Новости

01.03.2012 00:50
Рубрика: Власть

Митинг на Газетной площади

Накануне выборов известные люди объясняют свою позицию

 

Павел Басинский, писатель:

- Писатель в нынешних условиях, стоит ему только заикнуться о своей любви к власти, рискует потерять тех читателей, которые идут на Болотную, а тех, кто стоит на Поклонной, он вряд ли много приобретет.

Что говорить, например, о таком феномене, как "Гражданин поэт" Дмитрия Быкова и Михаила Ефремова, когда из ничего, из пустоты, из разреженного политического воздуха и малозатратных усилий, впрочем, весьма и весьма талантливых людей рождается и телешоу, и радиозаписи, и гастроли от Саратова до Лондона, и книга на закуску. И вот уже принимаются заказы на торжественные "похороны" этого проекта в Крокус Сити Холле, где цена билетов варьируется от 5 (партер) до 13 (VIP-места) тысяч рублей. Ну разве, скажите, не выгодно бунтовать? Очень!

Когда-то наш проректор в Литературном институте замечательный критик Евгений Сидоров нам говорил: "Литература - дело веселое!" Это - правда. В литературе куда больше возможностей для игры, чем в театре. Возможности любого режиссера, который ставит "своего" Гамлета, все-таки ограничены. Образ Гамлета безграничен. Шекспир сам не знал, что он "хотел этим сказать".

Да что там Шекспир! Даже в "Гражданине поэте" я вижу, что куда более интересные, играющие разными смыслами политические стихи Дмитрия Быкова в ефремовской "постановке" превращаются иногда в пошловатый фарс, как в сюжете с чтенинем Андроповым стихов из гроба, или когда на фоне образа Николая Гумилева появляется актер в омерзительном солдафонском мундире.

Когда я читаю стихи Быкова, я вижу, как он работает на грани фола, и мне не совсем понятно, что он, собственно, разрушает: политические бастионы или же окаменевшие поэтические "бренды", от Пушкина до Евтушенко? Кроме того, мне любопытен сам образ этого поэта, борца за свободу ВООБЩЕ, который при этом написал стихов про Путина в десять раз больше, чем Пушкин про Анну Керн. Какая это СВОБОДА? Это тяжелая психологическая зависимость.

Но к чему я это говорю? К тому, что писателям надо дорожить своей безответственностью, своим "веселым" ремеслом. Но и не забывать, что жизнь имеет право на куда более скучные и рутинные варианты бытия. Если в прозе Бориса Акунина один Эраст Фандорин такой умный и честный, а кругом сплошное государственное жлобье, то для прозы это, может быть, и хорошо, это пружина для дополнительной интриги. Но в реальной жизни - Фандорины совершенно бесполезны, да и нет там никаких Фандориных и не было никогда.

Александр Калягин, народный артист России:

- Я вошел в число доверенных лиц В.В. Путина, и не потому, что кто-то мне угрожал какими-либо административными мерами - отобрать театр, убрать из СТД, не давать играть на сцене. Я - доверенное лицо, потому что доверяю Владимиру Владимировичу. Потому что у меня есть основания этому человеку доверять. И тогда, когда он был президентом страны, и сейчас, когда он премьер-министр - все эти годы Владимир Владимирович помогал мне решать огромное количество проблем театрального сообщества, не моих личных, я вас уверяю, а наших общих. Это и пенсии народным артистам, и помощь тем, кто оказался в беде, и финансирование важнейших творческих программ СТД РФ, и поддержка театрального искусства для детей, и многое, многое другое. Даже в решении судьбы грузинского режиссера Роберта Стуруа мне помог Владимир Владимирович Путин. Это первое.

Второе. Многие быстро забывают, как жили совсем недавно. А я помню. Помню и эйфорию революционного восхождения Ельцина. Но я также хорошо помню и расстрел Белого дома. Я не желаю революционных переворотов, которые, как очень точно сказал Бердяев, означают лишь "конец старой жизни, а не начало новой жизни". Я хочу, чтобы шло развитие жизни, чтобы были изменения к лучшему. Хватит начинать с нуля, давайте не разрушать, а двигаться дальше.

И, наконец, третье. Сегодня реальность такова, что нет лидера, равного Владимиру Путину. Может быть, потом, в течение шести лет он и появится, но сейчас его нет. Это мое мнение, которое я никому не собираюсь навязывать.

А что касается сегодняшних оппозиционеров, то неужели не понятно, что многие из них хотят взять реванш, ведь среди них есть те, кто уже был у руля власти. Меня поражает, как много вранья, истерии, агрессии, оскорблений. Наконец, просто откровенного экстремизма. Я не принимаю позиции экстремизма ни с политической точки зрения, ни с гражданской, ни с человеческой. Кричат, что у нас нецивилизованное государство, но сами ведут себя нецивилизованно. Что пишут в Интернете? Такие выражения в приличном обществе не приняты, а это позволяют себе люди, считающие себя интеллигенцией. А что позволяют себе обозреватели радиостанций, едешь в машине, слушаешь радио и удивляешься. Неужели в ходу сейчас исключительно жаргон подворотни?

Зачем врать, что на Болотной площади собралась вся Россия? Далеко не вся Россия надела белые ленточки, далеко не все думают так, как думают эти борцы с властью. Но почему у этих людей, вроде борющихся за демократию, такую ненависть вызывает иное мнение, иная позиция?

Я всегда хотел, чтобы в России возникло гражданское общество, но всегда был уверен, что гражданское общество объединяет, а не разъединяет людей, не рождает презрительное отношение одних к другим. Почему другая позиция вызывает часто не просто раздражение, а настоящую травлю инакомыслящих?

Леонид Радзиховский, политолог:

- Насколько легитимным станет избрание Путина и его президентство? На этот счет есть разные точки зрения. Для тех, кто голосует за Путина, выборы очевидно легитимны. На их улице праздник. А таких - большинство. У тех, кто голосует за других кандидатов (а многие голосовали только за "непутина" - под любой фамилией), позиция сложнее. Тут развилка.

Одна позиция: да, я был (и остался) против Путина, но выборы честные, я их принимаю, как и вообще принимаю существование объективной реальности - "одобряю" ее или нет. Кроме того, я человек законопослушный - подчиняюсь законам (в том числе об избрании президента) не потому, что они мне нравятся, а потому, что это - законы. Словом, да, я болельщик проигравшей команды, но прежде всего я - сторонник честной игры.

Другая позиция: я - против Путина, результаты выборов отвергаю, считаю их фальсификацией, Путина законным президентом не признаю. Кстати, эти люди себя уже обозначили, уже "подсчитали голоса" и объявили будущий подсчет ЦИК - фальшивым, выборы - нечестными, победителя - нелегитимным. Их лозунг "за честные выборы... без Путина". Критерий один: "честность" выборов обратно пропорциональна проценту голосов, полученных Путиным.

Ясно, что "президент всех россиян" кровно заинтересован, чтобы "непримиримых" было как можно меньше. Безусловно, законность президентства на части не делится, она - величина абсолютная. Полномочия президента не зависят от того, "любит" его та или иная группа населения или нет (как не зависят от этого, разумеется, и права этих групп). А вот для гражданского мира в обществе нужна не просто формальная законность, но и по возможности общее согласие в легитимности выборов и избранной власти.

Власть Позиция Президентские выборы-2012