Новости

09.04.2014 00:20
Рубрика: Общество

Верой и неправдой

За что и за кого оправдываются социологи
Социолог в современной России - как станционный смотритель в пушкинские времена: "кто их не проклинал, кто с ними не бранивался? Кто, в минуту гнева, не требовал от них роковой книги, дабы вписать в оную свою бесполезную жалобу?.. Всю досаду, накопленную во время скучной езды, путешественник вымещает на смотрителе. Погода несносная, дорога скверная, ямщик упрямый, лошади не везут - а виноват смотритель..."

Пушкиных на наш век не напасешься, обыватели выражаются проще, но от этого не становятся добрее. "Не верю я этим социологам. Врут они все. Где они взяли свои проценты, кого они опрашивают, как по ответам 1600 человек можно судить о мнении всей России? Обман и заказуха!" После таких слов только научное хладнокровие не позволяет честному социологу выйти на большую дорогу и объяснить скептикам всю теорию в доходчивой форме.

Парадокс: про доли и проценты, про респондентов и их ответы можно прочесть на любом заборе и услышать из каждого утюга. А доверяют такой информации все меньше. Хотя, по данным ВЦИОМ, напоминающим "зеркало в зеркале", 67% россиян считают, что результаты соцопросов все-таки отражают мнение граждан. Однако четверть взрослого населения в доверии исследователям отказывает (особенно критично настроены мужчины). За последние годы доля скептиков сильно выросла. Тем не менее почти три четверти (71%) россиян уверены, что социологические опросы штука нужная. Только не такие, как сейчас... другие... "правильные". Какие именно? "Затрудняемся ответить".

Критику и самокритику развивают сами профессионалы. Неожиданностью стали данные, обнародованные в ходе недавней IV Международной социологической конференции "Продолжая Грушина": почти половина участников опроса, проведенного среди ее гостей, признались, что не всегда доверяют результатам социологических исследований. Отвечали на анкету не только социологи-практики, но и преподаватели, эксперты, представители власти. И все же только 46% доверяли публикациям на социологические темы полностью, 48% - верили лишь отдельным центрам, имеющим хорошую репутацию. 3,5% опрошенных были абсолютными нигилистами.

Скандал угас, не начавшись. У профессионалов свой "гамбургский счет". Было понятно, что речь в данном случае идет о "чистых и нечистых" внутри этого цеха, а не о науке как таковой. Но эти цифры вновь заставили говорить о том, что же такое "публичная социология", которую СМИ транслируют обществу. И не является ли порой такое "самоназвание" откровенным самозванством.

Мы провели социологический опрос! - гордо заявляют все кому не лень, от агитаторов на выборах до косметических фирм с их чудо-кремами, опробованными "32% женщин". Но надо понимать: это может быть рекламным ходом или откровенным надувательством. К социологии никакого отношения не имеет, например, анализ звонков в теле- или радиоэфир, отклики читателей на сайте газеты, возмущенные письма на какую-нибудь "горячую линию". Здесь нарушен главный принцип - наличие выборки. Нельзя опрашивать только тех, кто "сам рвется сказать". Количество респондентов определенного пола, возраста, достатка и т.п. должно строго соответствовать их доле среди населения страны или конкретного города (вводятся квоты, лишние ответы отбрасываются). Вопросы обязаны быть нейтральными и не предполагать "эмоционального давления" (чем всегда грешат "социологи от политика NN", они же по совместительству агитаторы). Формулировки вопросов должны быть четкими и ясными, иначе респондент просто ответит "да-нет-не знаю", не разобравшись в сути. Недопустимы и сочетания "соленого и зеленого" ("что вам нужнее - свобода или порядок?"). Классика жанра - вопросы, ответы на которые заведомо содержат только один ответ ("вы пойдете голосовать за нашего политика утром, днем или вечером?") или откровенные ловушки ("ты перестала пить свой коньяк по пятницам?", как говорил Карлсон). Массу подвохов таит в себе "закрытый" вопрос (с ограниченным числом ответов) и приличная головная боль - обработка результатов ответов на вопрос "открытый" (когда респондент сам называет что-то). Пример: "Какие религиозные ритуалы вы соблюдаете?" Без подсказки многие ответят "Никакие". Но из предложенного списка (ношение крестика, молитвы, соблюдение постов и т.п.) уже выберут гораздо больше пунктов. Почему? А в голову не пришло, растерялись...

