Новости

Поступок рязанского бизнесмена Николая Землянухина уже год обсуждают бывшие его партнеры, подчиненные, знакомые... И все задаются вопросом: то, что он совершил, - случайность, поступок, продиктованный безысходностью, или заранее продуманный и хладнокровно осуществленный замысел?

"Мерседес" за шесть миллионов

Все началось с того, что в 2004 году Землянухин, прежде возглавлявший коммерческую фирму "Русский светоч", приобрел в Захаровском районе Рязанской области небольшой цех по производству мясных изделий и задумал развить его. Понятно, что без серьезной финансовой поддержки сделать это было невозможно. Землянухин обратился за кредитом в Рязанский филиал московского Транскапиталбанка. Он считался солидным бизнесменом, а его проект как нельзя лучше соответствовал назначению филиала - развивать местный бизнес. Поэтому Захаровскому мясокомбинату открыли кредитную линию на пять лет. На полученные деньги ЗМК расширил площади, закупил и установил импортное оборудование, построил котельную.

До поры до времени Землянухин кредиты исправно возвращал. Но в 2008 году, сославшись на финансовые трудности, попросил банк отсрочить выплату долга. Ему пошли навстречу. Затем, учитывая общую кризисную ситуацию в стране, согласились на реструктуризацию долга. Более того, чтобы предприятию было легче рассчитываться с налогами, выплачивать проценты банку и зарплату работникам комбината, весной 2009 года Рязанский филиал банка открыл новую кредитную линию и выдал ЗМК 53 млн рублей. Однако и эти, прямо скажем, немалые финансовые вливания вопреки заверениям Землянухина ситуацию не исправили.

И тогда Землянухин отправился в головной офис банка. Он потребовал еще 300 млн рублей. Бизнесмен заявил: только с перестройкой скотобойни сможет развить производство и вернуть почти миллиардный долг. Одновременно с новым требованием Землянухина неожиданно всплыло лицо, до сих пор остававшееся в тени, но существование которого угадывалось: слишком самоуверенно действовал Землянухин.

Ситуация сложилась чрезвычайно сложная. Два самых крупных клиента Рязанского филиала по сути грозились объявить банку дефолт!

Оценив ситуацию, банк согласился выделить кредит в 300 млн рублей, но потребовал от Землянухина надежных гарантий. В результате переговоров решили: бизнесмен подпишет договор отступного на уже заложенное имущество. Этот порядок реализации залога четко прописан в законе и сегодня повсеместно используется банками при оформлении крупных кредитов.

Транскапиталбанк договорился со своим давним и постоянным партнером ЗАО "Межрегиональная лизинговая компания" о выкупе долга у банка, и договор отступного Землянухин должен был подписать не с самим банком, а с МЛК. На том и порешили. В июле 2009 года все необходимые документы по передаче собственности были подписаны. От лизинговой компании их подписали генеральный директор и главный бухгалтер, от ЗМК - Землянухин.

В процессе оформления отступного в Транскапиталбанке пришли к пониманию: наверное, Землянухин далеко не та фигура, к которой можно относиться с безоговорочным доверием. Поэтому решили выяснить, а как на самом деле обстоят дела на предприятии? Оказалось, мясокомбинат давно и прочно сидел, что называется, на мели. Со многими партнерами за поставленную свинину и говядину предприятие расплачивалось исключительно по решению арбитражных судов.

С немалым удивлением в Транскапиталбанке узнали, что кроме него ЗМК кредитуют еще два солидных учреждения - банк Уралсиб и ГрандИнвест Банк.

Всякая новая информация о комбинате и ее генеральном директоре уже не настораживала - пугала. Выяснилось, что стоимость технологического оборудования мясокомбината, объектов недвижимости и земли, на которой они расположены, почти вдвое ниже, чем об этом заявлял, беря кредиты, Землянухин. Теперь в банке совсем по-иному посмотрели и на покупку Землянухиным дорогущего "Мерседеса": шесть миллионов рублей на его приобретение выделил именно Транскапиталбанк. Эта покупка теперь выглядела особенно вызывающе, когда выяснилось, что генеральный директор не выплачивал рабочим предприятия зарплату.

Так постепенно вырисовывался портрет совсем иного человека, чем тот, с которым привыкли иметь дело в филиале банка. Из клиента, к которому в течение нескольких лет не было претензий, Землянухин вдруг стремительно стал превращаться в клиента чрезвычайно ненадежного, проблемного. Стало очевидно: пока Землянухин возглавляет ЗМК, предприятие вряд ли выберется из долгов. Тем более что образ жизни бизнесмена не давал оснований видеть в нем человека сдержанного, рачительного, экономного. Банк решил заменить Землянухина на должности генерального директора. Это оказалось несложно: из-за невыплаты работникам ЗМК зарплаты мировой судья запретил Землянухину в течение года занимать должность руководителя.

