05.08.2011 00:25

Дорожный просвет

Разговор начистоту с майором дорожно-патрульной службы

Нет худа без добра. Торопясь на важную встречу с одним очень ответственным лицом, я нарушил правила дорожного движения, за что поплатился изъятием прав и составлением протокола об административном правонарушении.

Последующий визит в инспекцию Северо-Восточного административного округа обернулся уплатой штрафа и... знакомством с начальником этого учреждения, которое сильно поколебало мою застарелую неприязнь к гаишникам.

Начальник, а правильнее сказать - командир Отдельного батальона ДПС ГИБДД УВД по СВАО майор Артем Меркулов, оказался абсолютной противоположностью тем стереотипам, с которыми большинство из нас, увы, связывают образ сотрудника дорожно-патрульной службы. Молод: сейчас ему тридцать один год, а командиром полка стал в двадцать восемь (до недавнего времени это был полк). В звании капитана командовал подполковниками. Открыт для общения: охотно отвечал на все мои, даже самые каверзные вопросы. Любит свое дело: это вы поймете из нижеследующего текста. Подтянут. Неравнодушен к любым проявлениям халатности, разгильдяйства, корысти. Искренне хочет, чтобы в структуре органов правопорядка произошли позитивные изменения, и люди в погонах вернули себе потерянный авторитет.

Словом, мне показалось, что таким и должен быть современный полицейский - интеллигентным, доброжелательным, отзывчивым. А еще мне показалось, что состоявшийся между нами диалог может быть интересен читателям.

Как искоренить взятки

- Послушайте, Артем Алексеевич, вы знаете, что вашего брата, мягко говоря, не любят в народе? Считают, что толку от вас мало, а вреда много. От пробок вы нас не спасаете, поборами занимаетесь, настроение водителям портите.

- Знаю. Но давайте разбираться, что здесь правда, а что - ложь.

- Давайте. Возьмем мой конкретный случай. Да, нарушил. Но при этом не создал никакой аварийной ситуации, не поставил под угрозу жизнь или здоровье людей. Не пытался скрыться. При общении с вашими орлами был вежлив, извинился, пообещал впредь не нарушать. Я вас уверяю, в любой другой стране мира подобная ситуация разрешилась бы однозначно: полицейский, проверив документы, ограничился замечанием и пожеланием быть внимательнее. Однако ваши инспекторы примерно полчаса потратили на то, чтобы составить протокол. Формально они правы. А по существу - нет. Ведь они прекрасно видели, что имеют дело не со злостным нарушителем, а со вполне добропорядочным гражданином.

- Во-первых, в нашем Кодексе административной ответственности не предусмотрены устные замечания. Во-вторых, вполне может быть, что за нашим инспектором, который пожалеет нарушителя, будет наблюдать какой-нибудь ушлый блогер и впоследствии он же обвинит доброго сотрудника в получении взятки. А за непринятие мер административной ответственности инспектор будет наказан.

- Может быть, такая ретивость ваших сотрудников объясняется тем, что они стараются выполнить некий спускаемый сверху план по количеству составленных протоколов?

- Такого плана нет. Это миф.

- Допустим, его нет. Но вот возвращаются после дежурства два экипажа, у одного пять составленных протоколов, у другого десять. Ясно, что второй у вас будет считаться передовым, так?

- Нет. Передовым будет считаться тот, на участке которого зафиксировано меньше дорожно-транспортных происшествий. Тот, кто сумел предотвратить ДТП. Кто сумел раскрыть уголовное дело. Кто нашел машину, которая считается в розыске.

- Правда ли, что после ужесточения наказания меньше стало пьяных за рулем?

- Раньше мы фиксировали в своем округе до двадцати случаев езды в нетрезвом виде в сутки. Сейчас в два раза меньше.

- Но не означает ли это, что ваши инспекторы просто по каким-то причинам не фиксируют все случаи? Например, получив взятку?

- Нет. Ведь есть еще и другой показатель - аварийность с участием нетрезвых водителей. Она также значительно снизилась.

- Вы хотите сказать, что ваши инспекторы не берут денег с пьяных водителей? Что-то мне с трудом в это верится. Человек, которому грозит лишение прав, может предложить сотруднику ДПС и двести тысяч рублей, и триста... Соблазн велик.

- Велик, согласен. Но на это у нас существует система контроля. Скажем, батальон разбит на роты, а те в свою очередь на взводы. Инспекторов проверяют во время службы командиры взводов, заместители командиров и командиры рот...

