Новости

22.05.2013 00:20
Рубрика: Культура

Щит, кот и психоанализ

Каннский фестиваль начинает сильнее раскручивать рулетку
Понедельник, день тяжелый, на Каннском фестивале начался довольно дружным свистом журналистов, собравшихся на просмотр очередного конкурсного фильма "Соломенный щит" Такаси Миике.

Самый быстродействующий мастер Японии снял напряженный триллер о полицейской бригаде, вынужденной с риском для собственной безопасности охранять от мести откровенного подонка - молодого насильника, который понимает двусмысленность ситуации и открыто смеется в лицо своим самоотверженным защитникам. Полицейские тоже не раз усомнятся в правомерности своей миссии: закон требует, чтобы преступник любой ценой дожил до суда, но ценой оказываются многие человеческие жизни. Чтобы проиллюстрировать этот достаточно провокационный тезис, Миике очень расчетливо, как в шахматах, разыгрывает на взгляд сложную, а на самом деле максимально наглядную комбинацию, которая доводит положение до почти гротескных пределов. Игра идет с выжатой до отказа педалью, подчас с громыхающей патетикой, с кадрами, рассчитанными на вечность. В действие включаются заведомо душераздирающие и потому для серьезного искусства запретные приемы с образцово-назидательным самоубийством матери или безумцем, берущим в заложницы малышку девочку.

Сценарий сконструирован с отменным знанием зрительской психологии: действие не отпускает ни на миг, и в нем есть нужное количество интригующих обстоятельств, от эффектно выбранных мест действия наподобие скоростного чудо-поезда до таинственного миллиардера, разместившего в газетах просьбу убить насильника своей внучки и посулившего за это награду в сто миллионов иен. Я думаю, зрительская аудитория все это оценит и примет картину куда менее сурово. А здесь, на фестивале, надо ждать самых сокрушительных оценок в критических рейтингах.

В этих рейтингах, надо сказать, только что произошел решительный перелом: с вступлением в битву за Золотую пальмовую ветвь фильма братьев Коэн "Внутри Льюина Дэвиса" в конкурсе появился бесспорный лидер - картина набрала 3,3 очка, намного опередив прежнего лидера китайскую ленту "Прикосновение греха". Появился и главный (думаю, уже непобедимый) претендент на приз традиционного каннского конкурса "Кошачья пальма", который проводится среди животных, сыгравших в фильмах важные роли. Это огромный рыжий кот Улисс, который, как считают многие, все в том же фильме братьев Коэн переиграл всех коллег-актеров и решительно перетянул на себя внимание зрителей. Могу подтвердить: когда в кадре кот, все остальное уходит в его могучую тень, так что приз у него практически в кармане. Не случайно Улисс вместе с другими звездами фильма и своим дрессировщиком Дауном Барканом тоже прибыл на Круазетт. И что совершенно удивительно, даже символично: с показом картины братьев Коэн впервые за все дни в Канне воссияло солнце. Как сказано у Райкина, такова великая сила искусства.

Значительно более слабые позиции в рейтинге оказались у фильма, который тоже ждали с интересом: англоязычного психологического триллера Арно Деплешена "Джимми П. Психотерапия равнинного индейца" - он набрал только два балла, не снискав больших симпатий журналистов.

Сложность человеческой психики его героиня Мадлен попыталась продемонстрировать на русской матрешке: как одна кукла последовательно и бесконечно вкладывается в другую, так душа человека вмещена в его сердце, сердце в разум, разум в тело, и все это становится частью чего-то еще более общего - человеческой индивидуальности. На этом простом примере Мадлен докапывается до первоосновы: все эфемерно духовное сложено из чистой физики, в ней первопричины всех наших проблем.

"Джимми П." напоминает венецианский хит 2011 года фрейдистский "Опасный метод" Дэвида Кроненберга: он точно так же предлагает опыт методичного препарирования характера главного героя, этнического индейца, ветерана войны Джимми Пикара (Бенисио дель Торо). Это своего рода психологический детектив, с каким, вероятно, имеет дело любой врач, восстанавливающий клиническую картину по высказываниям больного, его жестикуляции, его поведению и выражению его глаз. Потенциально увлекательный процесс, в который фильм нас вовлекает, делая его соучастниками и даже как бы соавторами конечных выводов.

Джимми Пикар был жестоко травмирован на фронтах Второй мировой войны и поступил в военный госпиталь с жалобами на постоянные головные боли. Никаких внешних причин недуга врачи не находят и определяют диагноз как шизофрения. Французский актер Мэттью Амальрик играет психиатра, антрополога, убежденного фрейдиста Жоржа Деверо, который в ходе лечения вступает со своим пациентом примерно в столь же доверительно-сочувственные отношения, как доктор Рагин в чеховской "Палате № 6". Деверо в свое время провел много времени в племенах коренных американцев и видит коренные причины недуга своего пациента в давнем состоянии угнетенности его племени - эта угнетенность не сознается Пикаром, но имеет на него влияние, для Деверо несомненное. По этому поводу режиссер предпринимает длительные (и, как правило, мощные по изобразительному решению) экскурсы в запутанный мир воспоминаний предполагаемого шизофреника. В мир его несостоявшихся грез, его религиозной веры и жестоком в ней разочаровании, его сомнений и внутренних борений. Для такой роли как нельзя более подходит суровая замкнутость Бенисио дель Торо, актера мощного, с непроницаемым, как у Жана Габена, лицом и минимумом эмоций при огромной, потенциально взрывной силе характера. Чего не скажешь об Амальрике в роли врача Деверо: актер не изменяет своим хитроватым эксцентрическим манерам, не слишком серьезен, ребячлив и не кажется достойным Пикара оппонентом.

При некоторых актерских удачах, фильм Деплешена, мне кажется, взвалил на себя столь неподъемные задачи, что выглядит громоздким и временами скучным. Как фестивальный опыт он годится, но в прокате, мне кажется, обречен.

Культура Кино и ТВ Мировое кино 66-й Каннский кинофестиваль Кино и театр с Валерием Кичиным
Добавьте RG.RU 
в избранные источники