17.12.2010 18:44
    Рубрика:

    Владислав Куликов: К выступлениям в Москве привела очередная "вялость" правоохранителей

    В головах обывателей развитых стран прочно укрепилось мнение, что Россия отвечает за плохие новости. "Bad news", если быть точным.

    Заблуждения на наш счет начались не вчера и закончатся не завтра. Увы, последние дни мы активно подтверждали чужие стереотипы. Однако под Луной и без того есть кому кошмарить человечество - в информационном, естественно, плане. Не пора ли нам выйти из своего амплуа? Вопрос, конечно, риторический, но все же…

    Либерализм с чужого голоса

    Писать о межнациональных отношениях в нынешней ситуации едва ли легче, чем пройти между Сциллой и Харибдой. Хотя эти проблемы начинаются там, где заканчивается право. На карте мира нет плохих народов, но есть народы, которым трудно найти общий язык друг с другом. У нас особая ситуация: мы все соотечественники, и просто обязаны научиться жить в быту мирно.

    Теперь уже все признают: искра в Москве проскочила после того, как не сработали правовые процедуры. Если следователь отпускает подозреваемых, а толпа не верит в справедливое разбирательство, это не проблема межнациональных отношений. Здесь что-то другое.

    Между тем, есть какая-то печальная символика, что милиции в столице пришлось брать под усиленную охрану торговый центр с говорящим названием "Европейский". Уж что-что, а европейские ценности нуждаются у нас в особенной защите, как редкие звери из "Красной книги".

    На одном из горячих форумов я увидел до боли знакомые мысли: во всем виновата Европа и либералы, будь они неладны. Логика такова: адвокаты и правозащитники костьми ложатся, защищая преступников, в том числе из этнических преступных группировок, а значит, способствуют росту беспредела, экстремизма и терроризма.

    Не только автор того сообщения - так многие думают. Слово "либерализм" у нас зачастую приравнивается к ругательству. Мне же в таких случаях вспоминается анекдот про ужасного певца Пласидо Доминго, мол, у него ни слуха, ни голоса. "А вы разве слышали Пласидо Доминго?". "Нет, мне Семен Петрович по телефону напел…"

    Демократия местного розлива

    С европейскими ценностями у нас примерно то же самое. "Вы их видели?" "Конечно! В лихие 90-е вдоволь хлебнули и либерализма, и демократии. Сыты по горло". Но здесь возникает эффект "Пласидо Доминго". Ни Европа, ни либерализм, ни демократия не виновны в том, что одних соотечественников приходится отгораживать цепями ОМОНа от других. Из всех "европейских ценностей" у нас прижился только доллар. И тот, как мы знаем, американский.

    Все остальное было доморощенное: и либерализм, и демократия, и коррупция. Отсюда плоды, которые мы пожинаем…

    Почем фунт права

    Как театр начинается с вешалки, так европейские демократии вырастают из уважения к человеку. Оговорюсь, что подразумеваются некие абстрактные "европейские ценности". У каждой страны Старого света своя специфика, свои традиции. Они такие разные, и все-таки они вместе...Но есть некий набор шаблонов, с которыми у нас ассоциируется Европа. Речь - о них.

    Вот картинка из жизни: в начальной школе швейцарского кантона Аргау учитель встречает учеников у дверей, со всеми здоровается, каждого называет по имени. У нас другая модель: класс стоит, учитель здоровается, все кивают. Согласитесь, это подразумевает несколько другие взаимоотношения.

    Понятно, дело не только школьных правилах. Просто пример - наглядный.

    В итоге как-то само собой получается, что у нас уважение традиционно идет снизу вверх, от младшего (по званию, возрасту, должности и т.д.) к старшему. А у них оно растекается ореолом вокруг человека - во все стороны. Ты уважаешь себя и других, другие со всем пиететом к тебе. В итоге там каждый - уважаемый человек: хоть министр, хоть дворник.

    Каким бы важным ты ни был, другого человечка ногтем с дороги не отбросишь. Приходится договариваться, нащупывать границу между интересами одного и другого. А в этом помогают в первую очередь именно правовые процедуры.

    У нас же не выработалась привычка вести диалог: не было такой необходимости. Это излишне, когда общество разделено на кивающих и приказывающих. Мигалки ведь ставятся не на машинах, они в первую очередь возникают в головах.

    Неписанный закон гласит, что кто слабее, тот должен уступить. Если же чье-то старшинство не столь явно, мы определяем его с помощью кулаков, корочек, травматических пистолетов и тому подобное. Поэтому мы и не умеем особо договариваться.

    Ну а дружба начинается с дубинки

    Характерная деталь: в Швейцарии я интересовался, сколько преступлений совершают приезжие.

    "Трудно сказать, - ответили мне, - многие получили наши паспорта".

    "Но они же все равно приезжие?".

    "Нет, - твердо сказал собеседник, - они наши граждане".

    В России постоянно приходится повторять прописную истину: жители республик Северного Кавказа такие же россияне, как москвичи, питерцы, дальневосточники. Хотя даже само напоминание уже неуместно, словно кому-то надо что-то доказывать.

    Убийство болельщика "Спартака" в Москве и резню в Кущевке объединяет одно обстоятельство: и там, и там гром грянул, когда правоохранители не сделали свою работу. Ведь кто-то же позволил бандитам столько лет резвиться в станице. Хуже того, стражи закона отправили в психушку ректора университета, молодую красивую женщину, восставшую против диктата бандитов. Если бы кто-то хотел очернить наше Отечество, вряд ли придумал бы историю хуже.

    В Москве последней каплей стала очередная "вялость" правоохранителей после убийства человека. Национальность подозреваемых здесь абсолютно ни при чем. Точнее, она лишь побочный фактор. Точно так же сердце следователя могло растаять, будь среди подозреваемых представители "золотой молодежи" любых кровей.

    Но - да, проблемы в межнациональных взаимоотношениях есть. Они возникают из-за неработающих правовых механизмов. Простой человек, будь он житель Кавказа, Москвы или Сибири, чувствует себя незащищенным. А это нервирует человека. На людей неславянской внешности нападают в Москве? В армии возникают национальные землячества, которые правят бал? В студенческих общежитиях орудуют этнические банды? Значит, проблемы надо решать. Где-то - догововариваться, искать разумный компромисс между разными традициями. Где-то - наказывать преступников, не взирая на социальный статус и национальность.

    Это рутинная работа, которую должны делать власти с помощью правовых процедур. Мощь закона должна быть направлена на защиту конкретного законопослушного человека, какой бы национальности он ни был. В этом главное "ноу хау" либерализма. Не надо путать: никто не предлагает прощать преступников. Где начинается безнаказанность, либерализму - конец. Когда это поймем, возможно, перестанем отвечать за "плохие новости" мира.