Новости

16.11.2011 00:00
Рубрика: Общество

Язык для славянского мира

На прошлой неделе в Софии проходили заседания Правления и Программного комитета Форума славянских культур (ФСК), в которых приняли участие представители восьми из одиннадцати государств, ставших семь лет назад учредителями этой международной организации.

ФСК был создан в Любляне по инициативе словенцев, которые собирались вступать в Европейский союз, где тогда не было еще ни одной славянской страны. Самое маленькое славянское государство хотело напомнить Западной Европе о наличии огромного, почти 350-миллионного славянского мира. Идею словенцев тогда сразу поддержала Россия, о чем на встрече с Янешем Дрновшком, премьером, а потом и Президентом Словении, заявил В.В. Путин в 2002 году. В высшей степени примечательно, что идея создания новой международной площадки, которая объединила бы славянские страны, родилась не в России, не Польше и не в Болгарии, а в государстве, которое трудно заподозрить в увлечении панславистским миссионерством. Но идея эта показалась в высшей степени актуальной и для других стран, где славяне составляют большинство населения. Потому что к концу ХХ века речь пошла не о мировой славянской гегемонии, а о сохранении славянской идентичности - всех вместе и каждого народа в отдельности.

Все формальные процедуры учреждения ФСК были завершены к середине 2004 года, - но создание реально действующей организации, которая консолидировала бы интересы славянских стран в гуманитарной сфере, оказалось совсем непростым делом. У каждого народа своя историческая память, свои традиции, свои конфессиональные предпочтения. Еще в конце позапрошлого века выдающийся русский религиозный философ В. Соловьев, размышляя о судьбах славянского единства, писал о барьерах между этнически братскими народами, что были предопределены тысячелетие назад разделением христианской церкви на Восточную и Западную. Но дело не только в религиозных конфликтах и коллизиях, - история ХХ века, да и предшествующих столетий, не раз разводила славян по разным военно-политическим союзам, нередко приводила к прямым кровавым столкновениям друг с другом. И это относится не только к народам, живущим на Балканах. Политика и идеология оказывались, порой, важнее голоса крови. Все попытки создать некие панславянские структуры и в ХIХ и в ХХ столетиях заканчивались неудачно. Слишком много разнонаправленных внутренних интересов и внешних влияний определяли судьбу славянства. Можно сказать, что все это не слишком изменилось и по сей день. Славянские государства находятся в различных международных организациях, если и не враждующих напрямую друг с другом, то в любом случае, отстаивающих свое видение мирового устройства. Три крупнейших славянских государства - Россия, Украина, Белоруссия - не являются членами Европейского союза, значительная часть славян живет в Центральной и Западной Европе, другая - на Южном Кавказе и Центральной Азии. В каждом регионе мира - у славян свои проблемы и потребности. И они далеко не всегда совпадают друг с другом.

Проблема языка, на котором мы можем разговаривать в славянском мире, - вовсе не вопрос протокола

Но все же только в ХХI веке, пожалуй, появились реальные условия для того, чтобы славянские государства могли начать диалог для создания организации, главной задачей которой было бы сохранение и развитие общеславянских ценностей. И прежде всего - выявление тех общих этно-культурных генов, которые предопределяют наше сходство в многонациональном мире. Единство церковно-славянского языка, религиозных корней, традиций, - все это создает точки схода и в современном мире, где торжество глобальных социально-экономических процессов лишь обострило потребность обращения к основам национальной жизни каждого народа, вовлеченного в мировой универсум.

Сложность формулирования общеславянских идей, целей и задач общеславянской жизни не на уровне пустых деклараций-заклинаний, а на уровне реальных потребностей многонационального этноса, конечно же, отражается на деятельности Форума славянских культур. Понятно, невозможно работать вместе, если пытаться вести дело по известной методике: "да и нет не говорить, черного и белого не покупать". Это парализует любую совместную деятельность. Но при этом не надо думать, что ФСК, отражающий интересы разных стран славянского мира, - это лишь общество всеобщего взаимного умиления друг другом. Необходимо помнить, что славянство - это многообразный мир, в котором различия играют весьма существенную роль.

Но многовековой исторический опыт показывает, что у любого народа все же существует потребность оказаться частью некоего большего единства, нежели сам этот народ, - даже, если он и не претендует на роль лидера этой общности. Здесь важно лишь сохранить свободу маневра, - чтобы принадлежность к этой общности не стесняла независимости поведения и возможности выбора своей судьбы. Подобные объединения всегда находятся в состоянии шаткого равновесия. И все же могу сказать со всей определенностью, что славянский мир сегодня - это не только бюрократическая, этнографическая или географическая абстракция.

Помню удивление страсбургской публики, когда ФСК впервые провел в этом городе, где разместилась штаб-квартира Совета Европы, фольклорный гала-концерт, представивший народное искусство всех славянских народов. Понятно, что искушенные дипломаты из разных европейских государств знали, что существуют такие страны, как Россия, Польша, Чехия, Хорватия или Украина, - но то, что они объединены общей пракультурой и этой пракультурой гордятся, вызвало некоторое замешательство, которое, впрочем, было растворено в общем восторге от увиденного и услышанного. Это ощущение удивления от того, почему словаки, скажем, готовы говорить о своем родстве с сербами, а македонцы с белоруссами, - сохранялось у публики на разных мероприятиях ФСК, в разных городах и странах. И сам факт подобного удивления, непривычки к тому, что славянские страны хотя бы в культурной сфере могут выступать под общим флагом, заставляет думать, что ФСК существует совсем не напрасно. Замечу, что факт культурного объединения тюркоязычных стран, которые почти двадцать лет назад создали свою организацию под названием "Тюрксой", давно уже не вызывает ни удивления, ни замешательства. При этом Турция никак не стесняется того, что по существу является хозяйкой и главным донором "Тюрксоя". При этом вторым языком в "Тюрксое" (кроме турецкого) по прежнему остается русский, - в эту организацию, кроме хозяев, входят министры культуры стран, образовавшихся в результате распада СССР, а также представители тех регионов России, Украины, Молдавии, где проживают тюркоязычные народы. В Софии мы разговаривали друг с другом преимущественно на английском, - хотя при встречах с моими болгарскими друзьями они старались говорить по-русски, а я вспоминал болгарскую лексику. Проблема языка, на котором мы можем разговаривать в славянском мире, - вовсе не вопрос протокола. Ведь если прислушаться, мы можем понять друг друга без переводчика. Важно только захотеть.

Общество Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники