Новости

10.10.2011 12:35
Рубрика: Культура

"Петербург открылся для Запада с неожиданной стороны"

Текст: (Санкт-Петербург)

Знаменитый российский баритон Дмитрий Хворостовский представил в Северной Столице фильм "Музыкальная одиссея в Петербурге", где вместе с легендарной американской певицей Рене Флеминг исполняет произведения Чайковского, Верди, Беллини, Рахманинова.

- Я давно мечтал о подобном проекте, - признался Дмитрий "Российской газете". - И когда два года назад маэстро Орбелян предложил данную идею, с радостью согласился.

Российская газета: Константин Орбелян на протяжении двух десятков лет является одним из главных действующих лиц международного фестиваля камерной музыки "Дворцы Санкт-Петербурга". То есть хорошо знает наш город. Именно он определял, где именно вам с Рене Флеминг петь?

Дмитрий Хворостовский: Я, возможно, не так хорошо знаю Петербург, как маэстро. Но абсолютно точно люблю его не меньше моих коллег! Был рад познакомить с ним Рене. Кстати, в зарубежной версии нашего фильма Флеминг не только поет, но и комментирует для зрителя - что за дворец, в котором мы поем, мост, на котором стоим, рассказывает историю их создания. Для многих на Западе вторая российская столица открылась благодаря фильму с неожиданной стороны. Так, после одного из показов в США наш продюсер Станислав Ершов получил массу лестных отзывов. В частности, о работе… декоратора. Прекрасные петербургские дворцовые ансамбли, равно как и реки, каналы, игравшие в фильме собственную немаловажную роль, были приняты за работу специалистов-декораторов.

РГ: У многих наших дворцов своя необычная аура. Вы ее ощущали, снимаясь, скажем, в Юсуповском дворце, что на набережной реки Мойки?

Хворостовский: В Юсуповском мы записывались в двух залах. Один из них с театральной сценой, крошечным зрительным залом. И великолепной акустикой. Было такое ощущение, что вышел на большую сцену, поешь перед многотысячной аудиторией. Лично мне это удваивало силы.

РГ: Кто составлял программу произведений, вошедших в фильм?

Хворостовский: Я сам лично составлял программу, а моей партнерше ничего не оставалось, как поддаться моему волевому решению.

РГ: У Рене Флеминг не было личных предпочтений?

Хворостовский: Тут вот как получилось. Рене раньше не пела "Норму". Не случилось. Я предложил ей сделать это в нашем фильме. Когда-то же надо начинать! Она подумала и согласилась. Другой пример: мы не раз выступали с ней на сцене с "Евгением Онегиным", который очень мне близок. Эта роль идет со мной через всю творческую жизнь. Было бы неправильно не исполнить ее в городе, где жили, творили, умерли два русских гения - Пушкин и Чайковский - создатели Онегина. Большой удачей считаю также наш с Рене дуэт из 1-го акта оперы "Симон Бокканегра". Симон - почти то же, что наш Борис Годунов. Раскрытие подобного образа представляет для меня наибольший интерес. Привношу в нее какие-то свои качества, много импровизирую.

РГ: У Флеминг не возникало проблем с языком при исполнении русских опер и романсов на языке оригинала?

Хворостовский: У нее не существует комплексов по отношению к русской музыке. По-русски Рене пела не раз. Когда готовила, к примеру, партию Татьяны из "Евгения Онегина", работала с прекрасным педагогом - нашей бывшей соотечественницей, живущей сейчас в Америке. Флеминг очень хорошо чувствует язык. Хотя, возможно, какие-то слова произносит и с ошибками. Но, на мой взгляд, произношение слов вторично там, где звучит прекрасная музыка. Флеминг сильно уставала во время съемок, ведь у моей партнерши, как я уже говорил, была и другая задача - комментировать видеоряд. Но она настолько владеет голосом, у нее такая вокальная техника, что усталости не чувствовалось! Я любуюсь ею в фильме. Это одна из немногих певиц в мире, которая поет сердцем.

РГ: Что скажете о своей работе?

Хворостовский: Я очень старался. Но фильм не смотрел. Я вообще не люблю смотреть на себя со стороны, слушать аудиозаписи, потому что, глядя и слушая, начинаю анализировать. И, как правило, все мне не нравится. Хочется что-то переделать. Но сам процесс съемок в принципе люблю. Это ведь та же творческая работа, что и на сцене. Только перед камерой сложнее. Не схалтуришь! Она "считывает" каждое мимолетное движение. Даже мысль, случайно появившуюся в глазах - особенно если эта мысль вне контекста исполняемого произведения. Все сразу становится видно. Нельзя переигрывать. Необходима предельная концентрация.

РГ: Вы как-то обмолвились, что мечтаете сняться в игровом фильме в обычной роли, не оперной. Уже есть подходящий сценарий?

Хворостовский: Те роли, которые мне предлагали и предлагают, меня не устраивают. Поэтому пока отказываюсь. Но были и интересные сценарии, однако обстоятельства так складывались, что я не мог сниматься. С другой стороны, люди, мнение которых мне важно, говорят: зачем тебе это, ты же певец! И я склонен верить им. Нужно заниматься тем, что лучше всего знаешь и умеешь.

РГ: А кого хотели бы сыграть в игровом фильме?

Хворостовский: Такую роль, в которой бы мне пришлось стрелять, драться, бегать с ножом. Я серьезно!

РГ: Вы много выступаете за рубежом, поете и играете в спектаклях с зарубежными коллегами. При всем уважении к великолепной Рене Флеминг, почему было не пригласить для участия в фильме о Петербурге кого-то из соотечественниц, скажем, Анну Нетребко, выросшую в звезду мировой оперы на берегах Невы?

Хворостовский: Анна, несомненно, из числа тех немногих сегодня певиц, кто достиг вершин оперного Олимпа. Но она не всегда может позволить себе участие в том или ином проекте. У нее все расписано по минутам, режим работы диктуют, как правило, жесткие контрактные условия. К тому же, в ее репертуаре нет пока "Евгения Онегина". И, главное, сама идея "Музыкальной одиссеи…" была рассчитана на дуэт с Рене Флеминг.

РГ: Этот фильм планируется показать в кинотеатрах не только Петербурга и Москвы, но и многих других, в том числе, небольших городов России. Вы редко там бываете.

Хворостовский: Не согласен! Я очень люблю Россию, люблю выступать в самых разных ее уголках. Совсем скоро, в ноябре, у меня запланированы большие гастроли в Сибири, а также в средней части России. С удовольствием выступаю перед самой разной аудиторией - не обязательно с оперными ариями. И мне совсем не безразлично, как мои соотечественники из числа тех, кто не относится к музыкальной элите, примут "Музыкальную одиссею в Петербурге".

РГ: Вас часто называют "мировой суперзвездой", "музыкальным колоссом", "золотым баритоном России". Лично Вам какой из эпитетов ближе всего?

Хворостовский: Никакой. Это все шуточки журналистов. Любят обзывать известных людей. Я - хороший певец. Разве этого не достаточно?

Последние новости