Надо полагать, Землянухин посчитал себя обманутым: 300 млн рублей ему так и не дали, залог оформили договором об отступном, из директоров попросили... Видимо, глубоко уязвленный Землянухин обратился в милицию: дескать, его подпись на документах подделана... И УВД возбудило уголовное дело.

Это вызвало шок у всех, кто был причастен к подготовке соглашения.

Странный росчерк

Оказывается, изучать подписи - дело весьма увлекательное. Неразборчивые крючочки и завитушки многое могут поведать о человеке, иногда больше, чем фотография.

Думаю, короткий и малопонятный росчерк Землянухина мог бы послужить уникальным материалом для исследования специалистов в области психографологии. Изучив десятки документов, на которых стоит подпись предпринимателя, они, возможно, смогли бы объяснить, почему даже на одном документе подписи Землянухина несколько отличаются одна от другой. И почти не похожи на разных договорах, актах, доверенностях. Хотя в их основе и лежат общие элементы. Это заметно даже такому непрофессионалу, как автор этих строк.

Подпись Землянухина состоит из трех букв: "н", "в" и "з". За буквой "з" следует петля в виде восьмерки, "хвост" которой как бы обрамляет всю подпись. Именно так Землянухин расписался в общегражданском паспорте, именно такой образец своей подписи оставил в банке. Смотрим соглашение об отступном N 2 от 15 июля 2009 года. Подпись Землянухина отличается от его подписи на паспорте и от образца в банке. И буква "з", и восьмерка с "хвостом" совсем иные: "з" и восьмерка - прямые линии и вместе образуют букву "у". Такие же они и на других соглашениях. На некоторых от образцов отличается и начало подписи. Смотришь - вроде та же самая подпись. Приглядишься - есть различия. Поэтому несложно понять, в сколь затруднительном положении оказались эксперты Тамбовской лаборатории судебной экспертизы, которым арбитражный суд Рязанской области поручил установить: подписи на документах по оформлению отступного сделаны Землянухиным или кем-то другим?

Эксперты не смогли ответить на этот вопрос. Сличая подписи на исследуемых документах с образцами, специалисты отметили многочисленные и устойчивые совпадения признаков, ряд которых "обладает высокой идентификационной значимостью". Однако, указали эксперты, "отмечается ярко выраженное расстройство координации движения первой группы, выразившееся в изломах штрихов, а также в крупной и мелкой извилистости".

Эти искажения, отмечают эксперты, могли появиться в результате подражания кем-то подписи Землянухина. Но могли быть сделаны и самим Землянухиным, если он, скажем, ставил подписи в необычных условиях. Например, в необычной позе, при болезненном состоянии или в сильном волнении. Словом, тамбовские эксперты не смогли однозначно сказать: подписи сделаны Землянухиным или кем-то другим.

Возможно, именно на это и рассчитывал бизнесмен, ставя свои подписи на бумагах. Ведь и во взаимоотношениях с Гранд ИнвестБанком Землянухин использовал ту же тактику. Не вернув кредит, бизнесмен заявил: под договором не его подпись! Хотя именно по этому договору какое-то время исправно выплачивал проценты.

Сегодня Землянухин в арбитражных судах утверждает: подписи под лизинговыми договорами с рядом фирм не его, а между тем еще недавно по этим договорам платил.

Тамбовские эксперты за неимением оригиналов изучали подписи Землянухина по светокопиям документов. Оригиналы же хранятся в уголовном деле, возбужденном по заявлению бизнесмена. Несомненно, что по ним тоже будет назначена (если уже не назначена) экспертиза. Важно, чтобы она была сделана столь же профессионально, сколь и непредвзято.

Эта оговорка не случайна. Проблема в том, что вначале дело расследовала милиция Рязанской области, однако затем его передали в Воронеж. Официальная версия - "для объективности". Но вот что любопытно, уголовное дело у рязанских милиционеров забрали после того, как в одной из крымских газет появилось сообщение: чтобы "активировать" правоохранителей в свою пользу, Транскапиталбанк подарил начальнику УВД Рязанской области санаторий в Крыму.

Сообщение это, подхваченное Интернетом, как выяснили "Известия", оказалось дезинформацией. Но те, кто запустил ее в СМИ, своего, видимо, добились. Дело из Рязани передали в Воронеж. И теперь расклад получился такой: уголовное дело, возбужденное по заявлению Транскапиталбанка о невозврате денежных средств, расследуется ни шатко ни валко, а дело о подделке подписей Землянухина раскручивается с завидным рвением.

Пытаюсь представить, как руководство банка, задумав аферу с подделанными подписями, проворачивало ее. Видимо, все бумаги должны были готовиться втайне, о том, что предстоит, должны были знать считаные лица. Но о готовящейся сделке знал весь Рязанский филиал банка! Более того, едва ли не весь коллектив был привлечен к подготовке документов. В частности, этим занимались кредитный и юридический отделы. Юлия Елисеева в кредитном отделе вела комбинатовский проект и принимала непосредственное участие в подготовке передачи собственности.

