Новости

21.04.2014 00:22
Рубрика: Экономика
Проект: Авто

На одной платформе с президентом

Проект "Кортеж" выведет на наши дороги не только лимузин для главы государства, но и недорогие семейные, офисные автомобили
Уникальный проект "Кортеж" по созданию национальной линейки автомобилей представительского класса для руководителей государства обретает первых производителей. К лету будет принято решение о том, кто станет изготовителем лимузина, "автомобиля номер один".

А сборкой внедорожников более доступного класса займется Ульяновский автомобильный завод (УАЗ). Об этом сообщил глава минпромторга Денис Мантуров.

В сентябре 2013 года правительство назначило Центральный научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт (НАМИ) единственным исполнителем госзаказа на "Кортеж". В пятницу здесь впервые в "полный рост" представили всю "семью" - от президентского лимузина до микроавтобуса. В 2015 - 2016 годах планируют подготовить их прототипы. Заметим, что великолепная "тройка" - седан, внедорожник и минивэн - из проекта под общим названием "Кортеж" создана на единой модульной платформе.

Подробности о проекте "РГ" узнала у главы ФГУП "НАМИ" Максима Нагайцева.

Максим Валерьевич, а что представляет собой в уже готовом макете лимузин?

Максим Нагайцев: Его длина, ширина, высота - это размеры, которые говорят, что это самый большой легковой автомобиль в мире. Речь идет буквально о сантиметрах, но тем не менее он самый большой, если не считать "Обама-мобиля", который на самом деле является грузовиком.

Те, кто не знает, поясню: "Кадиллак" президента США - это не легковой автомобиль. Это стилизованный при помощи оптики, решетки грузовик типа "Валдая", переделанный "Кодиак", так он называется. Не "Кадиллак", а "Кодиак".

А по дизайну в чем особенности концепции?

Максим Нагайцев: Она названа "История", выбрана из того ряда советских автомобилей, которыми пользовались главы нашего государства. И "привязана" к послевоенному периоду.

То есть был у нас тогда такой автомобиль ЗИС-110, он в свою очередь наследник "паккардовских" мотивов. Чисто эстетически стояла задача представить такие решения, чтобы он был негромоздким, и это обыграно. Было представлено более 80 работ, отобрано 20. Использовались фокус-группы, чтобы знать, как публика воспринимает эти идеи. Машина же вроде как для президента, а смотреть-то на нее будут простые граждане. Поэтому их мнение было очень важно.

В чем лично вы видите уникальность проекта "Кортеж"?

Максим Нагайцев: В том, что единая модульная платформа предназначена для использования в автомобилях не только охраняемых лиц государства, но и широко пригодна для самых разнообразных рыночных, более облегченных версий.

Это могут быть офисы на колесах, микроавтобусы для гостиниц, семейные автомобили. А внедорожник вообще является на рынке самым популярным автомобилем, так что могут быть варианты для семейного использования.

Поэтому в своем коллективе мы зовем этот проект не "Кортеж", а "Роут", то есть путь, который должны сами пройти. И "сквозняком" провести через внедорожник, седан, микроавтобус уникальные технические решения. Причем с учетом особенностей российского автомобильного рынка, который трудно прочувствовать из Германии, Америки или Японии. А мы эти инженерные задачки понимаем как решать.

И на каком этапе сейчас находится проект "Кортеж"?

Максим Нагайцев: Работы, выполняемые в 2014 году, в соответствии с современными процедурами проектирования автомобиля происходят в виртуальном пространстве, то есть в цифровом формате.

От прежней практики, когда образцы автомобиля или любого изделия изготавливались мастером быстро, "на коленке", в прошлом. Наш нынешний "виртуальный период" исключительно важен - именно сейчас происходит созревание продукта, создание трехмерного цифрового макета, к которому привлекается огромное количество поставщиков, соисполнителей как в нашей стране, так и из-за рубежа.

Кроме того, мы получили возможность приобрести за счет государства лицензии на программное обеспечение для создания более 300 рабочих мест для инженеров-конструкторов, которые будут создавать интеллектуальность собственность, обмениваться ею в мировом легальном правовом поле, заказывать и производить детали и компоненты у лучших мировых производителей. В среднем лицензии для создания одного рабочего места стоят более одного миллиона рублей. И они куплены "с поддержкой", чтобы выпускники институтов, молодые специалисты, приходя к нам, получали доступ к абсолютно новому производственному инструменту.

Из чего состоит "начинка" автомобилей, велика ли будет доля иностранных компонентов?

