Новости

План "Вулкан", введенный для подавления массовых беспорядков в Бирюлеве, к утру был снят. А возмущение вулкана, имя которому толпа, дальше, кажется, будет лишь нарастать. Бирюлево стало новым символом гражданских волнений на почве высокоградусного, день ото дня расширяющего свою географию напряжения между "коренным" и "некоренным" населением, "своими" и "чужаками". До этого такими символами были Кондопога, Манежная площадь, город Пугачев.

Предполагаемого убийцу молодого москвича Егора Щербакова вчера нашли и взяли под стражу. Из тех, кто был задержан за участие в массовых беспорядках и нападение на полицейских, кто-то пойдет под суд. Будут исследованы причины, заставившие жителей Бирюлева прибегнуть к крайним способам проявления гражданского недовольства. Назовут должностных лиц, ответственных за происшедшее. А в Госдуме, видимо, ускорят рассмотрение законопроекта, возлагающего ответственность за национальный мир на региональные и муниципальные власти.

Тем не менее столкновения между "местными" и "неместными" будут случаться и впредь. Потому что первые заражены ксенофобией, а вторые все чаще дают поводы для нее. Неизбежны и массовые попытки внеправового "наведения порядка" на овощебазах, рынках, в кварталах, населенных "нерусскими". Потому что "народные сходы" с разгромом торговых точек, переворачиванием автомобилей, камнями и бутылками, летящими в омоновцев, - это ответ на бездействие муниципальных властей, не умеющих или не желающих взять под контроль заезжий этнический криминал.

После событий в Бирюлеве можно ждать новых зачисток на рынках, где, в частности, торгуют и граждане СНГ. То есть будет продолжен курс на защиту интересов отечественных товаропроизводителей. А также выйдет на новый виток борьба с чиновничьим "крышеванием" рынков.

Значит, причина неравноправия за базарным прилавком - в тотальной коррупции? Это вовсе неочевидно. Как неочевидно и другое - что облавы на "инородцев", выселение их за пределы России (именно этого требуют "народные сходы") будут благоприятствовать малому бизнесу коренных рязанцев, вологжан, туляков. Чиновник, облагающий данью торговую точку, не допускает этнической разносортицы - берет невзирая на лица, будь то "лица кавказской национальности" или братья-славяне.

Ожидаемо и упование обывателя на внезапное чудесное подешевление овощей, мяса и прочей рыночной снеди после зачистки торговых рядов. Мало кто понимает, что 60 руб. за кило помидоров в октябре - это не много и не мало, а всего лишь баланс между сезонным спросом и предложением. Но гораздо тревожней то, что лозунг "Россия - для русских!" все больше овладевает массами и уже перестает быть только лозунгом, становится программой вполне определенных действий.

По данным опроса, проведенного в сентябре фондом "Общественное мнение", почти две трети российских граждан настороженно относятся к трудовым мигрантам, не хотели бы жить в соседстве с ними. Половина опрошенных не желают, чтобы в их муниципальных округах открывались лагеря для нелегальных мигрантов. Потому что "мигрантов слишком много и они вообще не нужны", а также потому, что на такой лагерь "будут тратиться деньги налогоплательщиков". Кроме того, более 40 процентов респондентов считают, что "нужна депортация мигрантов". Как показывают другие опросы, лозунг "Всех мигрантов - вон из Москвы!" поддерживают 59 процентов жителей столицы.

Предполагаемый убийца Егора Щербакова - вроде бы гражданин Азербайджана, то есть мигрант. А вот Магомед Расулов, ударивший кастетом полицейского на Матвеевском рынке, не был мигрантом, он уроженец Дагестана. Но "народный сход" не делает разницы между "понаехавшими" из Азербайджана и "приезжими" с Северного Кавказа, для него все они "мигранты". Сведение тех и других к одной категории объясняется вовсе не слабой подкованностью коренного населения в политической и этнической географии. Дело серьезней: посланцев Северного Кавказа, торгующих арбузами или промышляющих частным извозом в Москве ли, Питере, Самаре, большинство местных жителей не считают своими согражданами. Они для них чужие, подозрительные, опасные люди. Одно слово - "мигранты".

Есть ли у России внятная иммиграционная политика? Да как сказать. Есть импульсивные реакции на обострение ситуации то там, то тут. Такую политику нельзя назвать ни жесткой, ни либеральной. Результативной борьбы с нелегальной миграцией все равно не получается. Где существует нелегальная миграция, там нелегально все: нелегальный бизнес, нелегальный рынок труда... Если человек, преодолев законодательные препоны, нелегально обосновался в стране, он будет держаться за нее зубами, даже если у него нет ни работы, ни жилья. Пониманием этого, судя по всему, руководствуются те, кто уже не раз предлагал (например, уполномоченный по правам человека Владимир Лукин и бизнес-омбудсмен Борис Титов) объявить амнистию нелегальным мигрантам. Но то Матвеевский рынок, то Бирюлевская овощебаза перечеркивают желание отнестись к нелегалам гуманней.

По данным ФМС, без надлежащего оформления в России живут сейчас более 10 миллионов иностранцев. Но предложение быстро, без тягостных процедур выдать им миграционные карты не найдет, мягко скажем, позитивный общественный отклик.

Происшествия Правосудие Следствие Власть Позиция Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Расследование убийства Егора Щербакова Колонка Валерия Выжутовича