- А не может быть такого, что все они, как говорят, кормятся "от дороги", инспектор делится наваром со взводным, тот несет часть денег ротному, ну и так далее. Разве такая схема круговой поруки не кажется вам реальной?

- Абсолютно нет.

- Тогда докажите.

- Хорошо. Я занимал должность командира полка с 2008 года. Каждый год мы увольняли по разным причинам до ста человек. Сменились все командиры рот и взводов, все руководители административной практики, все мои замы. Мы расстаемся с сотрудником при малейшем подозрении в нечестности или халатном исполнении своих обязанностей. И неважно, какую должность тот занимает. Вот и получается, что ваша версия не годится, ведь круговая порука предполагает стабильное существование группы лиц, совместно занимающихся противозаконным бизнесом.

- Вы мне можете назвать хотя бы одного вашего сотрудника, про которого можно со стопроцентной уверенностью сказать, что он ни разу не брал взятку?

- Могу. Запишите: майор Владимир Александрович Щеглов. Тридцать шесть лет в дорожно-патрульной службе. Это легенда российской ГАИ. О нем и газеты писали, и телевидение его показывало. Его знает вся Москва. Многие водители, когда мимо него проезжают, обязательно сигналят в знак приветствия. Всегда улыбается, всегда в хорошем настроении.

- Что надо сделать, дабы искоренить поборы на дорогах?

- Первое: водителям не нарушать Правила дорожного движения. Второе: не предлагать инспекторам деньги. Третье: ужесточить систему контроля над сотрудниками ДПС. В дополнение к тому, о чем я уже говорил, назову еще машины скрытого патрулирования, которые регулярно выходят на трассы с целью контроля за работой инспекторов. И управление собственной безопасности тоже не дремлет. В ближайшее время все наши патрульные автомобили будут оснащены видеокамерами, которые станут фиксировать и обстановку на дороге, и то, что происходит внутри машины. Лично я приветствую тех водителей, которые ставят такие камеры и на своих машинах, их записи могут стать важным свидетельством при разборе ДТП у нас или в суде.

Остановка по требованию

- Ладно, еще один неприятный вопрос. Зачем ваши инспекторы иной раз совершенно беспричинно останавливают водителей? Вроде бы никаких оснований для этого нет: и правил человек не нарушал, и автомобиль у него в порядке. Эти бесконечные проверки документов лично меня унижают. У нас, что, режим чрезвычайного положения?

- А что значит беспричинные остановки? Если инспектор получает ориентировку на угнанный автомобиль такой-то марки, то разве это не причина, чтобы останавливать для проверки все такие машины? У нас был случай, когда неподалеку от Рижского вокзала остановили автомобиль, у которого на стекле не было талона технического осмотра. Водитель и пассажир повели себя странно, они явно задергались. Инспекторов это насторожило, они решились произвести досмотр. Обследовали салон, багажник, открыли капот - все чисто. А эти двое нервничают. Тогда вызвали экспертов - те принялись за разборку и под приборной панелью сразу нашли два пистолета с глушителями и снаряженными обоймами. Задержанные, когда поняли, что дело худо, попытались оказать сопротивление, но тут подоспел еще один наш экипаж, их скрутили. Тертые оказались ребята, кричали: "Мы вас запомним и отомстим".

Что касается проверки транспорта на пикетах, то знали бы вы, сколько там выявляется разных нарушений, а то и преступлений. И наркотики изымаем, и оружие, и поддельные документы, и угнанные машины. У нас в округе только в последнее время инспекторы пресекли в ходе таких проверок два случая похищения людей.

- Еще один вопрос: вот стоит инспектор на дороге, а мимо него едет полуразбитая колымага, из выхлопной трубы дым столбом, вся ржавая, ну, явно не соответствующая требованиям техосмотра... А инспектор - ноль внимания. Почему?

- Наш сотрудник на дороге бывает загружен большим количеством разных задач. Постоянно идет оперативная информация, которую надо фиксировать. И самое главное, что от него требуют - это обеспечение пропускной способности на магистралях города.

- А что, на ваш взгляд, надо сделать, чтобы радикально повлиять на ситуацию с пробками?

- Все меры правительства Москвы - и уже реализованные, и объявленные - абсолютно правильные. Надо как можно быстрее запретить въезд в город в дневное время грузового транспорта.

