Новости

28.06.2014 18:47
Рубрика: Культура

Михалков выступил против тотального запрета мата в кино

Президент Московского международного кинофестиваля Никита Михалков, подводя итоги киносмотра, высказался за то, чтобы пересмотреть положения "закона о ненормативной лексике".

Дело в том, что герои одного из конкурсных фильмов фестиваля "Да и да" Валерии Гай Германики органично используют русский мат в своем лексиконе. Прокатное удостоверение фильму могут выдать только при условии, что ненормативная лексика будет "запикана". Сама режиссер уже выражала свою позицию по этому поводу в таком ключе: "Под каток лягу, но добьюсь, чтобы фильм вышел в прокат без изменений".

Германику поддержал и Михалков.

- Закон для людей, а не люди для закона. В закон нужно, видимо, вносить какую-то коррекцию, чтобы рассматривать вопрос в каждом конкретном случае, - сказал Никита Михалков.

Режиссер назвал мат тонкой материей и одним из самых великих изобретений русского народа. При этом добавил, что он лично против того количества неоправданного мата, которое сейчас "льется" с экранов. Мат, как средство выражения крайнего состояния человека, по мнению Михалкова, оправдан. Однако, когда это становится способом общения, - это "отвратительно и омерзительно".

- Русский мат - одно из самых великих изощренных изобретений русского народа, его нельзя перевести на другие языки, - считает Михалков. - Я служил на флоте и слышал такие обороты от мичмана Криворучко, что это песня. Есть мат как крайнее выражение состояния чувств человека - страх, боль. Это, на мой взгляд, оправдано ситуацией и всегда, с точки зрения нормального человека, будет адекватно воспринято. Но когда мат - способ общения, это омерзительно. Когда же мат звучит с экрана, у художника должен включаться внутренний художественный цензор.

Напомним, закон о "ненормативной лексике" вступает в силу с 1 июля.

По словам Михалкова, фильмы ММКФ в этом году посмотрело 75 тысяч зрителей и 7 тысяч гостей, участников фестиваля и представителей прессы.

- Показатели год от года, конечно, колеблются, но не сильно меняются. Звезды, которые были приглашены и дали согласие, по разным причинам, как я уже говорил, не приехали. Основная причина - это, конечно, санкции. Когда мы об этом узнавали поочередно от каждого, становилось невероятно грустно и тревожно. Тем не менее, это, к нашему огромному счастью, не повлияло ни на фестиваль, ни на зрителей, ни самое главное - на прессу. Просто все стали понимать, что в конце концов не только звезды влияют на силу и значение фестиваля. И люди ходят смотреть кино. Я лично очень доволен, - подчеркнул Михалков.

Традиционный вопрос коснулся и того, что конкурсная программа, по мнению многих пишущих о кино журналистов, не блистала шедеврами.

- Конкурсная программа, если она составляется из премьерных картин, очень часто бывает слабая, я это знаю в том числе и по фестивалям, где бывал в составе жюри, - сказал Никита Михалков. - Единственная сильная программа была на фестивале в Пекине, но там в конкурсе участвуют картины, которые уже получали призы на других фестивалях. Нам от премьер в конкурсе отказываться не хотелось бы. Да, наверное, из 16 картин было пять или шесть, о которых можно спорить. Когда есть такая большая программа внеконкурсных картин, то в конкурсе, как мне кажется, нужно сохранять эту девственность и показывать фильмы, которые никогда не были на других фестивалях. Это имеет и большое значение для тех, кто получает призы Московского международного кинофестиваля.