19.09.2013 09:36
Рубрика: Дороги

По волнам "Лены" и "Амура"

Корреспондент "РГ" на своей машине оценил качество федеральных автодорог в пяти регионах
За время этого автопутешествия спидометр накрутил 9 тысяч километров. В пути удалось не только сравнить состояние дорог и придорожного сервиса, но и получить некоторое представление о том, как живут люди в этих краях.

Поехали купаться!

Наша команда - две семейные пары - отправилась из Якутска на Байкал на двух автомобилях. В пути выяснилось, что мы не оригинальны. Подобных тандемов по пути туда и обратно встретилось немало. Новые дороги вызвали на востоке страны всплеск интереса к дальним автопутешествиям.

По трассе "Лена", пока единственной, связывающей Якутию с другими регионами, пришлось буквально пробираться под проливным дождем. Особенно тяжелым оказался участок от Алдана до Нерюнгри. 300 километров тряслись по наполненным водой ямам.

Тем не менее "Лена" настроила на оптимистичный лад. Трасса активно реконструируется, а если точнее - заново строится. Огромное количество дорожной техники, судя по номерам, свезено со всей страны. Там, где прежде серпантин трассы огибал сопки и распадки, теперь прямые участки - в пробитых взрывами скалах либо по насыпям высотой с многоэтажный дом. В местах, где встречные машины поочередно проезжали по единственной полосе, дорожное полотно расширяют до трехрядного. Самое главное - "Лену" асфальтируют. Мобильные асфальтовые заводики работают довольно эффективно.

А вот на трассе "Амур", кажется, все наоборот. В эксплуатацию ее ввели всего два года назад, но дорожное полотно уже местами пошло волнами. Самый распространенный знак - "Неровная дорога". Им обозначены участки предстоящего и уже выполненного ямочного ремонта и практически все переходы через многочисленные ручьи и речки. Потряхивает там изрядно.

Чем ближе к Чите, тем реже встречаются отрезки с трехрядным движением, где можно комфортно обогнать неспешную фуру. А на трассе "Байкал" о них приходится только мечтать, поэтому грузовики здесь напоминают ленивые кометы, за которыми тянутся длинные "хвосты" легковушек.

Рецептура сервиса

Придорожный сервис на всех трассах - это всего лишь АЗС и кафе. Меню для заведений общепита, похоже, составлял один кулинар: неизменные борщ, лагман (который всюду готовят по разным рецептам, утверждая, что настоящий - только у них), куриные бедрышки, поджарка. Но кормят вкусно.

При некоторых кафе две-три комнатки оборудованы под ночлег. Правда, никакими дорожными знаками и вывесками эти мини-гостиницы не обозначены.

Заправок по трассам в целом хватает. Однако выяснилось, что 92-й бензин, как и лагман, в России готовят по разным рецептам. После визита на одну АЗС машина летит, после другой - мотор "плюется".

Вагончики шиномонтажа вне городов и поселков нам не попались ни разу. Автомастерские на случай более серьезного ремонта даже в населенных пунктах надо искать с проводниками.

Без удобств

Первым местом на Байкале, куда нам посоветовали заехать, стала широко разрекламированная турбаза. На берегу большого залива с трудом удалось найти место среди множества автомобилей туристов-дикарей. Песок, теплая вода, дерущиеся за подачки чайки у палаток - что еще надо для неорганизованного путешественника? Вскоре выяснилось - кое-что надо!

Вдоль берега бродили десятки странно задумчивых людей с таким видом, словно что-то потеряли. Они искали туалет.

- Нет здесь туалетов, - развела руками работник турбазы в ответ на наш вопрос.

- А где же тогда…

- Это вы у депутатов спрашивайте, которые прописали в законе о Байкале, чтобы все туалеты в 50-метровой зоне от берега были снесены!

Поскольку в прибрежной зоне не наблюдалось ни деревца, ни кустика, то мы бежали оттуда без оглядки.

Рыбно-ягодная столица

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат напоминает о себе ароматом сероводорода. Скоро предприятие закроют, дышать жителям Байкальска станет легче, а вот жить - труднее. Многие бывшие работники БЦБК уже сейчас существуют за счет отхожих промыслов, превратив городок в столицу омуля и клубники.

Байкальскую гордость во всех видах продают в магазинах, на рынке, с лотков вдоль трассы. Что же касается клубники, выращиваемой местными дачниками, то специально за ней сюда шлют грузовики из других городов и даже регионов. Славу клубничного центра байкальчане закрепили, учредив ежегодный фестиваль, посвященный этой ягоде. А в сквере на берегу установили единственный в мире памятник кормилице-клубнике.

Подобное изобилие одного продукта мы увидели лишь однажды в Бурятии. Около километра федеральной трассы проходит по селу, где напротив каждого дома выставлен на продажу мед всех оттенков.

Земля до востребования

У жителей других сел, в которые мы заезжали, предпринимательская жилка оказалась гораздо тоньше. В одной из забайкальских деревушек на границе с Китаем пенсионерки жаловались:

- После развала колхоза выделили каждому аж по 50 гектаров земли. И теперь дерут за эту землю налоги. А на кой нам по 50-то гектаров? С огородиком бы справиться.

Когда-то эту землю пахали, что-то сеяли, пасли овец и коров. Теперь она заброшена. В деревне полсотни безработных мужиков, но двум местным фермерам найти работников - проблема.

В этой же деревушке повстречались "жигули" неизвестной модели с советскими госномерами.

- Со свалки машину собрал, - похвастался ее хозяин Серега. - Номера? Для красоты. Гаишников тут сроду не было.

Подумалось, что ж такой-то рукастый парень без дела не сидит?

- Да где ее тут найдешь, эту работу, - вздохнул обладатель странного авто и 50 гектаров.

Земля в наших краях разная. Тайга в Якутии и пышные леса в северном Приамурье. Ближе к Забайкалью - лесостепи, а еще дальше - необозримые степные просторы. И все это раскинувшееся на тысячи километров безбрежье представляет собой одно непаханое поле - вплоть до административной границы с Бурятией. Пересекая эту незримую черту, словно попадаешь на другую планету: как говорится, хлеба налево, хлеба направо...

Серегу бы туда - на экскурсию.