Новости

12.07.2013 00:39
Рубрика: В мире

Тревоги пятничной молитвы

Нынешняя пятница может стать для Египта черной
Сегодня, после пятничной молитвы, миллионы египтян, приверженцев отстраненного военными от власти президента Мухаммеда Мурси, выйдут на акции протеста. Свои акции в поддержку действий армии проведут сторонники светских сил. Станет ли пятница переломным моментом в противостоянии, как будут дальше развиваться события в Египте и что в такой ситуации следует предпринять Москве, - свои пронозы дали российские специалисты по Ближнему Востоку.

Владимир Снегирев, обозреватель "Российской газеты":

- Зная египтян, я верю в их миролюбивый и добрый характер. Поэтому в ходе месяца Рамадан особых всплесков насилия не прогнозирую. Может быть, они будут на Синае, где окопались джихадисты и "отмороженные"-радикалы. Но в Каире должен возобладать здравый смысл.

Я очень рассчитываю, что этот месяц военные, оппозиция и исламисты используют для переговоров и поиска компромиссов. В отдаленной перспективе картина представляется смутной. Я угадываю контуры новых столкновений и даже войн.

Поэтому мне хотелось, чтобы сейчас военные взяли ситуацию под контроль. Другой силы, которая могла бы это сделать, в Египте нет, если не считать "Братьев-мусульман".

Но я считаю, что с исламистами пока покончено. В ближайший год первую скрипку за кулисами будут играть военные. За этот период внутри оппозиционного движения образуются вменяемые политические структуры. Сейчас их нет.

Новые интересные гражданские люди точно придут. Они есть в Египте, я их сам знаю. Пока они не набрали политического веса, но именно из них, думаю, выйдут новый президент и премьер.

В такой неопределенной ситуации России не надо делать резких движений. Мы в отличие от США правильно не торопились с объятиями в отношении "Братьев-мусульман".

Вот и теперь надо выжидать, заниматься тем, чем Россия занималась и раньше: отправлять туристов, наращивать культурные связи, вынашивать перспективные инфраструктурные проекты. Хотя, конечно, никаких серьезных инвестиций в Египет сейчас не будет. Вот и России пока следует просто смотреть за развитием ситуации.

Александр Шумилин, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады:

- Армия и власти готовы к массовому протесту, поэтому вряд ли возникнут крупные беспорядки. Руководство "Братьев-мусульман" сейчас изолируют, их сторонники деморализованы, салафиты и джихадисты к протесту не присоединятся. Они могут поддержать спокойные выступления, но не разжигание восстания, к которому призывают "Братья". В ближайшем будущем новых потрясений я тоже не вижу. Соотношение сил сейчас не в пользу исламистов.

Все будет идти в соответствии с принятой "дорожной картой", так как ее поддерживают все основные региональные игроки. К тому же, у армии есть сейчас "народный мандат" на подавление неприятных инцидентов. В будущем парламенте исламисты сократят свое присутствие. Их оппоненты, светские силы, наоборот, увеличат. Правда, те же "Братья" могут объявить выборам бойкот.

Россия на данный момент оказалась в достаточной благоприятной позиции, ибо на призывы Мурси о помощи активно не реагировала, финансовых и политических вкладов в "мусульманское братство" не делала. Теперь нужно поддерживать контакты со всеми силами, аккуратно наблюдать за происходящим, а с появлением законно избранных властей общаться и с ними, и с разумной оппозицией.

Алексей Малашенко, член научного совет Московского центра Карнеги:

- В Египте сейчас небольшая гражданская война, которая будет продолжаться неопределенно долго. Потом пройдут выборы, правда, пока даже дата не назначена. И на президентских, и на парламентских выборах будет очень острая борьба. Невозможно предсказать, кто получит перевес. Это зависит от того, как пройдет подготовка к избирательному процессу. Пока можно говорить об относительном равенстве сил, очень хрупком. Думаю, что даже после выборов положение в Египте не стабилизируется окончательно. Потому что, кто бы ни пришел к власти, решить в одночасье все проблемы не удастся. Потребуются значительные денежные вливания. Вопрос заключается в том, кто будет давать деньги? Не исключено, что в итоге все закончится диктатурой, полувоенной или полноценной военной. Египту нужна твердая рука - отец нации. Влияние России там на нуле, и даже европейское влияние не так велико, как может показаться. Зато присутствуют Америка, Саудовская Аравия и Катар.

