Новости

07.07.2011 00:29
Рубрика: Происшествия

Пуля как аргумент

До сих пор не возбуждено уголовное дело о доведении до самоубийства Вячеслава Сизова

В Генеральной прокуратуре вчера шли допросы сотрудников и проводилась внутренняя проверка в связи с тем, что руководитель управления надзорного ведомства Вячеслав Сизов попытался покончить жизнь самоубийством.

Допросы идут в рамках доследственной проверки, которая вполне может завершиться возбуждением уголовного дела. Очень может быть, что это окажется уголовная статья о доведении человека до самоубийства.

Должность Сизов занимает серьезную: он - начальник Управления по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму. Эхо выстрела из табельного ПМ в одном из кабинетов Генпрокуратуры на Большой Дмитровке громом отозвалось в других кабинетах разных правоохранительных ведомств. Причем похоже, что раскаты этого грома могут вызвать самую непредсказуемую реакцию в среде высокопоставленных чиновников в погонах.

Как заявили корреспонденту "РГ" в НИИ имени Склифосовского, вчера состояние руководителя управления Генпрокуратуры Вячеслава Сизова, оставалось очень тяжелым. Врачи говорят, что Сизову сделали экстренную операцию, которая прошла не совсем гладко, но при ранении мозг оказался не задет. Травма считается крайне тяжелой. В таких случаях врачи говорят о том, что все зависит от желания пациента жить.

И первый вопрос, который всплывает в такой ситуации автоматически: прокурор - не тургеневская девица с нежной душой. Что должно было произойти такого, что заставило серьезного профессионала, а Сизов считается именно таким, не найти другого выхода из ситуации, кроме как пустить себе пулю в рот? Проще говоря, это было личное несчастье или служебные проблемы?

Первое официальное сообщение о стрельбе, которое можно назвать также первой официальной версией случившегося, говорило о том, что ни к каким последним скандальным делам, в частности о крышевании игорного бизнеса, он отношения не имел.

Роковой выстрел, прозвучавший в 15.10, стал для коллег Сизова настоящим шоком. Все отзываются о нем как о крайне уравновешенном и спокойном человеке. Сизов известен прежде всего своей деятельностью по противодействию экстремизму, в том числе в Интернете. Он часто и охотно давал интервью на эти темы. При этом Сизов не делал различий между русскими националистами и, например, экстремистскими кавказскими группировками: одинаково боролся и с теми, и с другими, за что наверняка нажил себе большое количество врагов.

За кадром остается его работа в качестве надзирающего прокурора за Федеральной службой безопасности. Одна из основных задач управления - это проверка законности при осуществлении ФСБ оперативно-разыскной деятельности. При этом в ходе надзора прокурор требует предоставления подлинных оперативно-служебных документов, в том числе имеет право знакомиться с материалами секретного делопроизводства. В свою очередь, отказ в предоставлении документов рассматривается как невыполнение требований прокурора и воспрепятствование его законной деятельности.

По слухам, ни в каких "игорных" скандалах прокурор Сизов действительно не замешан. Но он, в силу своей работы и должности, вполне мог оказаться между двух огней. Ходят упорные слухи, что в последнее время Сизова неоднократно вызывали "на ковер". Причем речь шла именно об оперативной работе ФСБ, которая велась по запятнавшим мундиры прокурорам.

Что заставило серьезного профессионала не найти другого выхода из ситуации, кроме как пустить себе пулю в рот?

Ведь не секрет, что именно высокопоставленные сотрудники Генпрокуратуры опротестовывали все без исключения возбуждения уголовных дел на фигурантов дела о подпольных казино. Они же были категорически против, чтобы их бывшие работники сотрудничали со следствием, и официально это запретили. Может, и прокурора Сизова просили найти нарушения у оперативников, а он их не находил? А еще знал, что будут делать оперативники, и молчал по долгу службы? Если смотреть на трагедию с позиций таких предположений, то это явно чрезвычайное происшествие становится чуть ли не символическим.

Вчера вечером в надзорном ведомстве официально сообщили о первых предварительных результатах собственной внутренней проверки "по факту причинения огнестрельного ранения начальнику управления Вячеславу Сизову". Так прокурорам удалось выяснить, что: "5 июля 2011 года Вячеслав Сизов приехал на службу необычно рано, задолго до начала рабочего дня, в сопровождении супруги. Через непродолжительное время Валентина Сизова покинула здание Генпрокуратуры. Далее в течение дня Вячеслав Сизов находился в своем рабочем кабинете. Каких-либо совещаний с его участием в дневное время не планировалось и не проводилось, конфликтов с коллегами по службе у него не возникало. Вместе с тем установлено, что в момент происшествия в крови Вячеслава Сизова было повышенное содержание алкоголя. Причины его нахождения на рабочем месте в состоянии опьянения выясняются", - сообщили в Генпрокуратуре. Что означают эти предварительные результаты в надзорном ведомстве пояснять не стали, но заявили: "до окончательного завершения служебной и процессуальной проверок Генпрокуратура полагает необходимым воздержаться от каких-либо выводов по поводу случившегося".

