Новости

22.04.2011 00:29
Рубрика: Происшествия

Смерть не в том месте

Возбуждено уголовное дело о гибели человека на пороге института хирургии

Вчера получила продолжение дикая история с гибелью человека - главы свердловского отделения "Справедливой России" Максима Головизнина у ворот Института хирургии имени Вишневского в Москве.

Следственный комитет все-таки принял решение о возбуждении уголовного дела. Пока только по факту смерти человека. На сегодняшний день конкретных подозреваемых в деле еще нет.

Расследованием будет заниматься Главное следственное управление СКР по Москве. Дело возбудили сразу по двум статьям - неоказание помощи больному и оставление человека в опасности. Первая статья - "Неоказание помощи больному" - обычно применяется к медикам, а статья "Оставление в опасности" - ко всем прочим гражданам без специального медицинского образования. Это надо понимать так; отвечать по обоим уголовным статьям смогут и врачи, и охранники.

Следствие проверит всю документацию, которая регламентирует работу клиники на соответствие ее нашему федеральному законодательству

Как сказал корреспонденту "РГ" официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин, глава Следственного комитета Александр Бастрыкин потребовал в рамках уголовного дела "провести тщательное расследование вопиющего случая смерти человека на пороге одного из ведущих медицинских учреждений страны".

По словам Маркина, следователи, которым поручено дело, должны установить и изучить все обстоятельства происшествия, а также дать правовую оценку действиям или бездействию сотрудников и врачей медицинского учреждения.

Кроме того, как подчеркнули в Следственном комитете, следователи должны проверить всю документацию, регламентирующую деятельность института, на предмет ее соответствия действующему федеральному законодательству.

Видимо, последнее указание связано с тем, что ответственные лица медицинского учреждения в оправдание своих действий говорили о том, что институт - не "скорая помощь" и у него другая система и методы работы.

К сожалению, случаи ненадлежащего исполнения врачами своих служебных обязанностей, в результате которых страдают и погибают люди, не единичны, подчеркнули в следственном ведомстве. В каждом конкретном случае следователи СК России проводят тщательное расследование с целью привлечения всех виновных к уголовной ответственности и в рамках своей компетенции принимают меры по предотвращению подобных трагедий впредь.

Напомним, что 40-летний Головизнин 14 апреля приехал в Москву на съезд "Справедливой России". На вокзале его встретили друзья - Константин Комиссовский и Андрей Белоусов. Они утверждают, что в машине Головизнину стало плохо. Он сказал, что хочет пройтись пешком, а выйдя из машины, потерял сознание.

До ведущего в стране медицинского заведения было совсем близко и друзья заболевшего вынуждены были даже выехать на встречную полосу, чтобы как можно быстрее довезти Головизнина до института хирургии. Охранник отказался пропустить больного и посоветовал тем, кто его привез, вызвать "скорую помощь". "Скорая" приехала через 25 минут. Но врачи "скорой" смогли только констатировать смерть.

Все время, пока ехала "скорая", коллеги Головизнина требовали помощи от врачей клиники и даже перекрыли своей машиной въезд в учреждение. Вот только охрана выкрутилась - стала пропускать приезжавшие машины через другие ворота. Пока приехавшие требовали от охраны и врачей помощи, к воротам клиники подъехали милиционеры, которые видели, как некая машина едет по встречке. Когда сотрудники органов узнали, что случилось, сами пошли к охране. Вот как об этом журналистам рассказал Комиссовский: "Один достает удостоверение, заходит в НИИ, приковывает к себе наручниками врача, выводит и говорит: делай реанимацию!" Но в этот момент подъехала и "скорая помощь".

В клинике ситуацию описывают иначе. Врачи говорят, что к ним привезли уже труп и они не имели право его принимать. Руководитель медицинского учереждения публично объяснил, что у них не "скорая помощь".

К сожалению, дикая ситуация с погибшим не является чем-то из ряда вон выходящим. Просто Головизнин оказался не простым человеком и факт его гибели получил широкую огласку. Срочный прием медиками тех, кому не в том месте и не в то время стало плохо, регламентирован в наших медицинских заведениях некими внутренними документами, которые вряд ли согласуются с законом. По нему наши врачи должны помогать всегда всем по первой необходимости. Но в жизни все оказалось сложнее.

Журнал ценою в жизнь

Мне было очень горько читать о трагедии у ворот Института хирургии имени Вишневского. Я знаю этот медицинский центр многие годы.

Имела честь быть знакомой, писать о бывшем директоре Института академике Александре Александровиче Вишневском - личности легендарной во всех отношениях. Александр Александрович был не только выдающимся хирургом, одним из основоположников сердечно-сосудистой хирургии в России, но и великим гуманистом. Традициями милосердия Институт хирургии имени Вишневского известен во всем мире. Случается где-то ЧП - пострадавших везут в этот центр. И не бывает отказов. Спасают, помогают. И вдруг сообщение: "На пороге института имени Вишневского умер 40-летний делегат съезда "Справедливой России", которому медики не стали оказывать помощь".

В голове не укладывается. Что же с нами происходит? В кого мы превращаемся?

Начато расследование. Юристы ссылаются на статьи закона, рассказывают о том, какое может последовать наказание за неоказание помощи. Директор Института Валерий Кубышкин в своем заявлении по поводу произошедшего оперирует фактами: "14 апреля в 16.50 к воротам института подъехала легковая машина, пассажиры которой требовали оказать медицинскую помощь одному из пассажиров (зафиксировано в прошитом журнале охраны)"…

Наверняка этот "прошитый журнал охраны" станет важным документом расследования. А еще более весомым - ссылка на то, что (цитирую директорский ответ - И.Г.) "согласно существующему положению, включая предписание прокурора от 24.03.2011, несанкционированный пропуск в институт запрещен".

Вот такая у нас с вами жизнь. Есть внутренний распорядок, есть журнал - и уже неважно, что в машине человек уходит из жизни. Нельзя (и предписано это самое "нельзя" откуда-то свыше) "несанкционированно пропускать". И, значит, судьба, жизнь человека в руках охранника, который стоит на страже… На страже чего? На страже кого?
Тревожное сейчас время? Неровен час, в машине может оказаться вовсе не умирающий, а террорист с бомбой? Как распознать? Да и зачем распознавать! Проще не пропустить. Умер? Так ведь еще надо доказать - был ли он жив, когда его привезли к воротам медицинского центра.

Немыслимо. Бесчеловечно. Не укладывается в голове.

Только что я вернулась из командировки в Израиль. Меня всегда интересовал вопрос: почему россияне так часто едут лечиться именно в эту страну? Страну, которая, можно сказать, живет на пороховой бочке. Уж в ней-то терроризм о себе заявляет чаще некуда. Однако в любую больницу в любое время можно прийти, чтобы навестить близкого. Нет тут "часов посещения". Только в отделения реанимации посещения ограничены. Подчеркну - ограничены. Не исключены. И нет у охраны "прошитых журналов", нет предписаний по поводу "несанкционированных пропусков". Слишком уж велика цена таких предписаний. Цена за то, что вопросы жизни и смерти оказались в руках охранников.

Происшествия Правосудие Охрана порядка Правительство Следственный комитет