Виталий Наумкин, директор Института востоковедения РАН:

- Есть несколько возможных сценариев развития событий. Первый - это вялотекущий конфликт. Когда будет сохраняться раскол общества на активных сторонников "Братьев-мусульман", которые продолжат требовать восстановления власти Мурси, и другую половину, которая приветствовала переворот и считает, что экс-президент потерял легитимность в силу совершенных ошибок. Если военные сохранят власть и делегируют полномочия реального управления страной в сфере экономики технократическому правительству, сохранится статус-кво.

Второй сценарий - частичной гражданской войны. Противоречия выплеснутся в открытые столкновения, попытки свергнуть власть военных и силой вернуть утраченные "Братьями-мусульманами" позиции. В то же время усилятся репрессии, ужесточится режим контроля над населением, будут дальнейшие аресты, процессы. Возможен суд над самим Мурси и над лидерами "Братьев". В этом случае возможна и частичная утрата легитимности "Братьев", которую они приобретают за счет союза с умеренным духовенством. Это очень негативный сценарий с насилием, с жертвами и, возможно, с более активным участием третьих сил.

Третий сценарий - мирная и мягкая трансформация. Это можно назвать контролируемой военными демократией, когда в стране будет достигнут консенсус и начнется подготовка к выборам. Успокоится улица, и, возможно, будет достигнута какая-то договоренность, если и не со всем движением "Братьев-мусульман", то с какой-то его частью. Теми, кто согласится участвовать в выборах и будет рассчитывать на получение некоторого количества голосов.

Если "Братья-мусульмане" примут участие в выборах, они вновь получат какое-то значительное число голосов. Но произойдет это или нет и сколько они получат, сейчас предсказать никто не возьмется. Возможен вариант, при котором их соперники в исламистском сообществе, салафиты из партии "Ан-Нур", получат больше голосов. А может быть, светские силы получат преимущество, но для этого им надо консолидироваться и выдинуть общих кандидатов. Дальнейшее зависит от того, как будут справляться с экономическими проблемами. Их может решить помощь Запада, достижение договоренностей с МВФ, а также финансирование со стороны Саудовской Аравии, ОАЭ и некоторых других государств Залива, которые поддержали военных. Если сила, оказавшаяся у власти, не будет навязывать другой части населения свою волю, можно рассчитывать на сценарий стабильности. В этом заинтересованы все, в том числе, Россия.

Георгий Мирский, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН:

- Военный переворот, который произошел в Египте, не означает установления военной диктатуры. Например, в Турции во второй половине прошлого столетия военные по меньшей мере трижды совершали операцию, смысл которой был в том, чтобы сменить одного гражданского руководителя и поставить другого. В идеале они устраняют неугодного человека и отходят в тень, чтобы следить за соблюдением правил игры.

В Египте открытой военной диктатуры нет по нескольким причинам. Военные понимают, что, скорее всего, не смогут справиться с экономикой. Если бы они открыто взяли власть в свои руки, то уже через полгода народ бы стал возмущаться, что стало только хуже. Экономику Египта не поднять без помощи Запада - нужны огромные инвестиции, кредиты, технологии. От американцев Египет получает 2,5 миллиарда долларов в год. Их них 1,3 миллиарда идет армии. Однако американский закон, принятый несколько лет назад, запрещает США помогать странам, где произошел переворот и установлены военные диктатуры.

Главная ошибка, которую может сейчас допустить новый режим, - это сделать вид, что "братья-мусульмане" отброшены с политической арены и с ними покончено. На выборах половина жителей Египта голосовала за "братьев". Допустим, многие разочаровались в Мурси, но остается как минимум треть населения, которая их поддерживает. Игнорировать ее никак нельзя. Эти люди будут рассуждать так: понадобилось три месяца, чтобы свергнуть Мубарака, а на свержение Мурси ушло всего три дня. Это значит, что ничего не мешает вновь вывести на площадь миллион человек и свалить новую власть, чтобы восстановить положение. Они понимают, что никто не будет давить их танками или с самолетов расстреливать. Народ почувствовал свою силу. Сторонники исламистов говорят: мы не позволим "фашистскому военному режиму" украсть нашу победу и положить конец демократии.

Военные понимают, что если маятник качнется в обратную сторону, то их потащат под трибунал, а значит, нельзя давать слабину. С обеих сторон нарастает ожесточение, и действительно есть угроза гражданской войны. Но при такой поляризации общества предсказывать что-то - самое бесполезное дело.

В мире Африка Египет Ситуация в Египте
Добавьте RG.RU 
в избранные источники