Улица с двусторонним движением

- Сейчас много говорят о том, что надо сделать для повышения репутации стражей порядка в глазах российских граждан. Всем ясно, что переименование милиции в полицию ситуацию не исправит. На ваш взгляд, какие меры надо предпринять, чтобы мы прониклись уважением к служивым людям, в частности, к сотрудникам ДПС?

- Мое общение с гражданами показывает, что сейчас есть позитивные сдвиги в этом отношении. В наших рядах появились молодые свежие лица, пройдитесь хотя бы по кабинетам. Вы увидите, что везде порядок, чистота, нет никаких очередей, сотрудники вежливы, подтянуты, все возникающие вопросы решаются компетентно.

- Погодите, а как это вам удалось решить проблему очередей? Я еще с советских времен хорошо помню, что визит в ГАИ по любому поводу грозил потерей целого дня, а то и не одного. Тебя гоняли из одной комнаты в другую, ты часами томился в толпе таких же несчастных, проклиная день и час, когда купил машину. Лично я денег никогда не давал, но сувенирами всегда запасался: кому-то бутылку дашь, кому-то дефицитную книгу. Это было раньше, да и сейчас, судя по рассказам моих знакомых, во многих службах так. Попробуйте, например, поставить машину на учет в МРЭО или снять ее с учета. Уверяю вас, намучаетесь...

- Не буду говорить за других, но мы поступили следующим образом. Создали у себя нечто вроде мобильных отрядов из выездных инспекторов, которые занимаются только оформлением ДТП. Каждая такая группа обслуживает свой участок и постоянно находится в движении. У них специально оборудованные машины, есть лазерные линейки, связь с дежурным, скоро обещали оснастить все автомобили системой ГЛОНАСС. После выяснения обстоятельств происшествия и составления протокола инспектор связывается с дежурным и назначает участникам ДТП определенное время для визита в группу разбора. Все процедуры здесь у нас занимают 10-15 минут.

Вот у меня на столе, видите, дисплей, на который выведены экраны видеокамер, постоянно отслеживающих ситуацию во всех подразделениях. Если у какого-то кабинета я вижу скопление людей, даже в два-три человека, то немедля вмешиваюсь, это явный сбой, непорядок.

- Кстати, сколько в сутки бывает зафиксированных и оформленных дорожно-транспортных происшествий на территории округа?

- В среднем - 150. Но, случается, и до двухсот доходит.

- Какова динамика этого показателя? Есть рост или, наоборот, снижение?

- Незначительный рост. Скорее всего, он связан с увеличением числа автомобилей. И низкой культурой вождения. Летом мотоциклисты нам головной боли прибавляют. Хорошо, нас тоже оснастили недавно мощными мотоциклами BMW, и теперь наши сотрудники вполне способны тягаться по скорости с двухколесными нарушителями. Мотоциклы у нас появились в каждом подразделении, работают они и днем, и ночью. И это сразу отразилось на количестве ДТП.

- Но вернемся к проблеме низкой репутации вашего брата среди населения. Согласитесь, мириться с этим нельзя.

- Не отрицаю, ситуация серьезная. Но решение проблемы - как улица с двусторонним движением. Это зависит не только от нас, но и от самих граждан. Требуется взаимное уважение. Помню, когда еще был рядовым инспектором, выявили угнанную "Ниву". Звоню ее хозяину: "Надо оформить преступление. Требуется ваше заявление и ваше присутствие". А мне в ответ после трехэтажного мата: "Вот когда сочту возможным, тогда и приеду". Пришлось мне после смены еще почти полсуток стоять возле этой "Нивы", охранять ее.

Другой случай. Три недели назад старший лейтенант Александр Груздев останавливал мотоциклиста на улице Бориса Галушкина за целую серию грубых нарушений ПДД. Он вышел из машины, встал перед мотоциклом, однако нарушитель дал по газам и поехал прямо на пешеходный переход, где в это время шли люди, в том числе женщина с детской коляской. Что оставалось делать нашему сотруднику? Он вцепился в мотоциклиста, и тот волоком тащил его метров четыреста. Груздев форму порвал в клочья, ногу стесал до крови. Но перед самой "зеброй" сумел-таки свалить мотоцикл, задержать хулигана. Тем самым, возможно, спас людей. И что? Вы думаете, хоть кто-то из журналистов заинтересовался этим случаем? Или кто-то из прохожих пришел ему на помощь?

