20.06.2013 23:10
    Рубрика:

    На Красной площади выступили Анна Нетребко и Дмитрий Хворостовский

    Этот концерт на главной площади страны, в котором выступили Анна Нетребко и Дмитрий Хворостовский в сопровождении ГАСО им Е.Ф. Светланова (дирижер Константин Орбелян), мог увидеть каждый по трансляции на канале "Россия 1".

    Но почувствовать атмосферу оперного действа, развернувшегося под стенами Кремля, живой артистический шарм, магнетизм самого места можно было только на Красной площади. Сувенирно-открыточная "декорация" с красно-кирпичными кремлевскими стенами и стрельчатыми башнями Исторического музея, бой курантов, повисшая рядом со Спасской башней луна, наливавшаяся под музыку Верди золотом, электрический узор иллюминации, волшебно опутавший исторические фасады - вся эта красота воздействовала не только на зрителей, теснившихся на пластиковых стульчиках, но и вдохновляла артистов.

    И если поначалу шокировало "микрофонное" звучание оркестра в Увертюре к "Силе судьбы" Верди, а волнение Анны Нетребко в первом выходе в Болеро Елены из "Сицилийской вечери" было слишком заметно по ее дыханию и интонации, то дальше оркестр ГАСО им Е.Ф. Светланова сумел продемонстрировать свою отличную форму: монолитность, красивые рельефы струнных, чистые духовые, ясный звук. А Анна Нетребко буквально зачаровала аудиторию. Причем репертуар она выбрала новый даже для себя самой.

    Первое отделение певцы посвятили музыке Верди, отметив тем самым его 200-летие. Но если прежде Нетребко пела Виолетту или Джильду, то теперь в ее репертуаре появилась Леонора из "Трубадура", которую она исполнит в следующем сезоне в Берлинской Штаатсопере, кровавая Леди Макбет, чьей сценой она открывала театр Мариинка-2, а в следующем сезоне планирует впервые спеть в Баварской опере. К слову, на пресс-конференции Хворостовский сообщил, что Анна заключила с ним пари: кровавая леди станет ее лучшей партией. В ответ баритон пообещал отметить эту победу "кукареканьем" на Красной площади. В этот раз, правда, Леди не звучала. Но в Леоноре Нетребко продемонстрировала и красивый крупный звук, и внутренний драматизм, и абсолютно волшебные верхние ноты, не боящиеся мощных крещендо.

    Хворостовский, появившийся в первом отделении в вердиевском Родриго ("Дон Карлос") и в Графе ди Луна ("Трубадур"), был равен своей вокальной харизме - жесткий темперамент, экспрессивность, благородный звук. По какому-то неведомому совпадению каждый выход Хворостовского сопровождался боем кремлевских курантов. А в арии Скарпиа из "Тоски" Пуччини куранты и вовсе вступили в ансамбль, "подыгрывая" оркестровому эффекту церковного звона. Скарпиа, к слову, - новый образ для Хворостовского и прозвучал у него не со злодейским накалом, а с мрачной, красивой яростью, тем же "благородным", ясным звуком, которым Хворостовский покоряет в своем коронном Онегине. Заключительная сцена из "Евгения Онегина" стала кульминацией для самих певцов, недавно выступавших вместе в этом спектакле в Венской Штаатсопере: Анна дебютировала в партии Татьяны, а Хворостовский стал ее "первым Онегиным". Дуэт покорил хрестоматийной чистотой характеров: уставшего от жизни Онегина, с чуть потухшей краской голоса, и сильной, искренней Татьяной, которую Нетребко спела с такой любовной детализацией каждого оттенка фразы, таким внятным, рельефным звуком, что казалось, действие развернулось на старой мхатовской сцене. Убедительно прозвучали у нее и арии Мадлен (опера Джордано), Адрианы Лекуврер (опера Чилеа), где пленял и драматический накал певицы, и зачаровывающие растянутые легато звука, и красота голоса, окрашенного теперь в более темные глубокие тона.

    О прежнем "беззаботно-игривом" имидже Анны Нетребко напомнил только ее "бис": песня Сильвы из оперетты "Сильва", где Анна под оркестровый чардаш пустилась в темпераментный пляс. А последним "бисом" вечера стал неувядающий и ностальгический советский хит "Подмосковные вечера", который певцы распевали вместе с публикой. И в антураже светящейся вечерними огнями Красной площади этот финал выглядел символично, соединяя реальность и искусство.

    Пресс-конференция Анны Нетребко и Дмитрия Хворостовского