Новости

28.03.2013 00:20
Рубрика: Общество

Детдом закрыт. Все ушли

Зачем в селе Броди решили усыновить 23 ребенка?
Усыновленные дети сейчас - тренд N 1. Мы говорим о них на остановках, выступаем по ТВ, строчим в соцсетях. В селе Броди Новгородской области слова тренд не знают. Там без лишних трендов взяли в приемные семьи сразу 23 ребенка. А по району целых 70. Детский дом закрылся. Зачем он теперь без сирот?

Это только часть семьи Соловьевых. Старшие учатся в городе, но обещают вернуться. Фото: Юрий Снегирев/ РГ

Собственно говоря, на массовые усыновления жителей Броди подтолкнули не только любовь и сострадание. Под угрозой закрытия оказалась школа. Нет детей - нет и финансирования. Школа - это ставки десятка педагогов, директора и уборщицы. Для 180 человек, проживающих в селе, это настоящая экономическая катастрофа. Ни фермерских хозяйств, ни предприятий в Броди нет. Закрытие школы ожидает соседнее село Долгое. Там в школе на 1-е сентября останется всего 9 учеников. Их будут возить на школьном автобусе сюда, в Броди. Выкарабкалась бродийская школа. И все благодаря приемным детям.

"Мой боженька, мой ангелочек..."

"Застрельщиками" вала усыновлений выступила семья Осиповых - они взяли сразу 9 детей. Затем эстафету подхватила семья Соловьевых. И понеслось... До сих пор в деревне жил 1 приемыш. На него смотрели как на инопланетянина. А тут сразу 23 ребенка.

- Давайте сразу договоримся, - с порога шепчет мне Екатерина Соловьева, - дети все мои, родные. Не спрашивайте, кто кровный, а кто из детдома. Если надо, я сама скажу.

Да я и не собирался. Только услышал, как новоиспеченная многодетная мама обращается к детям своим. "Мой боженька, мой ангелочек".

В доме прибрано. На холодильнике магнитиком пришпилен список дел на неделю. Дети его выполняют и зачеркивают сделанное. В просторной гостиной новенький телевизор.

- Это нам подарок от администрации на Новый год, - щелкая пультом говорит Виктор. - А еще у нас есть корова от губернатора.

Как-то на встрече с приемными семьями губернатор спросил Екатерину Соловьеву, чего в жизни не хватает, чем помочь?

- Молока! - выпалила учительница. - Детям молоко нужно, а у нас всего одна корова на 15 душ.

- Будет вам молоко! - пообещал губернатор. Через неделю позвонили. Вручили сертификат на губернаторскую корову. Теперь он в рамочке украшает стену в гостиной. Корова Альфа жует сено в сарае, заготовленное этим летом приемными детьми.

- На селе, хочешь не хочешь, приучаешься работать, - рассказывает глава семейства Виктор Соловьев. Старшие, хоть им нет и 16, трактор освоили. Косят, за скотиной ухаживают. Девчонки и на стол накроют, и посуду помоют. Дом стал тесным. Так я уже два раза его надстраивал.

Первый тротуар

Пошел я в школу. Старое одноэтажное деревянное здание. В холле самодельный стенд "Вот моя деревня". Маленькие стога сена, миниатюрные избы. Околица из соломинок. Наглядная агитация с патриотическим уклоном. Но не работает она в условиях современности.

- Уезжают. Как есть уезжают, - вздыхает директор школы Геннадий Чистяков.

- У нас так говорят, - добавляет председатель районного комитета образования Татьяна Исакова. - Чем лучше работает школа, тем быстрее пустеет село. Поступают ребята и в техникумы, и в институты. А потом, отучившись, уже не возвращаются. А здесь педагогический коллектив сильный.

- Сколько сейчас учеников?

- 34.

- А сколько рабочих мест в Броди?

Стали считать, загибая пальцы. Школа - 15, садик - 5, дом культуры - 3, сельсовет - 3, магазин - 3, почта, библиотека, дом детского творчества - по одному. Получилось 32. И работают на этих местах по многу лет, невзирая на пенсионный возраст. После войны в районе проживали почти 45 000 человек. Сейчас, пережив долгую агонию 1990-х, расколлективизацию, упадок и банкротства, - 6987... На 1000 работающих - 989 неработающих. С 2009 года налоговые отчисления выросли с 25 до 65 млн, а дотации сократились до 28%.

- Приходится вкладывать свои деньги, - рассказывает глава Мошенского муниципального района Алексей Кондратьев. - Я ведь раньше фермером был. Заработал кое-что. Вот первый в районе тротуар с разделительным газоном построил. А то весной не пройти по райцентру. Две церкви отремонтировал. В одной теплый пол положил, чтоб молиться старушкам было комфортнее. А вообще инвестор в район не идет. Слабое у нас сельское хозяйство. Болота кругом. И леса непроходимые. Газа нет. Дорог хороших тоже. До станции далеко. Был бы газ, были бы дороги, глядишь, птицефабрику какую построили. Или деревообрабатывающий комплекс.

