Новости

07.10.2010 00:25
Рубрика: Общество

Дом 32, келья 30

Монахини и семьи мирян живут через стену

Восьмилетняя Таня Галченкова с двух лет живет… в монастыре.

Здесь она катается на роликах, играет в куклы, отсюда ходит в школу и пока не очень понимает, почему все женщины у нее во дворе ходят в черном, а ее мама и бабушка - нет. А главное, почему женщины в черном и ее родственники совсем не дружат.

Старейшему на Руси ростовскому Богоявленскому Авраамиеву монастырю, в постройках и храмах которого в разные советские годы размещались зерносклад, детский сад, санаторий, жилье для фабричных рабочих, воинская часть и даже вытрезвитель, его первоначальный статус был возвращен сравнительно недавно - около семи лет назад. В преддверии этого события много говорилось о возрождении духовных ценностей, поднятии из руин памятника истории и культуры. И гораздо меньше - о судьбе остававшихся еще на территории монастыря мирских "насельников" - обычных ростовских семьях, для которых кельи много лет назад стали квартирами.

Так монахи и миряне оказались на одной территории, вынужденные сосуществовать и приноравливаться друг к другу. Одним приходится наблюдать мирской быт со всем его шумом и житейскими откровениями, другим - слушать попреки и огрызаться.

Кельи монахинь и квартиры обычных ростовских жителей расположены в одном здании. Когда в декабре 2003 года игуменья Миропия, назначенная настоятельницей вновь обретенной обители, прибыла сюда возрождать монастырь, он находился практически в руинах.

С тех пор изменилось многое. В том числе внешний вид и внутреннее устройство помещений, используемых под жилье. Насельницы монастыря сделали в двухсотлетних кельях ремонт, провели в помещения воду, канализацию, газ. Но поскольку работы проводились на средства монастыря, квартир мирян, обустроенных в кельях по соседству, благоустройство не коснулось. Эти люди по-прежнему живут без малейших удобств, носят воду из колонки и бегают в любую погоду в уборную на улице.

Матушка Миропия на спонсорские деньги смогла расселить несколько таких квартир, купив для их обитателей более комфортное жилье, но две семьи продолжают ютиться в древних, мало приспособленных для жизни помещениях.

- Я им предлагала варианты, - говорит настоятельница. - Но люди хотят больше, лучше. Мы вот купили квартиру одной семье. Однако туда ушла жена с двумя детьми, а муж остался здесь, со своей матерью, и выписываться не стал. Потом привел сюда другую женщину и теперь требует, чтобы и ему дали отдельную квартиру, и матери. Вот такое хулиганство. А нам ведь храмы надо восстанавливать. Мы это делаем в основном на спонсорские деньги, но в кризис нашим помощникам тоже было тяжело, потому мы сейчас обанкротились до ужаса. Рабочие работают, а мне нечем платить.

У мирян своя правда. Обижаются, например, они, что даже за деньги не дает настоятельница сделать отводку от своих труб с благами цивилизации, боясь, что их тогда "вообще не выгнать будет". Да и жилье, по словам невольных "монахов", предлагают им ненамного лучше нынешнего.

- Нам хотели купить квартиру в таком же старом доме, - говорит монастырская мирянка Алла Павлова. - Но нам она не подошла, и мы отказались.

И который год уже продолжается противостояние между двумя мирами - то тихое, то на повышенных тонах, но постоянное.

- Ходят голые, неодетые. Сюда приезжают люди духовные, а они и их гости - в купальниках, - переживает матушка Миропия. - И женщины, и мужчины по монастырю ходят. Выпивают, курят, громко включают приемники. Мы монастырские ворота не имеем возможности закрыть, потому что они могут прийти в любое время дня и ночи.

Единственный человек из мирской "половины", у которого отношения с женщинами в черном самые радужные, - Танюшка, внучка Аллы Павловой. Девочка бегает и в трапезную - "угоститься", и в действующий храм, и на монастырский огород. Везде она чувствует себя как дома и без тени сомнения сообщает, что никуда отсюда, конечно, не уедет, потому что "здесь хорошо".

Ее соседи и родственники между тем, не дождавшись более щедрых предложений от игуменьи, регулярно обивают пороги местных администраций. Сначала они обращались к районным властям, теперь - к городским, потому что этот жилфонд недавно был передан городу. Однако, несмотря на все обращения, аварийной и непригодной для проживания монастырская постройка (а на канцелярском языке - жилой дом по адресу: ул. Желябовская, 32) была признана лишь летом 2009 года, и только 1 января 2010 года дом был внесен в реестр аварийного жилищного фонда Ростова.

Но даже это запоздалое "признание" неспособно пока помочь людям, живущим в древних необустроенных стенах.

- Своих возможностей расселить аварийный жилфонд у нас нет - мы это делаем только по программе Фонда содействия реформированию ЖКХ, - объясняет первый заместитель главы Ростова Надежда Соколова. - А она предусматривает расселение, снос аварийного дома и, если есть возможность, предоставление свободного земельного участка под застройку. Но памятник мы снести не можем, а значит, не можем и расселить. Вот в этом сложность.

То есть жили бы люди в утлом домишке советского периода постройки - они бы шанс имели и новоселье бы справили. А в памятнике жить придется до конца - либо жильца, либо памятника…

И в этом случае самый верный способ выбраться из ценных для истории, но опостылевших стен, по мнению Надежды Соколовой, - принять обеими сторонами какое-то компромиссное решение. Ведь с подобной проблемой сталкивались и другие ростовские монастыри, тоже много лет назад густо населенные мирянами и давно переданные церкви. Стороны даже садились за стол переговоров и писали "кодекс чести" - правила поведения мирян на территории монастыря: не материться, не включать громкую музыку. В итоге с помощью спонсоров расселили всех.

Прямая речь

Сергей Вахруков, губернатор Ярославской области:

- Это тот случай, когда люди предъявляют завышенные, необоснованные требования. Предложения по переселению были, но люди считают, что должны удовлетворяться любые их желания и предоставляться отдельные квартиры чуть ли не каждому. Но есть закон, установленные нормативы. Я думаю, что жильцам этого дома будут еще сделаны предложения, но, если и они окажутся отвергнутыми, мы переселим их в соответствии с требованиями закона и по тем нормативам, которые законом же и установлены.

Общество Религия Общество Ежедневник Образ жизни Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Ярославская область