Новости

06.05.2014 00:10
Рубрика: Культура

Праздник Заратустры

Валерий Гергиев отметил свой день рождения концертным марафоном
Выпавший, как обычно, на дни Пасхального фестиваля день рождения Валерия Гергиева был отпразднован в привычном для него формате - с утра концерт с оркестром Мариинского театра в Перми, вечером - в Концертном зале Чайковского. На следующий день - еще два выступления: в Центральном театре Российской армии и в Большом зале консерватории.

Беспрецедентный график нынешней пасхальной программы, подразумевающий ежедневные перелеты и ж/д переезды Мариинского оркестра по стране, выступления полным составом и группами (брасс и Страдивари ансамблями), исполнение "с колес" сложнейших симфонических программ, конвейер дневных и вечерних концертов - не только в городах, но и в военных гарнизонах, мог рискнуть осилить только оркестр Мариинки. Но и от него было трудно ожидать художественных результатов в столь изнурительных обстоятельствах, когда за 17 дней музыканты одолели почти 30 000 км дорог по западу и северу страны, Дальнему Востоку, Сибири и Уралу. Между тем только что прошедшие концерты музыкантов в Зале Чайковского и Большом зале консерватории стали одними из самых заметных событий сезона.

Концерт в Зале Чайковского совпал с днем рождения маэстро. В программе - "Божественная поэма" титульного композитора нынешней пасхальной афиши Александра Скрябина, чьи "поэмы" - Экстаза и Огня, уже прозвучали на открытии фестиваля. И надо заметить, исполнения эти оказались идентичными экстатичностью и грандиозностью гергиевских трактовок, умело сочетавших скрябиновскую "стихию" с жестко структурированным порядком формы. Начало Третьей симфонии (Божественной поэмы) напоминало у Гергиева медитативные переливы вагнеровского "Рейна", некий первичный хаос, выстраивающийся постепенно в четкий ритмический пульс, с почти "квадратной" жесткостью подчинявший многообразные симфонические изыски скрябиновской музыки - ее томления и "капризные" фигурации, встраивающиеся в громадные массивы тутти, императивы медных и экстатические наплывы звука. При этом ясность беспрерывно клубящейся оркестровой ткани была поразительной. А финал с нагнетающимся тремоло приводил к звуковому катаклизму, смысл которого был близок уже штраусовскому "Заратустре".

Но прежде, чем эта знаменитая партитура Рихарда Штрауса, популяризированная кинематографом и многочисленными звуковыми заставками (в том числе к телепрограмме "Что? Где? Когда?"), прозвучала в концерте фестиваля, с оркестром Мариинки выступили два солиста: победитель XIV Конкурса Чайковского пианист Даниил Трифонов и скрипач, концертмейстер Лондонского симфонического оркестра Роман Симович. Трифонов сыграл в Зале Чайковского два концерта подряд - Первый Шостаковича и Концерт Скрябина. Причем в столь разных концертах проявил свое основное качество - тонкий звуковой лиризм. В его трактовке Шостаковича неожиданно открылось волшебство, "ворожба" фортепианной фактуры, вместо острой артикуляции - игра на педальной "вуали", во второй части Lento - вход почти в малеровское томительное адажио, исключительный по красоте звук. В скрябиновском концерте - лирический, стелющийся "шопеновскими" пассажами поток, вплетающийся в живописную оркестровую драматургию. Роман Симович, солировавший на следующий день в Концерте Александра Глазунова, оказался не менее интересным мастером звуковой филиграни. Все технические сложности своей партии - двойные ноты, бренчащие "балалаечные" эффекты, быстрые темпы, синкопированные ритмы, преодолевал без малейшего напряжения, воздушным легким звуком. На "бис" неожиданно исполнил сложнейшую Третью сонату-балладу Эжена Изаи.

Но основной профиль концерта в Большом зале консерватории был симфонический - две поэмы для оркестра Рихарда Штрауса: "Так говорил Заратустра" и "Жизнь героя". Недавно эти партитуры немецкого композитора, которому в июне музыкальный мир отметит 150 лет, Гергиев с триумфом исполнил с Мюнхенскими филармониками в нью-йоркском Карнеги-холл. Однако и для мариинцев эти вершинные в оркестровом искусстве сочинения, написанные для грандиозного состава и несущие в себе импульс "сверхчеловеческого", оказались абсолютно органичными. Все их фирменные качества: мощность победительных медных, гибкость струнных с виртуозным, "вьющимся" соло в "Жизни героя", циклопические тутти, прорезающиеся, словно лезвием, сверкающими глиссандо, точное ощущение звуковых объемов, словно встраивающихся друг в друга, трансформации от танца к хоралу, к "битве", к модерну, к лирике - с блеском были представлены оркестром. И это было лучшее, что музыканты могли подарить на день рождения своему маэстро.

Справка "РГ"

В эти дни маршрут Пасхального фестиваля продолжается по городам России: Оренбург (6 мая), Пенза (7 мая), Нижний Новгород (8 мая). 8 и 9 мая Мариинский оркестр и Валерий Гергиев вновь выступят в Москве - с Альбиной Шагимуратовой в Зале Чайковского (8 мая в 20.00), с Денисом Мацуевым на Поклонной горе (9 мая в 14.00), с Анной Нетребко в "Трубадуре" Верди (Большой зал консерватории, 9 мая в 19.00).

Культура Музыка Классика Персона: Валерий Гергиев Московский Пасхальный фестиваль Классика с Ириной Муравьевой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники