20idei_media20
    29.06.2011 23:09
    Рубрика:

    Виталий Дымарский: Эффективность действующей власти зависит от качества оппозиции

    За полгода до парламентских выборов спокойная и тихая политическая акватория, покрывшаяся за годы стабильности плотной ряской, вдруг зашевелилась.

    Своими электоральными перспективами озаботилась даже избалованная рейтингами "Единая Россия", решившая подкрепить партийные голоса общественными организациями, вошедшими в Общероссийский народный фронт.

    В зону турбулентности попала и "Справедливая Россия", считавшаяся одно время второй партией власти, этаким дублером "ЕР". Но, как это часто бывает, постепенно обрела определенную самостоятельность и даже оппозиционность. Главное же, стала отбирать голоса не у других партий левого крыла, в первую очередь КПРФ, для чего и была создана, а у самой "Единой России", что противоречит изначальной миссии "эсеров".

    Зато возникла дополнительная интрига предстоящих выборов, давно уже не балующих нас неожиданностями. Заключается она в том, сумеет ли "Справедливая Россия" после ухода Сергея Миронова с должности спикера Совета Федерации выжить в качестве парламентской партии. Надо признать, что с помощью своего лидера и нескольких ярких фигур среди депутатов она обрела вполне достойный имидж, который может ей позволить войти в Госдуму. Да и Миронов, не исключаю, способен стать полноценным участником кастинга перед президентскими выборами 2012 года.

    А вот у Михаила Прохорова, призванного на "царствование" в "Правом деле", амбиции чуть менее претенциозны: "всего-то" стать премьер-министром. Но прежде провести в парламент не менее 40 депутатов. С учетом поддержки, которую олигарх получил с самого верха, задача решаемая, если только партийный список на выборах полностью не совпадет со списком "Форбса", что вряд ли вдохновит отечественных избирателей, отнюдь не пылающих любовью к чужим большим деньгам.

    Оживлению политической жизни, безусловно, поспособствовали несколько заявлений, прозвучавших с верхних этажей власти. И если кому-то казалось, что радикально-либеральные планы президента, прозвучавшие на недавнем Санкт-Петербургском экономическом форуме, это исключительно "фирменный стиль" Дмитрия Медведева, то премьер на днях опроверг такое расхожее представление о распределении ролей внутри тандема, сказав, что "это наша общая программа". Из чего можно сделать вывод, что слова Путина относятся в том числе и к президентскому призыву расширить политическую конкуренцию.

    Для этого, конечно же, нужно, с одной стороны, реанимировать активность уже зарегистрированных партий (не только "Правого дела", которое Прохоров вроде бы разбудил), а с другой, раскрыть политическое поле и для тех партий, которые возникают не по разнарядке сверху, а по инициативе снизу.

    ...Помню изумление чиновника французского МВД (оно выполняет там функции нашего Центризбиркома и ведает выборами), когда я спросил его о количестве партий во Франции. "Кто ж это знает?" - ответил чиновник, посмотрев на российского журналиста как на инопланетянина. Ведь в странах классической демократии создание политической организации дело нескольких минут. И никто никому не скажет: "А чего вас регистрировать, если вы все равно один процент наберете". Ведь проблема-то отнюдь не количественная, а качественная, поскольку каждый гражданин, сколько бы ни было у него единомышленников, обладает неотъемлемым правом на политическое выражение своих позиций и интересов.

    Тем временем Европейский суд по правам человека, рассмотрев наконец-то иск не зарегистрированной несколько лет назад Республиканской партии России, установил, что действия российских властей по вмешательству во внутреннюю жизнь партии и решение ВС России о ее ликвидации были неправомерными и не соответствовали стандартам европейского права и обязательствам России, взятым ею в рамках Совета Европы.

    Более того, Страсбургский суд признал не соответствующими международным обязательствам России и европейским стандартам базовые положения нашего законодательства о партиях и отчасти выборного законодательства.

    Нравится это кому-то или нет, но решения Европейского суда придется выполнять. Не превращать же опять нашу страну в "осажденную крепость", самоизолировавшуюся от внешнего мира. Да и вообще стоило бы как можно быстрее отойти от практики партийного строительства по методу советских "строек века".

    Помните одно из ярких замечаний Виктора Степановича Черномырдина: что ни начнем строить, все КПСС получается? И понятно почему: с 1917 года за образец партийного строительства взят созданный Лениным "орден меченосцев", подчиняющийся принципам так называемого "демократического централизма". Никаких других примеров не знаем, да, видимо, и знать не хотим.

    Отсюда взятая с потолка заданная минимальная численность партийных рядов, хотя для современных партий доходчивая и ясная программа куда важнее количества выданных партбилетов. Отсюда же выборы по партийным спискам, отрезающие от законодательной власти гражданское общество, интересы которого куда разнообразнее, чем полдесятка партий, отобранных во властных кабинетах. Отсюда и 7-процентный барьер прохождения в Госдуму (выше только в Лихтенштейне и Мосгордуме, установившей аж 10-процентный барьер), который формирует не столько представительный парламент, сколько канцелярию, ставящую на законопроекты входящие и исходящие номера и печать.

    Похоже, власть понимает анахронизм сложившейся политической системы и необходимость ее модернизации. Во всяком случае уже и Медведев предложил снизить проходной барьер с 7 до 5 процентов. И глава минюста Александр Коновалов высказался за уведомительный порядок регистрации партий.

    Только вот если и удается нам пройти дистанцию между словом и делом, то очень небыстро. Нововведений придется, видимо, ждать до следующих выборов, поскольку, несмотря на заявление министра, в регистрации отказано уже 9-й за последние десять лет партии - Партии народной свободы. Не понимаю, зачем, если, по расчетам социологов, "ПАРНАС" никакой угрозы не представляет?

    Стоит все же напомнить, что качество и эффективность действующей власти заметно зависят от качества и эффективности оппозиции. Говоря коротко, власть дает работу оппозиции, оппозиция дает работу власти.

    Понятно, что оппозиция всегда и везде неприятна власти, поскольку замахивается (такова логика политической борьбы) на ее полномочия и теплые места. Но следовало бы примириться с подобным неудобством ради, простите за пафос, будущего страны, которое, нравится это кому-то или нет, принадлежит не только большинству, но и меньшинству.

    Поделиться: