Новости

05.07.2012 00:30
Рубрика: Культура

Рахманинов с акцентом

25 миллионов китайских пианистов удивят мир
В последние десятилетия музыкальный мир переживает настоящий "китайский бум": в лауреатских списках практически всех международных конкурсов - китайские музыканты, на афишах знаменитых концертных залов Европы и Америки - китайские виртуозы, в крупнейших музыкальных школах мира, от Московской консерватории до Джульярдской, китайские студенты. В самой Поднебесной - сотни миллионов подрастающих китайцев, желающих заниматься музыкой. Как смогла страна, не имевшая прочных связей с мировой музыкальной традицией, занять такие высокие позиции? Ответ мы получили в Китае, куда с проектом международных мастер-классов выехала группа известных музыкантов и педагогов из России.

Образовательный проект "Звезды России молодым талантам Китая", поддержанный Министерством культуры РФ и "Газпромом", включил в двухнедельную программу мастер-классов две китайских консерватории - старейшую в Китае Шанхайскую, открытую в 1927 году, и Тяньдзинскую - в городе-миллионнике, поражающем своими гигантскими новостройками и объектами культурной инфраструктуры, а также специальную музыкальную школу для одаренных детей при Центральной Пекинской консерватории. Среди выпускников этой школы - самые известные в мире китайские пианисты Ланг Ланг и Юнди Ли. Российские музыканты и педагоги из Москвы, Екатеринбурга и Новосибирска отправились в Китай, чтобы передавать молодым китайским музыкантам свое мастерство, но неожиданно для себя оказались в довольно неординарной ситуации: каждый день им приходилось удивляться достижениям китайского музыкального образования, его четко выстроенной системе, близкой к советской модели, а заодно - проводить печальные параллели с современным опытом России.

От Конфуция до Ланга

Пример Китая - особенно наглядный, потому что китайская исполнительская школа сегодня самая молодая в мире - феномен, возникший практически с нуля, почти "трюк" в оптике солидной европейской традиции. Возраст китайской школы определяют исполнители - 30-летние Ланг Ланг, Юнди Ли, еще более молодая Юджа Вонг. В самом же Китае в 2009 году отмечали 60 лет развития отечественной фортепианной культуры, точкой отсчета здесь считают 1949 год. В только что образовавшейся республике государство сразу определило свою позицию в отношении музыкального образования, начав открывать в городах школы игры на фортепиано, ориентируясь при этом на советский опыт. Сегодня все дети в Китае обучаются музыке. Причем, уроки музыки и игры на инструменте в школах обязательны. Музыкальные факультеты существуют практически в каждом педагогическом вузе, во многих университетах. Как стратегия - массовое открытие консерваторий, строительство филармоний, оперных и музыкальных театров во всех китайских городах началось с 80-х годов прошлого века, когда, оправившись от шока и репрессий культурной революции, государство выдвинуло музыку в ряд национальных приоритетов. И это не было случайностью. Музыка со времен Конфуция являлась частью китайской духовной традиции, важнейшим элементом воспитания человека. Китайский философ ставил ее на первое место в образовании и считал, что музыка своей логичной и строгой структурой способствует организации целесообразного государственного устройства. При Конфуции в Китае появилась профессия музыканта. Поэтому современная национальная доктрина Китая, обосновывающая стратегию мирового лидерства не только в экономике и бизнесе, но и в музыкальной культуре, абсолютно созвучна китайцам.

Китайский стиль

Амбициозные проекты развития Китая уже превратили его в футуристическую страну, поражающую гигантизмом, скоростью и смелостью преобразований: китайские города растут буквально на глазах, врезаясь в облака сверкающими зеркальными небоскребами, новейшие мультикомплексы с оперными и концертными залами, галереями и музейными территориями смело вписываются в традиционные природные и городские ландшафты, железные дороги высокоскоростными линиями связывают города Китая. По одной из таких линий бесшумный комфортабельный экспресс доставил группу российских педагогов из Тяньдзиня в Пекин, за полчаса преодолев расстояние в 140 км.

