Новости

Министр и академики: дискуссия о науке XXI века

Вчера руководство РАН обратилось к главе Минобрнауки Дмитрию Ливанову с Открытой телеграммой по поводу его интервью, которое он дал 24 марта радио "Эхо Москвы".

Министр, в частности, заявил, что Российская академия наук в XXI веке бесперспективна, что ставку надо делать на вузовскую науку. По мнению академиков, министр оскорбил "многотысячный коллектив сотрудников РАН и других государственных академий, в которых успешно трудятся как заслуженные ученые, так и большое количество молодых исследователей". Об этом, по словам академиков, свидетельствуют результаты работы РАН, признанные представителями российской власти, промышленности, бизнеса, в частности, итоги Военно-промышленной конференции, прошедшей в Доме Правительства 20 марта 2013 года, а также многочисленные международные и российские награды и государственные премии сотрудников РАН.

"Считаем Ваше поведение недопустимым для министра образования и науки РФ и требуем Вашего публичного извинения перед сотрудниками РАН. Оставляем за собой право требовать Вашей отставки с поста министра", - пишут академики.

Телеграмму подписали и.о. президента РАН, вице-президент РАН А.Д. Некипелов, вице-президент РАН Г.А. Месяц, вице-президент РАН, председатель Сибирского отделения РАН А.Л. Асеев, председатель Уральского отделения РАН В.Н. Чарушин, председатель Дальневосточного отделения РАН В.И. Сергиенко, академик-секретарь ОЭММПУ РАН В.Е. Фортов, председатель Иркутского научного центра СО РАН И.В. Бычков, председатель Красноярского научного центра СО РАН В.Ф. Шабанов, заместитель председателя Дальневосточного отделения РАН Ю.Н. Кульчин.

Тезис о том, что академическая форма организации науки в XXI веке бесперспективна, что РАН надо превратить в "клуб ученых", Дмитрий Ливанов высказывал неоднократно. По его мнению, от академической формы организации науки России надо переходить на вузовскую, которая зарекомендовала себя в странах, являющихся в мире научными лидерами, и прежде всего в США. 

Министр приводит два главных аргумента. Во-первых, в вузах нет проблемы молодых научных кадров, что является сегодня главной головной болью РАН, а во-вторых, сосредоточение науки в вузах поднимет общий уровень высшего образования. 

И хотя академическая модель организации науки давала в СССР хорошие результаты, Ливанов считает, что она была эффективна в старой модели общественного и экономического развития страны. Правда, глава минобрнауки оговаривается, что переход к новой модели организации науки состоится не завтра, что это длительный процесс. Но он уже начался. В вузы вкладываются серьезные деньги, создаются современные лаборатории, приглашаются ведущие ученые из разных стран.

От редакции

Дмитрий Ливанов извинился за высказывания о РАН на "Эхо Москвы": "Если мои слова обидели кого-то из ученых РАН, то я об этом искренне сожалению, приношу свои извинения". Вместе с тем, он сказал, что в целом система организации работы в РАН неэффективна. Ответственность за это несет руководство РАН. "Мы готовы вместе с научным сообществом и руководством академии обсуждать, как должна развивать наука в России". Познакомиться с видеозаписью и стенограммой высказывания Дмитрия Ливанова можно на сайте "Эхо Москвы".
 

Прямая речь

Михаил Угрюмов, академик РАН:

Недавно в Киото, на первом глобальном саммите ведущих научных организаций мира, я спросил директоров Центра национальных исследований Франции и германского Общества Макса Планка: сопоставима ли наука в вузах и институтах Макса Планка. Они удивились. Для них нет сомнений, что при самом высоком уровне науки в вузах, им далеко до институтов Планка.

Когда рассуждают, насколько хороша американская модель развития науки, где якобы она делается исключительно в университетах, то плохо понимают, что на самом деле она из себя представляет. И чем отличается от академической, которая существует, скажем, в Германии, во Франции, в России, во многих странах Центральной и Восточной Европы. Я преподавал в США и Германии, более 20 лет работал во Франции. Поэтому могу судить о специфике каждой из моделей.