Сегодня меня еще одна из приемных дочерей впервые назвали мамой

Мы долго обсуждали экономические перспективы района. Народ уезжает на заработки. Молодежь не возвращается после учебы, потому что нет работы. Инвестор не идет, не создает рабочих мест, потому что некому работать, нет газа и нет хороших дорог. Газ не проводят, потому что из-за трех изб тянуть трубу никто не будет. По этой же причине не кладут новые дороги. Кто по ним ездить будет? Я лично был свидетелем, как пустой "пазик" ездил по райцентру и искал пассажиров до Боровичей. И расписание надо соблюдать, и о выручке думать. Заколдованный круг какой-то...

Кредит для Ромы

- Мы оттянули катастрофу на какое-то время, - вздыхает директор школы Чистяков. - Этот выпуск точно уедет учиться в город. Следующий тоже. Вернутся ли?

- А покажите мне ваш выпускной. Я хочу с ними поговорить. Что у них сейчас? Физика? Сделайте исключение для "Российской газеты"...

Директор хмыкнул и повел меня по скрипучему коридору.

...В крохотном светлом кабинете собрались два класса - 10-й и 11-й. Все 8 учеников. Меня представили. Молчание.

- Ребята, а кто кем хочет быть во взрослой жизни? Мне говорили, что у вас полным ходом идет профориентация. Что думаете, о чем мечтаете?

Беглый опрос показал, что девочки хотят быть фельдшерицами-акушерками (в соседних Боровичах медучилище). Мальчики - или дальнобойщиками, или автомеханиками. (Опять-таки в Боровичах автомеханический техникум. К тому же почти все мужики в районе работают на трассе. Крутят баранку по маршруту Москва - Хельсинки). И только один Рома, не боясь насмешек, сказал:

- Свиноводом.

Это прозвучало покруче "космонавта".

- Да, свиноводом, - уже громче повторил Рома. - Хочу выучиться, организовать в Броди настоящую ферму. Хорошая свинина сейчас в цене. Хрюшки быстро растут. Будет хорошая прибыль. И рабочие места.

Тут выяснилось, что многие хотели бы остаться в Броди и работать на ферме у Ромы. Только один мальчик с задней парты упирался. Он все равно хочет быть дальнобойщиком. У него папа дальнобойщик. Обещал устроить. К тому же он любит машины.

- Будешь у нас на ферме начальником транспортного цеха! - совсем по-взрослому кричали дети. - Надо же готовую продукцию вывозить? И в Финляндию наших свинок повезем. А что, слабо?

Давно прозвенел звонок. Но его в фантазийном пылу никто и не слышал.

- А кто кредиты даст и под что? - включился я в эту игру и понял, что мечта на моих глазах рухнула.

Дети молчали. Они знали, что такое кредит. У многих в домах телевизоры в кредит. Компьютеры в кредит. У Екатерины Соловьевой новенький корейский внедорожник тоже в кредит. Каждые каникулы муж мечется по стройкам, чтобы держаться на плаву.

- Ничего, к тому времени, как я окончу техникум, кредиты на свиноферму будут бесплатными! - уверенно произнес Рома.

...- Обедать! - приказала многодетная Екатерина Соловьева, и ослушаться мы не посмели. Дочки живо накрыли на стол. На первое солянка. На второе плов. И компот. В глаза бросались букеты живых цветов в вазах по всему дому.

- Что за праздник? День учителя?

- Да что вы, день рождения у меня сегодня, - потупилась Екатерина.

Вот так сюрприз! А я без подарка. Смотрю на папу вопросительно. Может, сбегать?

- Ни-ни, - шепчет он мне. - У нас сухой закон. При детях даже детское шампанское не пьем. Дурной пример. Потом в памяти отложится...

Кстати, Ромка из выпускного класса оказался сыном Соловьевых. Вместе пошли губернаторской корове сена давать. А я его и не узнал сначала. В телогрейке, в кирзачах, мужичок такой.

- Ну, а какой самый-самый подарок дети вручили? - спрашиваю Екатерину.

В ответ она только засмеялась, а потом отвела меня в сторонку.

- Сегодня меня еще одна из приемных дочерей впервые назвала мамой. На кухне, когда посуду мыла. Совсем незаметно так. Без предупреждения. А у меня сердце чуть не вырвалось наружу. Это самый-самый подарок в жизни. Знайте, я самая счастливая женщина на Земле!

Общество Семья и дети Усыновление сирот
Добавьте RG.RU 
в избранные источники