Или такая история. Площадь перед Савеловским вокзалом, стоит наш инспектор, несет службу. Слышит шум, крики. Оказывается двое вооруженных молодцов среди бела дня грабят обменный пункт. Он бросился туда, пытался один их скрутить. Завязалась борьба. И опять-таки никто из толпы не пришел на помощь инспектору. Зато когда, бросив деньги, грабители пустились наутек, прохожие стали сноровисто собирать разбросанные по земле купюры. Вот так...

Как-то сотрудники преследовали воров-барсеточников - с блокированием машинами, стрельбой, словом, трудная была операция. Поймали. И какова оказалась реакция населения? Мы получили жалобу от гражданки на то, что во время задержания бандитов машина сбила кошку.

Поймите меня правильно, я вовсе не отстаиваю честь мундира, а хочу сказать, что решить эту задачу только мерами, принятыми внутри нашего ведомства, нереально.

Выходных не бывает

- Как вы стали инспектором ГАИ?

- Рассказываю. Я заканчивал Станкин, технологический факультет. Диплом уже писал. Однажды к нам пришли гости, кадровики из управления ГАИ: "Не хотите ли после окончания вуза у нас работать?". Мне это показалось интересным. Пришел. Попросился поставить в смену на Садовое кольцо, потому что жил там неподалеку. "Пожалуйста". Присвоили звание лейтенанта, рассказали, что надо делать. С тех пор прошло десять лет.

- Наверное, Садовое кольцо считалось хорошим местом для несения службы?

- Наоборот, плохим. Тогда там еще грузовики ходили. Если в туннеле под Маяковкой случалось ДТП, то, считай, повезет, если живым оттуда выйдешь. Машины газуют, дышать нечем, приходишь со смены весь закопченный. Дважды моешь лицо с мылом, затем вытираешь, а полотенце все равно черное.

Летом от жары страдали, зимой - от холода. Мне "везло" - что ни Новый год, то ставили на смену. Однажды оформлял аварию, а мороз был такой лютый, что незаметно уши отморозил. Тогда формы хорошей не было, стояли в обычных кителях летом, в шинелях зимой. Но было интересно.

- А что интересного?

- На дороге ты общаешься с людьми. Разные типы, разные ситуации. Приходится и психологом быть, и силу, если надо, применить.

- Например?

- Ну, вот работали мы как-то с моим теперешним замом, а тогда сержантом Романом Кузнецовым на Рижской эстакаде. Видим, едет вазовская "десятка" ядовито-желтого цвета. Причем едет странно, виляет из стороны в сторону. А время пять утра. Ну, явно нетрезвый за рулем. Делаем знак остановиться. Там - ноль внимания. Быстренько зажали нарушителя на своей патрульной машине. Там два парня, совершенно невменяемых. Я наркоманов научился определять - эти под сильным кайфом были. Речь бессвязная, движения вялые. И деньги сразу начали предлагать.

- Сколько предлагали? Большие деньги?

- Я сейчас уже не помню. Да это и не важно. Стали оформлять протокол. А в машине свернутый в рулон ковер. Интересно, что за нужда в такую рань с ковром путешествовать. Решили делать досмотр. Останавливаем прохожих, просим их стать понятыми. Разворачиваем ковер, а там труп. Женщина-понятая сразу упала в обморок. Ну, задержали мы этих парней. И что же выяснилось? Они останавливали водителей, просили их подвести, по дороге убивали, но прежде чем убить, еще и пытали: узнавали, где они деньги хранят, ценности. Девять трупов на них было... Натуральные беспредельщики.

- И как вас за это отметили? Медали? Ордена?

- Нет, за десять лет ни медали, ни ордена. Премию, правда, дали, и на том спасибо. Почетные грамоты вручали.

Разных случаев много было. И барсеточников задерживали - с погонями, со стрельбой. И поддельные водительские удостоверения изымали. Их, кстати, и сейчас почти каждый день наши инспекторы выявляют.

- Сколько часов длится ваш рабочий день? Чем занимаетесь в выходные?

- Обычный рабочий день длится 12-14 часов. В семь часов я выхожу из дома, объезжаю все посты. В 8.10 на рабочем месте. В девять вечера заканчиваю. Выходные? Не помню, когда они были. Так, по полдня иной раз удается выкроить.

- А жену такой график не напрягает?

- Она знала, что выходит замуж за сотрудника милиции. И была готова к этому.