У нас многие считают, что в американских университетах наука делается преподавателями и студентами. Но это не совсем так. На самом деле наука в американских университетах делается главным образом научными специализированными лабораториями и институтами, созданными при университетах. Кстати, при МГУ есть несколько институтов, в частности, НИИ ядерной физики.

Мало того, в США есть ведомства, которые занимаются только наукой, скажем, Национальных институты здоровья. В него входят сугубо научные институты, которые даже не имеют права иметь аспирантов, только постдоков. С другой стороны у Национального института здоровья есть фонд, откуда любой ученый может получить гранты в области медико-биологических исследований.

Вообще очень странно, когда пытаются противопоставлять вузы и академии. Во всем мире между ними стремятся создать близкие связи. Академические ученые преподают в вузах на старших курсах и там же подбирать себе молодые кадры, а преподаватели участвуют в исследованиях. Кстати, это происходит и в России, скажем, в МГУ преподают около 100 членов РАН.

На чем основано утверждение чиновников Минобрнауки, что университетская наука в США эффективней, чем в РАН. Исключительно на числе публикаций, скажем, Гарварда и какого-то института РАН. Но их невозможно сравнивать, так финансирование одного Гарварда такое же, как всей РАН. Единственный объективный критерий -- это число публикаций на одного ученого и единицу вложенных денег. Но такое сопоставление почему-то никто не желает делать.

Самая большая ошибка, которую мы можем совершить, это попытаться автоматически переносить в Россию модель, которая традиционно развивалась не на нашей почве. Тогда мы разрушим собственную модель и не воспримем ту, которую переносят. В итоге рухнут обе.

Константин Северинов, профессор Университета Рутгерса (США) и Института молекулярной генетики РАН:

Наука ради науки, когда знания не передаются молодежи, да еще при сильно ухудшенной академией советского образца, не может быть эффективной. В принципе, занятие фундаментальной наукой, а именно в этом заключается роль РАН, не может быть социально оправдано, так как не направлено на получение практически важных результатов. Конечно, есть исключения, но большая часть ученых академии, в лучшем случае, удовлетворяет любопытство за счет налогоплательщиков. Учитывая, что уровень большинства исследований по международным стандартам не высок, то существование РАН, где занимаются только научными исследованиями, не очевидна.

Но если ученый одновременно передает свои знания студентам, большинство из которых хоть и не будут профессионально заняты наукой, но усвоят современные научные представления, его существование, безусловно, оправдано. Такая научно-образовательная деятельность наиболее эффективно может проводиться в университетах, где сконцентрирована молодежь. Другой вопрос, что в России число университетов, где действительно можно заниматься передовой наукой, меньше, чем количество пальцев на одной руке. Поэтому механическое закрытие РАН не приведет к автоматическому расцвету науки и качественного образования в российских университетах.

Владимир Фортов, академик РАН

Я и мои коллеги удивлены сюрреалистическими предсказаниями будущего РАН. Он предсказывает ее скорую кончину и по существу предлагает копировать зарубежный опыт. Но человечество пока не сделало какой-то единой и универсальной для всех стран системы организации науки. Каждая страна ищет и выбирает свой оптимальный вариант для нее путь с учетом собственного опыта, целей, традиций, истории сложившихся реалий и множества иных факторов. И если в Западной Европе академии были созданы  спустя столетия после университетов, то в России они возникли практически одновременно. За 300 лет своего развития наша Академия превратилась в мощную авторитетную организацию, объединяющую выдающихся ученых беззаветно служащих Родине и давших стране и миру блестящие научные результаты. И не случайно созданная в нашей стране система с успехом работает в Германии, Китае и ряде других стран. В США принята более удобная для них система - там есть три государственных академии наук, но нет министерства науки.

Надо поддерживать и развивать в российской науке все, что работает эффективно. Надо развивать науку в вузах. РАН этим активно занимается. Между многими академическими институтами и университетами существует тесная связь. Ученый РАН преподают в вузах, студенты работают на кафедрах, которые созданы в ведущих институтах академии. Сталкивать РАН и вузовскую науку лбами, значит, разрушать российскую науку.

Этот опыт тоже полезно изучить. Но в данном случае, как предупреждал поэт: "Все параллели рискованны - все глухие - Бетховены.