Новости

23.07.2014 00:51
Рубрика: Власть

БРИКС: Возможности и лимиты

Текст: (председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике)
Очередное резкое обострение украинского кризиса, вызванное трагедией малайзийского авиалайнера, заставило снова размышлять о том, может ли Россия опираться на кого-то из международных партнеров при проведении своей внешней политики. Крайне наступательная и безапелляционная позиция Вашингтона и европейских столиц, которые фактически до начала расследования причин катастрофы назвали виновных, увеличила и так уже опасную дистанцию в восприятии между Россией и Западом. Есть ли у России долгосрочная линия поведения, которая позволит заместить связи с Западом и выстроить более сбалансированную позицию на мировой арене?

Буквально накануне ужасных вестей с Украины главные новости приходили из Бразилии, где состоялся очередной саммит БРИКС. Благодаря своему составу - Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка - это объединение видится многим в мире как прообраз системной альтернативы. Эскиз, пусть пока и не вполне четкий, другого, не западно-либерального взгляда на глобальные дела.

Аббревиатуру БРИКС придумали когда-то в компании "Голдман Сакс" для привлечения клиентов к развивающимся рынкам. Но она давно обрела другое наполнение - политическое. В центре понятие суверенитета. Если попытаться найти нечто, что объединяло бы пять очень разных стран, обнаруживается одно - все они обладают полным суверенитетом (настолько, насколько это возможно в современном мире). Полный суверенитет требует сочетания двух обстоятельств. Во-первых, способность проводить независимую политику, то есть отсутствие обязывающего членства в каких-либо альянсах или группировках, которое заставляет ограничивать свободу действий. Во-вторых, наличие достаточного экономического потенциала и веса, чтобы такую политику обеспечивать.

Если взглянуть на карту, то выясняется, что стран, отвечающих этим двух критериям, в мире совсем мало. Кроме БРИКС это, пожалуй, только Соединенные Штаты. Есть государства наподобие Индонезии, которые могут развиться до этого уровня, но пока ему не отвечают. Есть те, кто дрейфует в направлении большей "несвязанности" обязательствами, но остается членами альянсов - например, Турция. Кто-то обладает амбициями, но находится в изоляции, как Иран. Или не имеет солидной экономической базы, как Аргентина. Ее хоть и пригласили в БРИКС, но до необходимого состояния стране, которая стоит на грани очередного дефолта, далеко.

Что касается развитых государств (кроме США), то никто из них не обладает полной свободой. Европейские державы, например, зависят от Америки плюс добровольно делегируют часть суверенитета наднациональному Европейскому союзу. Франция, которой Вашингтон выкручивает руки по поводу продажи "Мистралей" России, одновременно накладывая девятимиллиардный штраф на крупнейший банк за нарушение им не международных, а односторонних американских санкций, вполне наглядно ощутила, что такое ограниченный суверенитет.

Так вот подчеркнутая суверенность и составляет настоящий фундамент БРИКС, на который могут надстраиваться следующие этажи - экономический, геополитический, идейный. Надстройка процесс долгий, но продвигающийся. Наконец, договорились о Банке развития - шаг пока достаточно скромный (объем разрешенного капитала 100 миллиардов долларов в масштабах экономик стран-членов не очень велик), но даже он вызвал встревоженные комментарии по поводу конкурента МВФ...

Во всех пяти странах полагают, что мировая дискуссия монополизирована Западом. Это не соответствует ни экономической, ни даже политической расстановке сил, препятствует нахождению свежих решений. Они могут появиться только в результате расширения обсуждения. Все страны, образующие БРИКС, потенциально представляют собой не просто быстро развивающиеся державы, а основные "полюса" многополярного устройства, региональные центры. И они уверены, что имеют право отнюдь не совещательного голоса в вопросах мироустройства.

Страны БРИКС представляют собой основные "полюса" многополярного устройства. И они уверены, что имеют право отнюдь не совещательного голоса в вопросах мироустройства

России надо преодолевать присущий ее политике западоцентризм. Дело не в том, что отношения резко обострились из-за Украины. Переориентация на незападный мир назрела давно, по мере перемен на глобальной арене, демократизации международных отношений, возникновения новых активных игроков. БРИКС - идеальный формат для того, чтобы создавать новый российский взгляд на мир. Не против Запада, а в обход его, отказываясь от стереотипа о том, что главное всегда происходит там.

БРИКС - идеальный формат для того, чтобы создавать новый российский взгляд на мир. Не против Запада, а в обход его

Оборотной стороной приоритета суверенности является тот факт, что страны БРИКС жестко и неукоснительно руководствуются собственными национальными интересами и не будут предпринимать ничего, что может их каким-то образом поставить под сомнение. Поэтому российская повестка дня будет поддержана в той степени, в какой она не противоречит интересам остальных. Если речь идет о более справедливой и диверсифицированной архитектуре мировой системы, разногласий не будет. А вот строить Русский мир в борьбе с Западом, если это станет основным приоритетом нашей внешней политики, России придется в одиночестве. На содействие партнеров по БРИКС рассчитывать не стоит, поскольку они заинтересованы в эволюционном изменении мира, а не в том, чтобы рост конфликтности расширял потенциал потрясений и ухудшал их отношения с ведущими мировыми державами.

Последние новости