Новости

17.01.2011 00:35
Рубрика: Digital

Сидеть за "Одноклассников"

Должно ли виртуальное преступление иметь реальное наказание
Да

Михаил Барщевский, адвокат:

- Прокуратура опротестовала приговор в отношении двух бывших сотрудниц певца Филиппа Киркорова. Сначала девушки получили два года условно за взлом его электронной почты и страницы на сайте "Одноклассники.ру". Теперь прокурор требует для обвиняемых по восемь лет колонии.

Что я думаю на этот счет? Есть ситуации, когда человек совершает преступление, потому что он голодный: воровство, разбой, кража, грабеж. Да, это серьезные преступления, но они, по крайней мере, объяснимы. Есть преступления, которые совершаются в момент эмоционального всплеска, скажем, убийство из ревности или даже изнасилование. Совершенно не оправдываю эти преступления, но могу понять, что на них толкнуло, как их совершали. А вот преступления из любопытства, преступления из подлости, преступления из любви копаться в чужой личной жизни - эти преступления не имеют никаких объяснений, за исключением самых низменных мотивов. Поэтому я за то, чтобы за них наказывали чрезвычайно строго. Вот уж тут-то человек вполне мог совладать со своими эмоциями, это не кража из-за голода или убийство из-за ревности.

Иная тема, что у нас в стране, к сожалению, вообще лишение свободы применяется во многом не так, как должно было бы применяться. Четыре с половиной года Мавроди не сопоставимы с другими экономическими преступлениями, за которые люди получили сроки в три-четыре раза больше. Срок за проникновение на сайт такой же, какой дают за убийство без отягчающих обстоятельств, это перебор. Я давно отстаиваю необходимость введения в законодательство штрафов, неоднократно превышающих существующий предел в один миллион рублей.

Скоро президент России внесет законопроект о коррупции, следуя которому максимальный штраф за преступление будет до трехсот миллионов рублей. Вот это уже штраф. Триста миллионов немало, да и пятьдесят миллионов достаточно. Поэтому, как говорили в старые времена, если бы директором был я, то я бы за это преступление, о котором мы говорим, давал не лишение свободы, а штраф миллионов в двадцать. Чтобы точно было впредь неповадно вскрывать чужую переписку, удовлетворять свои низменные инстинкты.

Преступления эти не виртуальные, они вполне конкретные, но совершены в виртуальной области.

Виртуальные преступления - это те, которые мы сейчас вместе с вами придумаем, но совершать не будем. Аргументы, что Киркоров сам избегает наказания за серьезные проступки, с моей точки зрения, не работают вообще, потому что любой человек имеет право на защиту информации о своей личной жизни, и Филипп Киркоров в том числе.

Нет

Алексей Варламов, писатель:

- Я был бы не против, если бы вопрос о Филиппе Киркорове, избежавшем наказание за отвратительное публичное поведение и требующего жесткого наказания для куда меньше провинившихся перед ним, адресовали человеку, который любит его творчество. Но при всем нежелании осуждать человека, которого я толком не знаю, нельзя не признать, что поступок, который он совершил независимо от того, какова его подоплека или неизвестные нам до конца обстоятельства, отвратителен.

В юридическом смысле инцидент вроде бы исчерпан, но из общественного внимания он не исчез. Если бы раскаяние Киркорова было искренним, то он должен был бы исчезнуть сам. Из публичного пространства.

Человеку после такого должно быть стыдно появляться перед публикой. Я вовсе не хочу, чтобы Киркоров был осужден, раз нашлась возможность избежать ему реального осуждения, и они договорились с истицей ( как, за какую сумму и куда пошли эти деньги меня не очень волнует). Мир шоу-бизнеса так устроен, что в каком направлении ни сделай шаг - плохом или хорошем, это тебе только добавляет очки. Если знаменит, все идет на пользу. Меня, честно говоря, больше огорчило то, что люди, окружающие Киркорова, его собратья по цеху, не сделали того, что, видимо, надо было сделать в этой ситуации: не объявили ему бойкот. Хотя движение к этому было. Их тоже, может быть, можно понять. В шоу-бизнесе своя зависмость и цеховая солидарность. Он вообще похож у нас на машину с мигалками, которой все можно. Но поступок Киркорова напоминает не случайно выехавшую на встречную полосу, а промчавшуюся по детской площадке.

Поступок девушек, взломавших его электронную почту, никакого одобрения не заслуживает. И коль скоро есть юридическая статья, предполагающая наказание за такой поступок, ее никто отменить не может. Но с точки зрения этики и здравого смысла, содеянное Киркоровым во сто крат отвратнее и мерзопакостнее их поступка, мне кажется, сделанного явно по недоразумению.

Я думаю, что те люди, которые помогали Киркорову выпутаться из этой ситуации и от которых многое зависит в судьбе артиста: хозяева шоу-бизнеса, руководители и хозяева телеканалов и т.п., - должны в этой ситуации, если у них есть совесть и здравый смысл, в случае жесткого реального наказания девушек под давлением Киркорова, объявить ему реальный и очень жесткий бойкот. Нечто вроде гражданской казни. Потому что человек, которому было прощено очень крупное зло, обязан, со всех человеческих точек зрения, простить зло гораздо меньшее. На сей счет в Евангелии есть известная притча. Кто-то должен сподвигнуть Киркорова к великодушию.

Digital Интернет Взгляд: мнения и комментарии