Максим Нагайцев: Я бы не упрощал. Мы имеем дело с беспрецедентным проектом по сложности, по полноте отработки автомобиля, потому что делаем машины дома и полностью "с чистого листа". Таких у нас в стране уже 50 лет не делали.

Есть, конечно, ряд деталей, которые бессмысленно производить в наших условиях, потому что во всем мире, на все пять континентов, их делают всего три компании. Например, клапан двигателя - это такая вещь, которая сегодня покупается, и путь к ее самостоятельному изготовлению будет непростой. Мы начинаем с того, что проектируем компоненты с иностранными компаниями, достигая при этом максимально высокого технического уровня. После этого переходим к тому, что прототипируем и изготавливаем первые образцы с большим участием иностранных компаний. Дальше начинаем снижать зависимость.

На совещании в пятницу обсуждался автомобильный двигатель для лимузина президента. Лучшие двигатели разрабатывают три ведущие мировые инженерные компании, которые обслуживают большую немецкую "тройку", англичан, американцев. Эти признанные лидеры сегодня работают в связке с нами, предлагают нам концепции, причем на конкурсной основе.

Но сегодня один из наших производителей подтвердил интерес к тому, чтобы на базе этого двигателя появилось семейство моторов от 12-цилиндровых вплоть до 4-цилиндровых. И подтвердил свое намерение производить их у себя на Заволжском моторном заводе. Об этом даже можно было не мечтать еще в прошлом году. Это означает, что мы войдем на внутренний рынок с моторами, которых в России до сих пор просто не было. Вдобавок создадим рабочие места.

На зарубежные рынки можно будет продавать эти моторы?

Максим Нагайцев: Все решения, которые сегодня мы находим для проекта, конкурентоспособны. Причем мы их патентуем. Конечно, выход на иностранные рынки - это каналы сбыта, реклама. Но я уверен, что дружественные к нам страны, увидев, что президент России пользуется таким автомобилем, будут приобретать наши автокомпоненты.

Опишите авто будущего в диапазоне на 10-20 лет.

Максим Нагайцев: 20 лет - это уже плановый период. Уверен, что уже через 10-20 лет гибридные автомобили будут больше использовать электричество, вырабатывая его на борту или заряжая. И станут максимально доступными для россиян. Потому что вырастет уровень электрификации. А при помощи электричества можно более точно контролировать и экономно расходовать углеводородное топливо, энергию.

Гибриды - вещь очень тонкая. Круизные лайнеры уже ходят с электроприводом. Поэтому направление, которое изначально анонсировал "Ё-мобиль", было абсолютно правильным, на что Прохоров и рассчитывал. Но выбор конкретных исполнителей - людей более авантюрных, нежели грамотных - стал его ошибкой. Созданная конструкция "Ё-мобиля" - тупиковая, бесполезная. Но это не относится к разработкам "Ё-Инжиниринг" в области новых технологий. Если сейчас начать использовать то, что есть хорошего в "Ё-мобиле" в серийных автомобилях, например в продукции АвтоВаза, то это массовое производство может уже скоро случиться.

А через 50 лет какими будут авто?

Максим Нагайцев: Думаю, что мы ездить будем меньше, а будем больше летать.

На автомобилях?

Максим Нагайцев: Я не назвал бы уже это автомобилем. Это будут индивидуальные средства передвижения по воздуху. На мой взгляд, сейчас очень внимательно надо смотреть на развитие мультироторных систем.

На каком топливе будем ездить?

Максим Нагайцев: Углеводород однозначно сохранится. И до последнего мы будем им пользоваться. Другое дело, появится возможность использовать его как можно меньше. Взамен придет ядерное топливо. Конечно, сначала им будут пользоваться, скорее всего, армейские соединения, там, где контроль за использованием таких веществ более надежен. По мере того, как общество будет созревать, чтобы не заниматься самоубийством, террором, такие топлива будут занимать свое место.

Сами на каком авто ездите?

Максим Нагайцев: У меня их так много, начиная от "Запорожца", "Газика 69", "Калины", заканчивая "Бентли".

Какой же вы транспортный налог платите?

Максим Нагайцев: Большой. Я на это пошел сознательно. Я человек, который должен знать все виды автомобилей. Потому что это моя профессия и моя обязанность.

Подробности

О возможной цене будущих авто из "Кортежа" обозревателю "РГ" рассказал гендиректор ФГУП "НАМИ" Максим Нагайцев. Она будет начинаться от 1 миллиона рублей для самых простых версий.

И доходить до 20 миллионов рублей, которые трудно представить рядовым читателям. "Платформа тем и хороша, что модульная, что позволяет собирать авто в очень широком ценовом диапазоне", - сказал Нагайцев.