В китайской столице проходили мастер-классы и концерты в спецшколе для одаренных детей при Пекинской консерватории. И уже сам визит в здание школы оказался для наших соотечественников сюрпризом. Музыкальная школа предстала не ординарным учебным помещением, а ультрасовременным комплексом в 15 этажей с просторными учебными классами, оборудованными акустическими панелями и аппаратурой для ведения и записи занятий. В каждом классе - качественные рояли, в том числе, и "Стейнвеи". В школьный комплекс вошли также собственный концертный зал на 800 мест с отличной акустикой, помещения для проведения симпозиумов, кафе, гостиница, спортивный комплекс, прогулочная зона. Но главное, что мгновенно ощутили наши педагоги, это культ музыки, царящий в стенах Пекинской школы.

На Мула, директор Пекинской школы:

- Для нас очень важен общий настрой. Наши педагоги хотят, чтобы каждый ученик чувствовал себя счастливым в музыке. Но я считаю, что реально стать если не счастливым, то высокопрофессиональным в музыке. Мы должны стать лучшими в мире. И у нас все для этого есть - хорошие педагоги, хорошая система образования, хороший материал, учебники, ноты. Мы многие годы изучали лучший мировой опыт, ездили в другие страны - во Францию, Германию, Японию, Америку, Россию, получили там много хороших идей, чтобы развивать их теперь в Китае. Поэтому наше образование включает в себя традиции многих музыкальных культур, хотя ближе всего нам русская школа, с которой мы не прерываем связь. Но наша задача - искать свой китайский стиль, иметь китайское развитие.

В Пекинской школе есть отделения по всем инструментам: фортепиано, струнные, духовые, ударные, отделение теории и композиции, электронной музыки, вокальное. Внимание государства акцентируется также и на поддержании традиционной культуры, на обучении игре на народных инструментах. В школе представлены 15 традиционных инструментов, в том числе, и  древнейшие, которым более 2000 лет: пипа (лютня), эрху (смычковый), сона (духовой), цинь (цитра) и др. Но самым популярным в Китае сегодня является фортепиано. Этот инструмент стал для современных китайцев своего рода знаком принадлежности к европейской культуре. Хотя сами европейцы критикуют китайский стиль игры на фортепиано, считая формалистическим достижением феноменальную технику при отсутствии тонкого понимания смысла музыкального текста. Учитывая же современную статистку, перспективы музыкального рынка видятся некоторым в устрашающими: на Европу надвигается армия из 25 миллионов китайских пианистов-"машин"! И уже 300 миллионов китайских детей хотят играть на музыкальных инструментах! Что ждет музыкальный мир в ближайшем будущем?

Виртуозы и государство

На мастер-классах в Пекинской школе можно было реально оценить, с какой невероятной легкостью 11-12-летние дети справляются с самым виртуозным репертуаром - Лист, Шуман, Бетховен, Рахманинов. Однако техническая натренированность вовсе не единственное достоинство юных музыкантов: слушая, как они исполняют сложнейшие Вариации Шумана на тему ABEGG, миниатюры Дебюсси, квартет Равеля, трио Мендельсона или сольную партиту Баха, становилось очевидно, что европейский "китайский миф" сегодня утрачивает смысл. В Китае растет новое поколение музыкантов, которое скоро будет завоевывать мир не техникой, а музыкальной культурой.

прямая речь

Виктор Ямпольский, пианист:

- Виртуозное направление китайцы развивают и поддерживают, поскольку это нация высоких достижений. Для китайца надо быть первым любой ценой, поэтому они и побеждают на всех конкурсах. Но в отличие от европейцев и от русских, у них нет внутреннего снобизма. Они слышат со всех сторон: китайцы играют, как автоматы, но ничего в музыке не понимают. Тогда они приглашают нас, других педагогов и просят: научите нас понимать. Они не говорят: мы первые места занимаем и пошли все вон! Когда Валерий Шкарупа играл здесь сольный концерт, в зале сидел декан фортепианного отделения, учитель Ланг Ланга. Он подошел и сказал: это лучший концерт года! После этого к Валерию повалили ученики. А в России была бы такая реакция: вот, еще, приехали портить наших учеников!

