Новости

24.05.2013 11:12
Рубрика: Экономика

Тарифы на электроэнергию ждет реформа

На "Деловом завтраке" в "РГ" глава Минэнерго РФ Александр Новак сообщил, что отказ от перекрестного субсидирования в электроэнергетике - дело практически решенное. Эту тему мы продолжили обсуждать с нашими экспертами, выяснив у них, как изменятся тарифы на электроэнергию для населения. Вырастут или упадут?

В ситуации нам помогли разобраться эксперт от бизнеса, гендиректор VOLTA Engineering Group Олег Сундуков, директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин и независимый специалист в области ТЭК, директор департамента аудита АКГ "Уральский союз" Александр Миронов.

- Давайте сначала напомним, зачем было введено перекрестное субсидирование в электроэнергетике?
 
Пикин: Перекрестное субсидировано было введено еще в 1990-х годах. Это стало результатом обнищания населения. Необходимо было каким-то образом сдержать рост тарифов для людей. А затраты энергетиков продолжали расти, их нужно было чем-то покрывать. Поэтому стали все больше перекладывать эти затраты на промышленных потребителей. При этом население получало электроэнергию по достаточно низким тарифам, и с каждым годом объем перекрестного субсидирования только увеличивался. То есть  перекрестное субсидирование стало неким шагом социальной защиты.

- И вот, наконец, от него решили отказаться. Население стало богаче?

Сундуков: Я бы не стал ставить вопрос таким образом. Очевидно, что экономически неоправданная практика не может работать бесконечно, не нанося ущерба экономике. На данном этапе чаша противоречий переполнилась - как заявил недавно глава государства Владимир Путин, ПС начало представлять угрозу эффективному функционированию электроэнергетики и экономики в целом.

Крупные промышленные предприятия в массовом порядке переходят на строительство собственной генерации. Нагрузка на средние и малые компании, таким образом, серьезно возрастает. Им приходится теперь не только компенсировать стоимость электроэнергии для населения, но и оплачивать в возросшем объеме функционирование и модернизацию энергосистемы. На фоне определенной стагнации в экономике ситуация все сильнее сказывается на прибыльности бизнеса.

Плюс к тому энергетика из драйвера экономики все больше превращается в ее "слабое звено". По итогам 2011 года рыночная капитализация энергетических компаний РФ снизилась на 40% при 17% общерыночного падения, 2012 год рынок завершил ростом в 5%, а энергетики вновь продолжили падение - еще минус 17%. В такой ситуации инвестирование в отрасль превращается в нечто, выходящее за рамки здравого экономического смысла.

Пикин: Сейчас стоит задача перейти к прозрачному тарифообразованию и вывести из тени перекрестное субсидирование. Понятно, что одномоментно сделать это будет достаточно сложно, так как объем уже велик - 220 миллиардов рублей. И с этим нужно что-то делать.

- Насколько вырастут тарифы для населения после отказа от перекрестного субсидирования?

Сундуков: Официальная оценка объемов перекрестного субсидирования составляет от 220 млрд рублей в год (по данным ФСТ РФ) до 330 млрд рублей (по оценкам независимых экспертов). Соответственно, эту сумму и придется "оплатить" населению.

Опыт регионов, уже отказавшихся от системы перекрестного субсидирования (ранее это сделал Татарстан) свидетельствует, что рост тарифа может достигать 40 процентов. Минэнерго РФ прогнозирует рост до 80 процентов в некоторых регионах. Я склонен с такой оценкой согласиться.

Пикин: Тарифы сразу не вырастут, так как со следующего года будет введена социальная норма потребления. А она, по сути, является буфером, защищающим примерно 85 процентов текущего потребления. То есть большая часть объема потребления электроэнергии у граждан будет фиксироваться по тарифам, которые есть сейчас с поправками на инфляцию. А то, что выше, придется платить уже по реальной стоимости энергии, очищенной от перекрестного субсидирования.

Но если гипотетически представить, что завтра полностью отменят перекрестное субсидирование, то тарифы для населения вырастут сразу в два раза.

Миронов: Я согласен со своим коллегой. Если завтра отменить перекрестное субсидирование, тарифы для населения вырастут в пределах   90-100 процентов.  Расчет прост: недополученные доходы энергоснабжающие компании покрывали за счет субсидий. С учетом того, что объем перекрестного субсидирования достигает 200 миллиардов рублей в год, то вся эта сумма просто перераспределится на потребителей, в том числе на население.

- Как сделать, чтобы по нашим кошелькам все это не ударило наотмашь? Хватит ли только того, чтобы растянуть этот процесс по времени, как предложил глава Минэнерго Александр Новак?

Сундуков: Правительство, насколько мне известно, планирует вводить социальные нормы потребления, которые и станут основным инструментом поддержки наименее обеспеченных слоев населения, потребляющих электроэнергию на минимальном уровне. Также я бы еще предложил включить население в процесс двустороннего обмена данными с распределительными компаниями, который позволил бы перейти к так называемому "умному" потреблению.

