Новости

09.04.2014 00:20
Рубрика: Общество

Меня никто не любит

Андрей Брюхин: Уговорами и угрозами эта болезнь не лечится
По общему признанию, в России очень немного специалистов по таким заболеваниям, как анорексия или прямо ей противоположная булемия. Один из них -  Андрей Брюхин врач-психиатр, кандидат медицинских наук, доцент кафедры психиатрии и медицинской психологии Российского университета дружбы народов. Проблемами нарушений пищевого поведения занимается уже больше 20 лет, и первый вопрос "РГ" к нему: "А насколько актуальна сегодня эта тема - анорексия - для России?"

Андрей Брюхин: Актуальна. Потому что число людей с нарушениями пищевого поведения и нервной анорексией у нас постоянно растет. И, давайте, вначале уточнимся с терминами. Анорексия это когда пропадает аппетит, что часто бывает, если человек болен какой-то соматической, - например, грипп или онкология, - или психической болезнью, - к примеру, депрессивное расстройство.  То есть это следствие такой болезни, ее симптом. Нервная анорексия - это "самостоятельная" болезнь, относящаяся к психиатрии. Потому что в ее основе - нарушение пищевого поведения, а слово "поведение" относится к сфере психики, к сфере психологии и психиатрии. И, скажу сразу, во всем мире признано, что смертность при этом заболевании является одной из самых высоких среди различных психических расстройств.

Какова ее природа, почему человек заболевает нервной анорексией?

Андрей Брюхин: Природа многофакторная. Тут играют роль и семейные, и личностные факторы, и факторы микро-социального окружения - соседи, друзья, одноклассники, сослуживцы. Наследственность также порой дает "результат" - если кто-то из родных страдал нервной анорексией, это уже фактор риска.

Это болезнь молодых и подростков?

Андрей Брюхин: Чаще всего. И чаще всего - это болезнь девушек-подростков.  Но в последние годы, стало много людей среднего возраста, особенно женщин, страдающих нервной анорексией. И - уж  чего раньше вовсе не было - сегодня имеем довольно большой процент нервной анорексии у детей до 12 лет, есть случаи заболевания восьми-девятилетних.

Что толкает девочек к пропасти?

Андрей Брюхин:  Я думаю, ответ очевиден. Об этом сказала Раневская в фильме "Весна": "Красота - это страшная сила". Еще раньше об этом сказал Островский в "Грозе", - когда сумасшедшая барыня пророчит  Екатерине: "Красота, она в омут ведет".

Склонны ли к анорексии мальчики, юноши, молодые мужчины?

Андрей Брюхин: Склонны, хотя значительно реже. И заболевание у них протекает несколько по-другому. Чаще всего мысли о похудении провоцирует не их представление о полноте собственной фигуры, а неудовлетворенность рыхлостью мышц или неправильным обменом веществ.

Есть какой-то общий психологический портрет жертв анорексии?

Андрей Брюхин: Есть такой, в основном, он характеризует девушек. Это люди ответственные, целеустремленные, стремящиеся доводить все свои дела до конца, перфекционистки. Довольно упрямые, нередко прямолинейные. И, если у такой возникает мысль о необходимости похудеть, эта мысль будет вариться в ее сознании  долго, станет навязчивой идеей и реализовывать ее она будет со всем присущим ей упорством и старанием.

А имеются ли какие-то сходные черты, характерные особенности у семей, в которых у детей проявляется анорексия?

Андрей Брюхин: В таких семьях мамы очень часто оказываются волевыми, властными лидерами, требующими исполнительности, не дающими детям самостоятельности, неусыпно их опекающими и стремящимися к тотальному участию в жизни своих детей и полному ее контролю. Часто речь идет о неполной семье, прошедшей через развод родителей, - это всегда приводит детей и подростков к стрессу, высокому уровню тревожности и неуверенности в себе. Отсюда возникают "меня никто не любит, я несимпатичная, я толстая, значит, впереди жизнь не сложится". Семья всегда играет роль в возникновении психических расстройств молодого возраста.

Всегда ли желание похудеть - симптом опасности?

Андрей Брюхин: Желание похудеть - это нормальное желание любого человека, у которого действительно есть лишний вес.

Тогда когда же родным пора бить тревогу?

Андрей Брюхин: Когда идея похудения становится доминирующей, определяет сознание и поведение человека во всех его проявлениях, вот тогда надо бить тревогу.

Что за проявления в поведении?

Андрей Брюхин: Ограничивает себя в еде, отказывается от еды, прячет еду, использует тяжелые физические нагрузки, чтобы не поправляться, применяет всевозможные малоприятные процедуры, вроде искусственного вызова рвоты или клизм. Еще один часто проявляющийся признак болезни - начинает увлекаться кулинарией: готовит разнообразные блюда,  кормит домашних, при этом сам ничего не ест.

Тот, кто просто хочет сбросить лишний вес, периодически делает то, что он хочет делать - садится на диету, ограничивает себя в пище, идет в спортзал. Но при всем при этом у него сохраняется  вся его обычная, полноценная жизнь. Он не зацикливается на процессе похудения. У человека с нервной анорексией этой идее подчинена вся жизнь. Беда еще и в том, что родственники больного обычно не понимают всей опасности его состояния, и либо вовсе не принимают никаких мер, либо пытаются справиться с ситуацией с помощью уговоров, угроз, наказаний, что лишь ухудшает ситуацию.

Где лечится эта болезнь? Куда бежать родным?

Андрей Брюхин: Родным прежде всего надо бежать в Росздравнадзор и писать тут же жалобу, о том, что если моей дочери не окажут помощь, я подам в суд, обвинив вас в том, что моя дочь не  получает квалифицированной помощи по поводу нервной анорексии. Я говорю так жестко, потому что врачи-психиатры во многих городах нашей страны просто отказываются лечить и консультировать этих больных.

Почему?

Андрей Брюхин: Они говорят: "Мы не сталкивались с этим заболеванием, мы не знаем, как его лечить". Если врач не знает, "как его лечить", он должен отправить больного человека, к тем, кто знает, как лечить.

В одном из своих интервью говорили об отсутствии в стране специализированных центров по лечению нарушений пищевого поведения.

Андрей Брюхин: Их нет и сегодня. И это одна из причин высоких показателей летальности при нервной анорексии.

Это от недооценки серьезности проблемы или что-то еще мешает открытию таких центров?

Андрей Брюхин: Их создание - дело сложное и организационно, и финансово. Во-первых, для лечения расстройств пищевого поведения требуется целая команда специалистов разных профилей под руководством психиатра: нужны кардиологи, гастроэнтерологи, гинекологи, терапевты, психологи, психотерапевты, диетологи. Это как минимум. Во-вторых, лечение пациентов с нарушением пищевого поведения довольно недешево. Если нервная анорексия развивалась длительное время, больной находится в состоянии истощения, и организм не может быстро придти в норму, для этого требуется полтора-два месяца, иногда и больше. Это требует больших затрат.

Общество Здоровье Общество Соцсфера Медицина и здоровое питание