Назар Кожухарь, скрипач:

- Меня поразил уровень Шанхайской консерватории. Из 15 студентов, с которыми я занимался, 10 - это готовые солисты. Им не надо говорить: приходи завтра, подумай, поменяй темп, аппликатуру. Они все делают сразу - это высочайший класс владения инструментом. И играют они не только концерты Чайковского и Брамса, но и современный репертуар. Причем, по замечательным нотным изданиям Barenreiter. А во многих российских городах профессора даже не подозревают, что за последние 20 лет изменились тенденции в мире, и надо играть по нормальным нотам.

Валерий Шкарупа, пианист:

- У китайской исполнительской школы громадное будущее. Это блистательная школа. Больше всего меня поразило, как цепко они реагируют на каждое замечание, как тут же готовы все исправить, причем в сложнейших произведениях. Мои русские студенты далеко не все так реагируют. Я абсолютно уверен, что многие, с кем мы в эти дни занимались, выйдут на серьезный профессиональный уровень. Сомнений в этом нет.

И надо сказать, что итоговый гала-концерт учеников Пекинской школы, которых с трудом отобрали наши педагоги по результатам мастер-классов - не потому, что отбирать было некого, наоборот, сложнее было отсеивать, - превратился в настоящий парад свежих музыкальных сил Китая. С этим новым поколением музыкальному миру предстоит скоро знакомиться на международных конкурсах и на концертных сценах. А для молодых китайцев блестящая музыкальная карьера, возможность выступать на престижных сценах с известными оркестрами и дирижерами - главный стимул для занятий музыкой. Тем более, что такая карьера имеет и коммерческий эффект. Поэтому средства массовой информации в Китае активно пропагандируют музыкальное образование, государство вкладывает огромные средства в его развитие, полностью финансируя сферу культуры и образования и считая этот сегмент важнейшим для продвижения страны и ее имиджа в мире. Нашим же педагогам, блестяще выступавшим во всех городах - в Шанхае, в Тяньдзине и в Пекине с собственными гала-концертами и с энтузиазмом занимавшимся с китайскими студентами, осталось только обсуждать, к каким проблемам они вернутся домой после визита в Китай. Особенно, если учесть, что российское музыкальное образование считается престижным везде, кроме самой России. Конечно, в России не было Конфуция, связывавшего занятия музыкой с успешным существованием государства, но в России были Чайковский, Рахманинов, Шостакович. И еще была авторитетная во всем мире музыкальная школа, значение которой отлично понимают в Китае. Как сказала на прощание директор Пекинской школы На Мула: "У нас все получается, потому что мы сделали все так, как вы нам советовали".

Справка "РГ"

"Звезды России молодым талантам Китая" является продолжением образовательного проекта " Молодым талантам России", который при поддержке Министерства культуры РФ проводит Трио Рахманинова в региональных вузах России. Уникальность проекта состоит в том, что мастер-классы проводятся по всем специальностям с приглашением известных в мире музыкантов и педагогов. В Китае в составе российской педагогической команды работали музыканты Трио Рахманинова: пианист Виктор Ямпольский, Наталья Савинова (виолончель), Михаил Цинман (скрипка), а также ректор Уральской консерватории, пианист Валерий Шкарупа, ректор Новосибирской консерватории, музыковед Константин Курленя, зав.кафедрой ЦМШ при Московской консерватории Олег Танцов (кларнет), солистка Московского театра "Геликон-опера", доцент ГИТИСа Марина Андреева, декан Московской консерватории Олег Худяков (флейта), скрипач, руководитель ансамбля старинной музыки "Pocket Simphony" Назар Кожухарь.