Новости

28.01.2014 00:10
Рубрика: Культура

Игры с оркестром

Тайны культурной программы Сочинской Олимпиады раскрывает Юрий Башмет
Кто сказал, что Олимпиада - только для поклонников спорта? Накануне открытия зимних Олимпийских игр в Сочи 6 февраля стартует VII Международный фестиваль искусств под руководством народного артиста СССР Юрия Башмета. О культурной олимпиаде, контрапункте спортивным страстям и представленном в афише завтрашнем дне российской музыки артистический директор Юрий Абрамович Башмет рассказал "РГ".

Юрий Абрамович, как вы предусмотрели развитие событий? Ведь когда семь лет назад вы придумали Зимний фестиваль искусств в Сочи, об Олимпиаде не было и речи?

Юрий Башмет: Честное слово, все случилось спонтанно. У нас было большое турне по России в честь юбилея "Солистов Москвы". Тогда получалось, что за 15 лет существования "Солистов..." мы больше 80 процентов концертов играли за рубежом, и я предложил отпраздновать юбилей на родине. У нас состоялся феерический тур из 39 концертов во всех регионах страны, побывали везде, кроме Чукотки. Чубайс дал нам самолет для перелетов, и когда кто-то что-то стирал, в салоне самолета сушились вещи. Первый концерт прошел в Сочи, и он получился такой хороший, что городская администрация попросила дать еще несколько: у нас, мол, в это время мертвый сезон. Мы согласились и договорились. А уже после того, на ужине, где были Ирина Роднина и Слава Фетисов, Михаил Швыдкой вдруг говорит: "Вот если мы не получим олимпиаду, опять скажут, что искусство виновато". Через два месяца Сочи был выбран столицей зимних Игр, и я напомнил о том ужине Швыдкому. То есть мой нюх тут абсолютно ни при чем, правда.

В результате вы стали первым претендентом на формирование культурной афиши?

Юрий Башмет: Но я сразу сказал: мы с радостью предоставим вам готовый продукт, который будет культурной начинкой олимпиады. Только запомните: этот фестиваль родился без вас, и когда олимпиада пройдет, он будет жить без вас дальше.

Расскажите, чего ждать?

Юрий Башмет: Жанрового разнообразия. Главной фестивальной площадкой останется, как и прежде, Зимний театр, концерты, выставки и кинопоказы пройдут еще на нескольких площадках и на Красной Поляне. Будет "наше все" - "Евгений Онегин", наша авторская версия, соединившая оперу Чайковского с романом Пушкина, а певцов с драматическими актерами. Откроется фестиваль русским вечером с участием Виктора Третьякова, Ольги Перетятько, Дениса Мацуева и "Терем-квартета". Публику порадуют сопрано Барбара Фриттоли и тенор Йен Бостридж, Фазиль Сей, Олли Мустонен, легенда американского джаза Брайан Линч и баритон Эрвин Шротт. В программе фестиваля есть и балетный гала-вечер, где выступят звезды мировых театров. Театр Наций представит публике спектакль "Рассказы Шукшина" с Евгением Мироновым и Чулпан Хаматовой в главных ролях, со своей джазовой программой выступит Нино Катамадзе. Для особых ценителей есть особый проект с фондом "Моцартеум", где будет звучать только музыка Моцарта. Это наш совместный проект с Зальцбургским фестивалем. Предусмотрены камерные вечера в органном зале сочинской филармонии. Ну и "громкая часть" - королевские барабанщики Кореи, Ансамбль Александрова, Игорь Бутман.

Молва утверждает, что если раньше на официальную музыкальную политику влияли Гилельс, Ойстрах, Рихтер, то теперь - Гергиев, Мацуев, Башмет.

Юрий Башмет: Как говорил мой гениальный покойный учитель Федор Дружинин, на конкурсах борются по баллам за второе и третье место, потому что кто на первом - сразу всем ясно. Когда нас троих называют ЦК в музыке, отвечаю, что ничего просто так не бывает. Если Гергиев в течение одного сезона дает несколько премьер высокого качества, то естественно, что он попадает в число номинантов на почетные премии. Если Мацуев выходит и играет в своей атакующей манере, это не исключает того, что он тонкий музыкант. Ему дано и то, и другое. Популярность и значимость он приобрел потому, что он это может, а другие не могут. Мацуев очень эмоциональный и мегаталантливый. О себе не могу говорить, но я думаю, что мы достойны того, как к нам относятся. Даже если плюют. Пусть появятся другие, ради бога - будет, с кем сравнивать. Поверьте, публика ходит на концерты не из-за того, что мы можем обращаться к Путину. Публика ходит на наш продукт. Я считаю, что мы этого заслуживаем, но нас больше, чем трое. Есть еще гениальный Плетнев, Спиваков, другие музыканты.

При вашем графике хватает времени на свежие впечатления?

Юрий Башмет: Я тут почти случайно слушал запись "Евгения Онегина" Большого театра 1948 года, не видя фамилий исполнителей. И заслушался - какой тенор! Как раньше пели - надо же! Потом фамилию отыскал - да, знаменитый Иван Козловский.

А вы новые лица успеваете замечать?

Юрий Башмет: Замечаю, но не всегда знаю, как зовут. Мне недавно показывали чудеса на Youtube: так запевшую 12-летняя девочку, что вскочило жюри конкурса певцов. Потом вышла какая-то толстая тетеха, сказав: "я хочу стать профессиональной певицей", спела первые три ноты - и все насмешники рухнули, просто фантастика. Запомнил по имени мальчика, поскольку он скрипач - Роман Ким. Поищите в Youtube, это феерия просто. Ведение нот в кантилене, виртуозность потрясающая, причем нота в ноту. Но - ему же нужно деньги зарабатывать, он же сам сочиняет, делает вариации, снимает зал для ночных записей без публики. Так он скрипку зубами схватил и играл пиццикато - чтобы получилось шоу. Не важно, что он еще без имени и без карьеры, хотел его позвать на новогодний концерт, но пока не сложилось.

И вас не волнует, что шоу классической музыки на Youtube отнимают "клики" у серьезных музыкантов?

Юрий Башмет: Не в первый раз говорю: пусть Ванесса Мэй играет на скрипке в мокрой мини-юбке, раз уж ее продюсеры так придумали. Но благодаря ей многие впервые узнают о существовании "Времен года" Вивальди. Нужно делать что угодно, а дальше брать клещи и вытягивать паразитов. Все равно побеждать будет высокое искусство, но для этого нужны вкус, стиль, образование. Не нужно думать, что мир погибает. Дайте нам больше грязи, мы будем знать, что надо лучше мыться. Здоровее вырастем.

На Олимпиаде будут два примера музыкальной поросли, растущей "без грязи", в лучших условиях: сводный детский хор под управлением маэстро Валерия Гергиева и Всероссийский юношеский оркестр под управлением Юрия Башмета. Притом и Вы, и Валерий Абисалович не раз говорили, что в России разрушена система музыкального образования. Не получится ли потемкинская деревня?

Юрий Башмет: Я очень плохо осведомлен о хоре, но как всё, за что берется Валерий Гергиев, он будет работать - я в этом уверен. Что касается Всероссийского юношеского оркестра, который выступит на закрытии фестиваля, то это серьезный процесс, и он продолжается. Мы отбираем кандидатов без рекомендаций. Просто взяли за правило: в каждом городе, куда мы приезжаем на гастроли, посещаем музыкальное учреждение и устраиваем прослушивание. Лично присутствую, слушаем с коллегами часа два, два с половиной. Больше не получается только потому, что концерт вечером. Поэтому могу с полной ответственностью сказать, что я в курсе ситуации - в Новосибирске ли, в Хабаровске, в Сочи, Ростове-на-Дону и других городах. Я сам лично прослушивал всех этих детишек. Мы ставим баллы. Премия для победителей - участие в оркестре. То есть я знаю реально, в каком городе и что происходит с детским специальным музыкальным образованием. Даже могу сказать, никого не обижая, что город Екатеринбург на среднем уровне выше всех остальных, если не говорить о Москве и Петербурге. В мегаполисы приезжают оттуда же, из провинции. Не надо забывать, что Рихтер из Житомира, Ойстрах из Одессы, Спиваков из Уфы, Третьяков из Иркутска, Башмет из Ростова-на-Дону. Москвичи все равно есть, но их не так много.

Что будет с оркестром после Олимпиады?

Юрий Башмет: Мы не старались, но о нас узнали и пригласили в июле в Берлин, в зал Караяна - на конкурс юношеских симфонических оркестров. Это статус, конкуренция, состязание. Это значит, что опять будут сборы, подготовка с педагогами в пансионате "Сосны" на Рублевке. Сейчас я начинаю заниматься стабильным финансированием и уверен, что люди откликнутся, ведь Всероссийский юношеский симфонический оркестр создан впервые. А перед конкурсом в Берлине мы сделаем европейский тур. Важно, что не мы о себе сообщили, а нас пригласили. Это очень приятно. Значит, работа с оркестром - не Потемкинская деревня. Наоборот, его появление - большой стимул для семей, где растут музыкальные дети, для педагогов, для городов страны. Ведь ученик не будет всю жизнь играть в юношеском оркестре. Может, кто-нибудь из них встанет и будет играть стоя - с этим оркестром или с каким-нибудь другим. Как была у меня история с моей мамой.

Поделитесь опытом.

Юрий Башмет: Меня похвалили в школе, и в коридоре мама мне сказала: "Умничка, вот подрастешь и будешь играть в замечательном московском оркестре". Я этого не помню, но мама рассказывает, что я ответил "Нет, я буду еще больше заниматься, чтобы играть с лучшим оркестром стоя". Такая амбиция. В нашем туре по России мы сыграли 4 концерта в Москве и других городах, и я пригласил солистом Виктора Третьякова. И я представляю ощущения этих молодых людей, когда рядом с ними стоит живая легенда, в прекрасной форме, и играет концерт Бруха. В мое время по коридорам консерватории ходили Ойстрах и Коган. Сейчас у них такого нет. К сожалению, так жизнь сложилась, что Виктор Третьяков не ходит по этим коридорам, а это очень важно.

Вас вообще тревожит ситуация в Московской консерватории?

Юрий Башмет: Заботит. Там хорошо преподают, бывшие ассистенты Янкелевича и Ойстраха выросли в прекрасных профессоров. Но... нет Ойстраха. Третьяков мог бы стать "Ойстрахом", потому что он настоящий носитель честности, вкуса, традиции русской музыки.

А вы можете влиять на ситуацию?

Юрий Башмет: Но я не министр культуры и не ректор консерватории. Все, что от меня зависит, я делаю на 100 процентов и еще сделаю, если такой вопрос встанет, если Виктор скажет: "Да, пора мне вернуться в Отечество и там преподавать". На самом деле это в хорошем смысле живущий динозавр, он может традиции передать. Чем наша школа отличается от других? Способом мышления, а не техникой. Техника сегодня не проблема: японцы, корейцы и китайцы могут все исполнить. А вот он - изумруд. Поэтому, пока он бодр и полон сил, надо приложить максимальные усилия и вернуть его в Москву. Нужно вернуть престижность Московской и Питерской консерватории, высочайший статус конкурса Чайковского.

Не утопия?

Юрий Башмет: Нет. Если вернуться к условиям, когда музыкантов к конкурсу готовили как спортсменов - Спиваков, Каган, Третьяков, Кремер играли на инструментах из Госколлекции. Если мы патриоты, давайте этим заниматься. Давать им режим, чтобы вовремя спали, а потом занимались по восемь часов в день. Тогда на конкурс выходят по-настоящему подготовленные музыканты. Я - за это.

Культура Музыка Классика Персона: Юрий Башмет Лучшие интервью РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники