20idei_media20
    13.09.2010 23:50
    Рубрика:

    Виталий Дымарский: Дмитрий Медведев опрокинул сразу две традиции отечественной власти

    Своим восхождением на президентскую должность Дмитрий Медведев опрокинул сразу две традиции отечественной власти.

    Во-первых, не считая короткого правления 36-летнего Александра Керенского, он - самый молодой глава государства с начала ХХ столетия, прошедшего в России под знаком геронтократии.

    Во-вторых, сформировавшаяся с его приходом в Кремль "тандемократия" - не менее редкий для страны пример двоевластия, аналог которому можно сыскать разве что в конце ХVI века, когда Иван Грозный присадил на трон касимовского хана Симеона Бекбулатовича.

    Обе традиции, кстати, происходят от сакральности, коей наделена власть в России. Ну не пристало же "высшему существу", наделенному почти что божественной силой, быть таким же, как все мы, смертные. Оно же, "высшее существо", должно быть, как и Бог, единым и неделимым. Так, между прочим, проще всем - и подданным, сосредотачивающим свою любовь на одном объекте восхищения, и чиновничьему люду, отдающему свою благонадежность только одному трону, одному кабинету...

    Если до 2008 года не без оснований считалось, что в стране может быть только один политик, а все остальные - обслуживающий его персонал, если до того, пусть и в шутку, в которой всегда есть доля правды, говорилось, что и избиратель у нас только один, и мы этого избирателя знаем, то Медведев своим появлением на политическом Олимпе во всяком случае удвоил число и политиков, и избирателей.

    Причем привнес в этот узкий круг современные методы общения и коммуникации, вызывающие удивление, а то и непонимание у старших товарищей, привыкших за десятилетия к иной стилистике власти - только сверху вниз, но никак не на равных. На недавнем форуме в Ярославле сам Медведев довольно ясно изложил свое кредо. Подчеркнув, что закончились те времена, когда "вожди" указывали так называемым простым людям, как и зачем жить, посетовав на то, что именно под лозунгом поддержки "простого человека" создавались самые худшие диктатуры, он назвал ХXI век эпохой "образованного, умного, если хотите, "сложного" человека, которому не нужны вожди, патроны, те, кто принимают за него решения".

    О том, что новый президент будет отличаться от своих предшественников именно стилистикой, заговорили сразу же после выдвижения Медведева на высший государственный пост. К этому нехитрому выводу подводило знание, пусть и схематичное, предыдущих страниц его карьерной биографии, которая (впервые у главы государства новой России), по сути, началась уже в постсоветские времена. Демократичность - от работы в команде Собчака, куда он попал в 1990 году в 25-летнем возрасте. Приверженность к правовому государству и правовым методам управления - от качественного юридического образования, к которому тоже приложил руку Анатолий Собчак. Экономическая грамотность - от бизнес-практики "лихих" ельцинских 90-х. Правильная речь на хорошем русском языке, не перегруженная жаргоном, - от происхождения, в советских анкетах обозначавшегося "из интеллигенции", из той самой, которую никогда в нашей истории не подпускали к высшей власти. Ну а увлечение Интернетом и его практическое использование в управленческой деятельности - от возраста, точно знающего, что "хорошо там, где у нас NET".

    А что помимо стилистики смог и еще сможет сменить Медведев?

    Ответы разнятся в полном соответствии с политическими пристрастиями и критериями эффективности у тех, кто эти ответы дает.

    Первые два с половиной года нахождения у власти фактически ушли у Медведева на формирование повестки дня правления, которая на поверку оказалась куда более насыщенной, чем можно было предполагать в 2008 году. Президент отошел от еще одной традиции отечественной власти: обещать то ли воздушные замки, которые нельзя построить (вспомним хотя бы приснопамятную Продовольственную программу), то ли только тот минимум, который можно выполнить, не замахиваясь на "журавля в небе".

    Медведев же сформулировал задачи, которые, с одной стороны, настолько масштабны, что выходят за временные рамки 4-летнего президентского мандата, а с другой, настолько насущны, что без их решения у страны просто заплетутся ноги и она потеряет способность к поступательному движению.

    Достаточно сказать, что за половину своего срока (первого?) президент заявил реформы МВД и армии, объявил борьбу с коррупцией, включая столичную, приступил к радикальному обновлению губернаторского корпуса, провел маленькую победоносную войну на посту верховного главнокомандующего, выдвинул новую концепцию европейской безопасности, с заявкой на перемены предъявил претензии к судебной и партийной системам...

    А все эти тактические трансформации, каждая из которых могла бы составить основное содержание целого президентского срока, он свел к тому же в стратегическую задачу модернизации страны, предполагающую в том числе коренное совершенствование политических и общественных институтов ради утверждения свободы и справедливости - категорий, присутствовавших до сих пор в отечественной истории только в качестве несбыточной мечты.

    Одним из любимых занятий политических "сливок" нашего общества стало гадание на кофейной гуще, кто же из тандема пойдет на выборы 2012 года. Даже не на кофейной гуще, а на ромашке из двух лепестков. Ясности все равно не будет по крайней мере до конца будущего года - чтобы ни президент, ни премьер не чувствовали себя на своих постах досрочными "хромыми утками".

    Другое дело, что заявленной собственной повесткой дня Медведев так или иначе будет присутствовать в российской политике и после 2012 года, поскольку следующий президент, кто бы им ни был, не сможет избежать решения всех этих задач, традиционно наталкивающихся на ожесточенное сопротивление.

    У современного французского писателя Фредерика Бегбедера есть такие строки: "Вот она, значит, какая, взрослая жизнь: строить замки из песка, потом прыгать на них двумя ногами и строить снова, опять и опять, прекрасно зная, что океан их все равно слизнет". Словно француз описывает судьбу и работу российского реформатора, живущего надеждой, что однажды океан не достанет его постройки, минует ее.

    Пусть пока и редко, но такое случается и получается. У особо настойчивых. У тех, кто следует глубокой по смыслу санскритской молитве: "Дайте мне безмятежность, чтобы принять неизбежное. Смелость, чтобы изменить то, что может быть изменено. И мудрость, чтобы знать эту разницу!" Чем не разумная личная повестка дня?

    И еще одно пожелание. Не президенту Медведеву, а Дмитрию Анатольевичу. Кто-то сказал: первые сорок лет нашей жизни составляют текст, а дальнейшие тридцать лет - комментарии к этому тексту, дающие нам понять его истинный смысл. Так попробуйте отложить эти комментарии на как можно более поздний срок. Пишите текст.

    Поделиться: