Новости

07.02.2012 00:47
Рубрика: Власть

Текст и подтекст

Почему Валерий Фокин вошел в предвыборный штаб Владимира Путина

Вчера гостем "Делового завтрака" "Российской газеты" стал художественный руководитель Александринского театра, президент Театрально-культурного Центра имени Вс. Мейерхольда Валерий Фокин, - режиссер, чей авторитет в театральном мире непререкаем.

Субботние митинги и президентские выборы, диаграмма отношений с властью и диагностика состояния гражданского общества, театральная режиссура массовых уличных действий и умение талантливо выстраивать свою реальность в частной жизни, - об этом мы говорили на редакционной встрече.

Валерий Владимирович, ко всем вашим должностям, о которых мы знали, в последнее время у вас появилась еще одна общественная нагрузка - члена предвыборного штаба по поддержке кандидата в президенты Владимира Владимировича Путина, в который вошли также Карен Шахназаров, Игорь Бутман, Михаил Швыдкой, Александр Масляков, Роксана Бабаян, а центральный штаб возглавил Станислав Говорухин. Скажите, сегодня интеллигенту, режиссеру, творческому человеку необходимо иметь определенное мужество, чтобы сказать: я выступаю на стороне власти?

 
Видео: Сергей Минабутдинов

Валерий Фокин: Я даже не задумывался на эту тему - надо иметь или нет. Я человек, к политике относящийся немножко дистанционно. Но в данном случае у меня не было никаких сомнений, потому что я работал под руководством Владимира Путина, когда он был президентом, в совете по культуре и искусству при президенте РФ. И надо сказать, что работа совета тогда была наиболее плодотворна. Мы многое сделали, и очень много тогда решили проблем на территории культуры. Меня тогда поражала его чисто человеческая цепкость, мгновенное компьютерное решение тех или иных вопросов. И я считаю, что тяжелый, сложный период, который мы сегодня проходим, должен завершить именно этот человек. Конечно, должны прийти новые люди, и они обязательно придут - завтра, послезавтра, но данный период обязательно должен завершить Владимир Путин. Как говорят у нас в театре, есть текст и есть подтекст. Так вот по знанию подтекста, по своему разнообразному опыту, по степени информированности в такой большой, сложной, противоречивой, конфликтной стране ему сегодня нет равных. Это очень важное обстоятельство. Поэтому у меня вообще не было никаких сомнений, я сказал: конечно, да, если какая-то моя помощь понадобится и будет полезной.

Карен Шахназаров говорил: я двадцать лет не снимаю фильмы на государственные деньги, и я поддерживаю Путина, потому что это моя позиция, а не потому, что мне что-то от него нужно. Не могут ли упрекнуть вас: вы идете поддерживать власть, потому что тем творческим коллективам, которыми вы руководите, нужна серьезная поддержка со стороны государства?

Валерий Фокин: Могут упрекнуть, но я к этому отношусь совершенно спокойно. Сегодня не только Александринке, вообще репертуарному театру нужна поддержка. Кстати говоря, Владимир Путин ее осуществляет. Другое дело, что есть такие обстоятельства, когда просто поддерживать стало уже невозможно, потому что русский репертуарный театр находится в очень глубоком серьезном кризисе. Я говорил об этом неоднократно, мы в свое время не смогли провести театральные реформы, как раз в 2007-2008 годах у нас не получилось, а до первого кризиса мы могли сделать кое-какие шаги. Поэтому сегодня все вылилось в такие вопиющие проблемы в репертуарном театре. При слове "контракт" все падают в обморок - сразу, мгновенно. При этом надо понять людей, потому что никаких социальных гарантий у них нет. Поэтому, с одной стороны, сегодня репертуарному театру нужна поддержка, но прежде всего, мне кажется, не финансовая, а организационно-правовая.

Некоторые из питерских актеров приезжают в Москву, и, пользуясь митинговой ситуацией, делают громкие заявления, что отказываются от звания заслуженного артиста, от Государственной премии... Ваши актеры ходили на Дворцовую площадь?

Валерий Фокин: Я думаю, что ходили. Но на Пионерскую площадь, на первые митинги. Это нормально, что они ходили. Я к этому отношусь спокойно. Мы проходим процесс трудного, мучительного развития. У нас нет культуры митинга, так же, как нет культуры дискуссий. Я не могу смотреть по телевизору все эти ток-шоу, потому что я просто не понимаю, что происходит. Люди не слышат друг друга. Культуре дискуссий надо учиться. То, что они выражают свою точку зрения, это нормально. Потому что действительно есть что выразить, и есть о чем поговорить, и против чего выступить. Другое дело, что артист, о котором вы упоминаете, много лет работал в моем театре. Это очень талантливый человек. Но в его заявлениях есть неточности, и они - для красного словца. Это чисто актерское, такое бывает. Когда на собраниях артисты выступают, если придет посторонний человек и посмотрит, он подумает, что попал в клинику: некоторые актрисы плачут, играют, их успокаивают... А актеры совершенно здоровы, просто появилась возможность вылить на публичной площадке то, что не додали в театре. И мне кажется, что среди политических воззрений этого актера слишком много эмоциональной актерской неврастении. Качества, необходимого для хорошего артиста, потому что если он этого не имеет, то он не может быть артистом...

А для действующего политика?

Валерий Фокин: Для политика, на мой вкус, нужна трезвость и рациональность.

Полностью читайте беседу в ближайших номерах "РГ".

Власть Работа власти Внутренняя политика Деловой завтрак Президентские выборы-2012 РГ-Видео РГ-Фото