"Вряд ли у Вячеслава Сизова могли сдать нервы"

Текст: Татьяна Александрова (Амурская область)

Известие о том, что в Москве попытался застрелиться бывший прокурор Амурской области Вячеслав Сизов, работавший в Приамурье с 2004 по 2006 годы, а затем перешедший на должность начальника управления  Генеральной прокуратуры РФ, шокировало его бывших коллег.

- В прокуратуре Амурской области, конечно же, очень переживают за Вячеслава Сизова, - говорит старший помощник прокурора  Валентин Бурсянин. - О причинах его поступка можно только догадываться. Но, могу сказать, что они должны быть более чем весомые, таким уж человеком он зарекомендовал себя в нашей прокуратуре. Не думаю, что этот поступок каким-либо образом связан с его работой у нас. Здесь есть что-то другое.

Сотрудники отдела по противодействию коррупции областной прокуратуры, хорошо знавшие Вячеслава Сизова, говорят о нем как о порядочном человеке. Прокурор всегда относился к людям по-человечески, старался их понять и помочь. Кроме того, в самых сложных ситуациях он проявлял огромную силу воли, отличался моральной и эмоциональной устойчивостью.  Про таких людей говорят - настоящий офицер, потому что слово "честь" для него - не пустое слово. Так что вряд ли к выстрелу могли привести личные или серьезные служебные проблемы. Он быстро сделал карьеру, занял серьезный пост, зарекомендовал себя как хороший профессионал. Если бы что-то случилось на службе, он бы просто ушел на свою генеральскую пенсию и жил бы припеваючи. Вряд ли у Вячеслава Сизова могли сдать нервы, даже если его чем-то шантажировали. Да и в семье у него было все в порядке: он, жена, сын, дочь - все у них было хорошо, все любили и уважали друг друга. Тем более, что прокурор по личным причинам никогда не стал бы в себя стрелять, находясь в служебном кабинете. Выстрелить в себя он мог только в том случае, если произошло что-то экстраординарное, то, чего не могла вынести его совесть.

Уже на второго прокурора Амурской области наваливаются смертельные несчастья, как будто амурских прокуроров начал преследовать рок. Возможно, это случайность, возможно, совпадение, но пришедший на смену Вячеславу Сизову в 2006 году новый прокурор Приамурья Владимир Чистов тоже недолго прослужил в области. На второй год работы в его семье произошла трагедия: маленький сын выпал из окна квартиры и погиб. Владимир Чистов тяжело пережил его смерть и вынужден был через некоторое время покинуть свой пост. Но беда не закончилась на этом. В 2011 году из ружья застрелилась супруга Владимира Чистова.

Можно, конечно, не связывать деятельность двух амурских прокуроров с трагическими жизненными обстоятельствами, в которые они попали. Что касается служебной деятельности, то именно Вячеслав Сизов в Приамурье постарался навести порядок в такой непростой сфере, как ЖКХ, а также имел претензии к обладминистрации. При нем была создана межведомственная комиссия по противодействию коррупции, в которой он занимал активную позицию. За взятки под суд пошли 20 должностных лиц, в том числе председатель комиссии по управлению имуществом Благовещенска, нанесший ущерб городу в миллион рублей.  В 2006 году благодаря Вячеславу Сизову в Приамурье были сначала приостановлены, а потом и отменены незаконно завышенные тарифы на услуги ЖКХ. И это сделало прокуратуру в глазах жителей области более популярной. Но, пожалуй, самым громким делом прокурора стало дело "февральской банды", состоявшей из 30 выходцев с Северного Кавказа, которые грабили целый район и даже подмяли под себя местную власть и сотрудников райотдела милиции Селемджинского района. Кстати, милиционеры впоследствии тоже были тоже осуждены. По делу проходили 47 потерпевших, и прокурор Амурской области Вячеслав Сизов лично представлял его в суде.

Владимир Чистов  тоже начал закручивать гайки, причем на самом высоком уровне - он  завел четыре уголовных дела на бывшего губернатора области Леонида Короткова (оправдан судом, но прокуратура намерена обжаловать это решение), а затем - на чиновников областного правительства, обвиненных в превышении должностных полномочий и мошенничестве. В 2009 году пять бывших высокопоставленных чиновников Амурского правительства из команды экс-губернатора Николая Колесова пошли под суд. Это зампред по социальным вопросам Гузалия Минкина, министр здравоохранения Рамиль Тураев, министр строительства, архитектуры и ЖКХ Андрей Белов, министр сельского хозяйства Николай Титов и начальник управления госзаказа и госрегулирования цен и тарифов Анвар Гайнутдинов. Все они были осуждены. Правда, прокурор Владимир Чистов уже вынужден был в это время уйти в отставку.

Происшествия Правосудие Следствие Правительство Генпрокуратура
Добавьте RG.RU 
в избранные источники