расхожие рецепты "спасения отечественного автопрома". Плюс с получением госденег проблем не было: только недавно выпросили у казны 25 млрд руб., у госбанков кредитов на 90 млрд руб., да Renault за акции заплатил 1 млрд евро. Но - не получается. Неужели эксперты оказались правы в том, что госменеджер, даже если все по науке делать будет, все равно в лужу сядет?

Утверждать такое значило бы погружаться в психологию бессознательного. Поэтому выразимся иначе: госменеджер, привнося с собой очевидные протекционистские плюсы, привносит также и менее очевидные риски. Поясним.

Во-первых, у завода в самом деле нет "проблем с деньгами" (у него проблема с машинами), но это и плохо: можно не сокращать издержки. Есть и еще менее очевидный фактор: знает ли само "государство" в точности, куда плыть? Глава Сбербанка Герман Греф в июне начертил два сценария: или передачу АвтоВАЗа в управление Renault, или включение его в альянс Opel-Magna. Второй вариант означал бы разрыв с Renault, что плохо, поскольку "на Западе" все начнут говорить: "Ну как иметь дела с Россией, если у них семь пятниц на неделе?" Первый тоже плох, потому что означает создание двух центров автопрома, оба - под контролем государства (и модельный ряд Renault и Opel почти идентичен). Конкурировать нормально они не смогут: нет ничего хуже, чем конкуренция чиновников за право первым подсунуть на подпись бумажку в минфин.

Кстати, а реально ли передать завод в управление Renault? А как же мнение народа, который хочет "больше государства"? А как же профлидер страны Михаил Шмаков, который видит корень зла в конкуренции завода с иностранными сборщиками? А как же, наконец, потеря контроля со стороны "Рособоронэкспорта"? Представим теперь, что сделка по Opel не состоится или будет обременена условиями, исключающими партнерство с АвтоВАЗом?

...Очень непросто делать бизнес, когда над тобой нависает 100 тыс. чел. - именно столько работают на заводе. Подменять бизнес внешне похожими шагами, конечно, проще. Но вот последствия...