Пикин: Буфером может стать введение социальной нормы потребления. То есть только 10-15 процентов потребления будут оплачиваться населением без перекрестки, по реальной стоимости. И задача - каждый год уменьшать объем социального потребления  либо повышать стоимость энергии в рамках этой нормы темпами выше, чем рост инфляции.

Миронов: Процесс во времени просто необходим, революционные начинания в сфере энергоресурсов ни к чему хорошему не приведут. А вот дополнительная поддержка населения не нужна. Времени для адаптации будет достаточно.

- И на какой срок нужно растянуть этот переход?

Пикин: Быстрее чем за пять лет это сделать, в принципе, невозможно. А если это будет сделано хотя бы за десять лет, то уже хорошо. Напомню, за последние 15 лет ликвидация "перекрестков" уже не раз обсуждалась, но никаких шагов сделано не было.

Миронов: На мой взгляд, оптимальный срок для полного отказа от перекрестного субсидирования - 5 лет.  За это время можно провести все необходимые перестроения в экономике предприятий и в семейных бюджетах.

- Какой стоит ожидать экономический эффект от отмены перекрестного субсидирования?

Пикин: Экономический эффект заключается в двух вещах. С одной стороны, промышленность будет платить реальную стоимость, то есть крупные и средние потребители. Соответственно их бизнес становится более конкурентоспособным, что позволит увеличить объемы продукции и тем самым запускается долгожданный промышленный рост.

С другой стороны, переход к реальной стоимости электроэнергии вынудит население задуматься об энергоэффективности. К сожалению, она начинается там, где ресурс стоит дорого. Тем самым понижается энергоемкость потребления, к чему мы давно пытаемся перейти. Эти факторы также увеличивают нашу конкурентоспособность на мировом рынке.

Миронов: В первую очередь, начнется развитие энергосберегающих технологий. Обострение конкуренции в ценовом поле, устранение пробелов в антимонопольном законодательстве.  Думается, это может послужить увеличению экономической активности самого населения.

Российскому обществу еще предстоит осознать всю глубину и последствия  энергорасточительности.

- Энерготарифы для промышленности снизятся или они все равно будут расти?

Пикин: Тут все будет зависеть от того, какими темпами пойдет отмена перекрестного субсидирования. Если, например, завтра все будет отменено, то тарифы для промышленности снизились бы почти в два раза. Но если растянуть это на 10-15 лет, то вполне возможно что инфляция все съест, и эффект не будет столь заметным. Но резкого роста тарифов для промышленности уже точно не будет.

Сундуков: Тарифы для промышленности растут не только из-за ПС. Здесь "играет" целый ряд факторов, которые в ближайшей перспективе устранить не удастся. В частности, я не вижу никаких предпосылок для удешевления газа, а доля газовой генерации в РФ доходит до 52 процентов.

Кроме того, инвесторам требуется компенсировать расходы на новое строительство генерирующих мощностей, которые оцениваются почти в 5,5 трлн рублей, и в сетевое строительство (запланированы в объеме 4,7 трлн рублей до 2020 года). Таким образом, инвестиционная составляющая в тарифе будет расти.

Миронов: Вряд ли тарифы для промышленности снизятся. Скорее можно ожидать, что они останутся на том же уровне.

- Если тарифы для промышленности упадут, то стоит ожидать, что товары в магазинах станут дешевле?
 
Миронов: Даже если предположить, что тарифы для промышленности упадут, товары в магазинах дешевле не станут. Менталитет предпринимательской среды в России иной, чем в западных странах.  В России -  это частый случай в торговле: оптовые цены снижаются, а в рознице остаются на месте.

Сундуков: Мы с вами ранее подсчитали, какой "бонус" получит промышленность даже при одномоментной отмене ПС. Учитывая, что процесс отказа от ПС растянется более чем на 10 лет, положительный экономический эффект полностью нивелируется вследствие всех вышеназванных причин. Так что на стоимость товаров это особо не отразится.

Пикин: В нормальной экономической ситуации так не должно происходить. На рынках, где есть конкуренция, безусловно, цены снизятся. На монопольных рынках и, в первую очередь, в ЖКХ этого может не произойти. Но в идеале, для населения цены на товары должны упасть.

Возьмите на заметку

- Как можно сэкономить на электроэнергии?
 
Пикин: Во-первых, это замена ламп. И я рекомендую сразу переходить на светодиодные, так как они больше всего экономят электроэнергию и при этом в разы долговечнее обычных энергоэффективных ламп и в десятки раз - ламп накаливания.

Во-вторых, нужно следить за потреблением энергии. Здесь все банально: выходя из комнаты, выключать свет и так далее.

И, в-третьих, покупая бытовые товары, смотрите на класс их энергоэффективности. Так как один и тот же телевизор может по-разному потреблять энергию. Все зависит от того, как они сделаны. И этот объем потребления может отличаться значительно - в два-три раза.

Экономика Отрасли Энергетика Правительство Минэнерго Экономика за неделю с Георгием Паниным Регулирование тарифов в ЖКХ