Знают профессионалы и то, что люди очень часто отвечают не "как есть", а "как надо". А на финансовые или интимные вопросы вообще говорить отказываются. На все это требуются поправки, а на обработку и повторные зондажи - масса времени. Поэтому очень многие соцопросы делаются по методу "фастфуда": быстро приготовили, наспех подали, попали в топ новостей - а как потом трактовать легко меняющиеся цифры, уже не наша печаль. Проблема интерпретации - одна из самых сложных, качают головами ученые. Именно тут кончается политика, конъюнктура или агитация и начинается наука. А до науки у нас известно когда и как руки доходят.

Но аудитории все эти тонкости неведомы. Вопросы привычны, ответы - тоже. "Почему опрашивают не всех?" Да потому, что социология не статистика, опрос не перепись населения. Да и "повар не должен съедать всю кастрюлю, когда он пробует суп", выборка - это и есть та "капля воды", в которой точно отражается разнообразие мнений. "Я в социологию не верю!" - на это остается лишь ответить, что социология не Библия, верить в нее незачем, она изучает не факты, а мнения, очень часто переходящие в заблуждения и стереотипы. И нуждающиеся в постоянной перепроверке, сопоставлении и "наблюдении в динамике". Кстати, если проводить параллели со священными книгами, то Евангелий тоже не одно, а четыре - одну и ту же историю Марк, Лука, Матфей и Иоанн повествуют каждый по-своему ...

И все же, несмотря на все шпильки, социологам по-прежнему доверяют. Именно потому к этой науке примазываются все кому не лень, что "глас народа" звучит для многих куда весомее любых лозунгов и докладов. Или, вновь цитируя Пушкина и его бессмертную повесть, "сии столь оклеветанные смотрители вообще суть люди мирные, от природы услужливые, склонные к общежитию, скромные в притязаниях на почести и не слишком сребролюбивые. Из их разговоров (коими некстати пренебрегают господа проезжающие) можно почерпнуть много любопытного и поучительного. Что касается до меня, то, признаюсь, я предпочитаю их беседу речам какого-нибудь чиновника 6-го класса, следующего по казенной надобности".

Мнения

Владимир Петухов, руководитель Центра комплексных социальных исследований ИС РАН:

- Социологи люди не слишком раздражительные и ко всему привыкли. Но когда в очередной раз слышишь, что мы "продажные" и "работаем на заказ" - честно говоря, это прямо-таки бесит. Могу заявить со всей ответственностью, что официальные и лицензированные центры никогда не будут жертвовать своей репутацией. Это их главная "наработка". Не раздражает, а скорее смешит, когда непрофессионалы (особенно чиновники) начинают учить социологов тому, как проводить опросы, "кого спрашивать" и какие делать выводы. Бывают и обидные для нас самих поводы, когда в каком-либо исследовании некорректно сформулированы вопросы и критика обоснована. Но чаще всего причина непонимания - незнание. Нельзя ставить знак равенства между углубленными исследованиями, которые в течение многих лет ведут академические институты, и блиц-опросами различных социологических служб. Очень важно правильно уловить сигналы, которые нам дает общество, а это с наскока не сделаешь, на осмысление требуется время и опыт. И то, и другое часто в дефиците.

Татьяна Воронцова, специалист в сфере социологии культуры:

- Самое главное утверждение, которое у меня вызывает недоумение, звучит так: "Социологи - это те, кто занимается опросами". Остальные "мемы" - про нерелевантность выборки и некорректность процедуры - на мой взгляд, вторичны: "Все опросы куплены", "На радио честные люди сами звонили и отвечали - так все за оппозицию! А социологи пишут то, что властям нравятся", "Спрашивают не пойми кого - вот я ни разу не участвовал в опросе..."

В каждой профессии есть фасад. В социологии это массовые опросы - причем зачастую опросы маркетинговые. Именно поэтому многие наши сограждане ставят знак равенства между социологом и интервьюером, подлавливающим прохожих на улице с уговорами ответить на десяток-другой вопросов и получить в подарок сок, шоколадку или вафельный тортик.

Да, низкоквалифицированных поллстеров у нас хватает. Но при чем тут социология как наука, социолог как профессия и опросы как метод (далеко не единственный из методов исследования социальной практики)? Это все равно что уравнивать программиста с системным администратором, прося его настроить почту или дать доступ с рабочего компьютера к сайту знакомств. Или предполагать, что филологи занимаются обучением детей русскому языку и правкой текстов.

К слову, по первому образованию я филолог, и меня регулярно спрашивают, как грамотно написать то или иное слово или где ставить запятую. Отвечаю, естественно. И про опросные методики, если спрашивают, отвечаю. Хотя занимаюсь проблемами, в которых количественные исследования используются нечасто.

Общество Соцсфера Социология Социология с Екатериной Добрыниной
Добавьте RG.RU 
в избранные источники