Новости

02.11.2010 00:44
Рубрика: Экономика

Водовороты банкротства

Прохождение сквозь бурные воды финансовых проблем - весьма опасное занятие
Текст: Семен Эпштейн (управляющий партнер юридического бюро "Падва и Эпштейн")

Банкротство - очень непростая процедура. В то же время не стоит считать ее чем-то исключительным для современного российского рынка: в последние годы многие предприниматели осознали те возможности обновления бизнеса, которые несет в себе законодательство о банкротстве ("виновником" чего во многом стал финансовый кризис). Многие из тех, кто успешно миновал период экономического спада в 2008-2009 годах, сделали это как раз благодаря использованию механизмов несостоятельности.

Однако прохождение сквозь бурные воды финансовых проблем - весьма опасное занятие. Так, только Уголовный кодекс за нарушение процедур банкротства предусматривает наказание сразу по трем статьям: 195 "Неправомерные действия при банкротстве", 196 "Преднамеренное банкротство", 197 "Фиктивное банкротство". Немало опасных для предпринимателей норм содержит Кодекс об административных правонарушениях, антимонопольное и другие отрасли законодательства. И это - не говоря уже о других статьях в "экономическом" блоке Уголовного кодекса, предусматривающего ответственность за мошенничество, неуплату налоговых и таможенных платежей и т.д. Как легко в этой ситуации допустить ошибку, которая впоследствии окажется роковой!

Так за что же можно наказать руководство и сотрудников фирмы, находящейся в процессе проведения процедур несостоятельности (банкротства)?

Например, согласно общему правилу гражданского законодательства учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица: т.е., грубо говоря, руководителя нельзя заставить выплачивать долг, который образовался у предприятия за время его руководства. Однако из этого правила есть изъятия, одно из которых и установлено как раз в отношении несостоятельности (банкротства) организаций: закон о банкротстве в современной редакции содержит понятие "лица, контролирующие должника". Таковыми согласно закону признаются лица, имеющие либо имевшие в течение менее чем за два года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом.

В частности, контролирующими должника лицами могут быть признаны члены ликвидационной комиссии, лица, которые в силу специального полномочия могли совершать сделки от имени должника, лицо, которое имело право распоряжаться 50 и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью. К числу лиц, контролирующих должника, также относятся собственники долей или акций предприятия-должника.

Причина включения данных норм в закон (что произошло спустя несколько лет после его принятия) в том, что слишком часто контролирующие и правоохранительные органы стали сталкиваться со случаями, когда генеральные директора, президенты и прочие руководители организаций, которые, как казалось, и должны были бы отвечать за нарушения закона при банкротстве, на деле оказывались марионетками. Их присутствие на руководящем посту было чисто формальным, а на деле политика юридического лица определялась совсем другими лицами, которые стояли в тени. В связи с последним обстоятельством их привлечение к ответственности было невозможно, и как раз введение понятия "контролирующих должника лиц" должно способствовать тому, что "карающий меч правосудия" настигнет и тех, кто вроде бы непричастен к управлению компанией. Спектр деяний, которые могут быть квалифицированы как нарушающие закон, весьма значителен: вывод активов, приобретение товаров и имущества по завышенным ценам, ненужные и дорогие кредиты и т.д.

Безусловно, привлечение к ответственности названных лиц происходит не автоматически. Факт "контроля" с их стороны еще должен быть доказан в суде, и сделать это очень непросто: требуется значительный доказательственный материал. Однако, если факт определяющего влияния со стороны контролирующих лиц установлен и они признаны таковыми, на них возлагается нелегкое финансовое бремя. Согласно законодательству контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам должника или обязанностям по уплате обязательных платежей, если банкротство было вызвано их действиями или бездействием. Они должны компенсировать суммы, которых недостает для удовлетворения требований всех кредиторов должника, при недостаточности его имущества, составляющего конкурсную массу. Сказанное означает, что если организация сама не может удовлетворить требования кредиторов (включая государственные, в т.ч. налоговые органы) в связи с плохим финансовым положением, вызванным действиями/бездействием контролирующих лиц, то кредиторы вправе потребовать погашения задолженности от любого из таких лиц вне зависимости от того, в какой степени задолженность вызвана именно его действиями.

Законом устанавливается ответственность за ненадлежащее ведение бухгалтерского учета в условиях банкротства: руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом документы бухгалтерского учета или отчетности отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника либо если указанная информация искажена. Данная норма применима в ситуации, когда правоохранительные органы подозревают, что руководитель организации-должника пытается воспрепятствовать реализации прав кредиторов, скрывая в отчетности реальное положение дел с активами предприятия. Это правило сконструировано таким образом, что привлечь руководителя существенно проще, нежели контролирующих лиц: найти действительное или вымышленное искажение документации достаточно несложно в силу большого числа предъявляемых к ней требований.

Теоретически привлечь к уплате долгов компании можно практически любое лицо, которое хоть как-то причастно к ее деятельности. Особенно велик риск, если среди крупнейших кредиторов предприятия оказываются государственные органы - прежде всего ФНС России: очевидно, что в силу взаимодействия между ними и правоохранительными органами вероятность проверок со стороны последних будет на порядок выше. И если с контрагентами можно договориться о каких-то "развязках", то с чиновниками, разумеется, все сложнее.

Однако наша практика работы показывает, что даже столь непростой процесс, как банкротство, все равно может оставаться выгодным и безопасным инструментом, если у руководства компании есть тщательно продуманный план проведения банкротства, организовано надлежащее проведение всех его процедур, подготовлена правильно оформленная документация и предприняты иные необходимые меры.

Экономика Бизнес