- Формирование пакета документов заняло примерно недели три, - рассказывает Юлия. - Еще неделю кредитный и юридический отделы согласовывали с ЗМК бумаги по передаче собственности - отправляли им по электронной почте тексты, принимали замечания, вносили их.

Согласитесь, когда хотят провести партнера, с ним вряд ли согласовывают липовый документ.

Возникает еще один вопрос: а зачем банку было "захватывать" предприятие, если оно у него в залоге, если долг почти в миллиард рублей - бесспорный?

Но вернемся к особенностям землянухинских росписей. Передо мной документы разного назначения и разной ценности. Вот договор об открытии кредитной линии на 500 млн рублей от 14 мая 2007 года. Подпись Землянухина схожа с подписью на соглашениях об отступном, но сильно отличается от банковского образца и от подписи в паспорте. А вот договор страхования автомобиля, заключенный с компанией "РЕСОавто" от 21 апреля 2009 года: эта подпись и вовсе мало похожа и на образцы, и на те, которые он поставил на различных договорах. Она не имеет ничего общего и с подписью, которую Землянухин поставил на договоре поручительства от 31 марта 2009 года. А на акте "наличия заложенного имущества" от 25 июля 2007 года и вовсе подпись не похожа ни на одну из сделанных прежде и после. Если Землянухин вдруг заявит, что на всех этих документах не его подписи, не исключено, что эксперты подтвердят это.

Что же получается: Землянухин умышленно ставил разные подписи на документах, чтобы в случае необходимости отказаться от них? Но в таком случае Землянухин совсем не VIP-клиент, каким его считали до сих пор. Кто же он?

Фальшивки

Вот постановление следователя УВД по ЦАО Москвы о возбуждении уголовного дела по признакам мошенничества. В ГрандИнвестБанке проверили залоговое имущество, под которое Землянухин брал кредит, и выяснили: это имущество мясокомбинату никогда не принадлежало. Под кредит бизнесмен заложил чужое имущество!

Примерно так же обстоят дела и с банком Уралсиб. Чужое оборудование Землянухин передает лизинговой компании банка, причем по стоимости, вдвое превышающей реальную.

Изучая феномен Землянухина, я наткнулся еще на несколько уголовных дел, возбужденных в Рязани. Два из них касались манипуляций, связанных с незаконным возмещением налога на добавленную стоимость. Землянухин обратился в налоговые органы с легендой: ООО "Лидер" поставило ЗМК товар, за который комбинат рассчитался, уплатив и НДС. По закону государство должно вернуть предприятию уплаченный налог на добавленную стоимость. Однако выяснилось, что ООО "Лидер" никогда ничего не поставляло на мясокомбинат, никаких услуг предприятию не оказывало и никаких работ для него не выполняло. Счета-фактуры, предъявленные Землянухиным в налоговую инспекцию, оказались фальшивыми.

Фальшивыми оказались и счета-фактуры об оплате мясокомбинатом работ, якобы выполненных ООО "Еврострой". На самом деле фирма никогда не сотрудничала с ЗМК.

В третьем уголовном деле речь идет об уклонении от уплаты 36 млн рублей налога на добавленную стоимость. В этом случае фигурируют реквизиты фиктивных фирм.

Вообще следует сказать, что коммерческую деятельность Землянухина сопровождает постоянная тяга к мистификации. Как выяснилось, даже учрежденное им ООО "ЗМК" зарегистрировано по несуществующему адресу. Как, впрочем, и ряд аффилированных с мясокомбинатом фирм.

Любопытным открытием для Транскапиталбанка стали и некоторые подробности, связанные с 300-миллионным кредитом. Как мы помним, эту сумму Землянухин потребовал якобы для создания современной скотобойни. В направленных в банк письмах Землянухин указал фирму, у которой будто бы намеревался приобрести дорогостоящее оборудование. Служба безопасности банка выяснила: такой фирмы не существует. Что же касается самой суммы... Мясокомбинат договорился о покупке в Германии современного оборудования для скотобойни меньше чем за... 50 млн рублей! Остается только догадываться, как Землянухин на самом деле намеревался распорядиться оставшимися 250 миллионами.

Ну и последний штрих к портрету бывшего VIP-клиента крупнейших отечественных банков. У Землянухина во время обыска обнаружили... около сотни фальшивых печатей на несуществующие фирмы.

Вот и выходит, что мы имеем дело не просто с человеком, который не сумел наладить производство и вернуть кредит, запаниковал и от отчаяния пустился во все тяжкие. Мы имеем дело с вполне определенным типом собственника, чьи методы работы не новы. К сожалению, интерес этот слишком раздробленный. Расследованием уголовных дел, о которых я упоминал, занимаются разные следователи и даже разные подразделения МВД. Это не позволяет увидеть фигуру Землянухина в объемном изображении. А ведь только так можно оценить масштаб его предпринимательской опасности.