11.08.2014 18:02

Как мотоцикл "Урал" стал национальным достоянием

Текст: Анатолий Горлов (Свердловская область)
10 лет со дня создания отметил первый и единственный в России государственный музей тяжелых мотоциклов. В его экспозициях и фондах хранится более 120 редких, а порой уникальных, мотоциклов и автомобилей отечественных и мировых производителей. Некоторым экземплярам присвоен статус памятников науки и техники, национального достояния России. А в целом коллекция мотоциклов в Ирбите сделает честь любому из всемирно известных музеев техники.

Мы приехали в гости к собирателю и хранителю коллекции Ирбитского музея мотоциклов Александру Буланову, давнему партнеру по ежегодным фестивалям ретротехники "РГ", и попросили его провести экскурсию по экспозициям музея.

Советский "немец" в Красной армии

Александр Ильич, музей вряд ли бы появился без мотозавода, а как в Ирбите появился завод мотоциклов?

Александр Буланов: Ирбитский мотозавод, как и многие предприятия на Урале, появился в годы войны. Он был эвакуирован из Москвы, где выпускались для Красной армии мотоциклы М-72 с боковым прицепом. В октябре 1941 года, когда немецкие войска приблизились к столице, Совет по эвакуации отдал распоряжение: Московский мотоциклетный завод эвакуировать в город Ирбит. Эта дата - 21 октября 1941 года - считается днем рождения Ирбитского мотоциклетного завода. Первый эшелон из Москвы прибыл в наш город 17 ноября 1941 года, а 25 февраля из Ирбита на фронт ушел первый состав с готовыми мотоциклами.

Правда ли, что во время эвакуации из Москвы прототип М-72 ехал на крыше одного из вагонов?

Александр Буланов: Да, в том эшелоне был вагон, предназначенный для отдела главного конструктора. Но места в нем было так мало, что эталонный образец - BMW R71 -поместили на крыше. Вот он и стоит в нашей экспозиции, он так и остался эталонным. Всего таких машин, купленных советским торговым представительством в Германии, на Московском мотозаводе было пять. Остальные разобрали на части, разрезали, чтобы использовать в качестве образца в производстве советского мотоцикла М-72. Опытные были собраны весной 1941 года, а в июле пустили серийное производство - 60-70 штук в месяц и успели сделать более тысячи машин. Из заготовок, которые привезли на Урал, и были собраны те мотоциклы, которые с первым эшелоном ушли на фронт в феврале 1942-го.

Сначала думали, что эвакуация будет временной, но поскольку в Ирбите сумели очень быстро наладить производство, это не осталось незамеченным. Постановлением Народного комиссариата среднего машиностроения в Ирбите создается мотоциклетный завод. Вот так пустило в нашем городе корни московское предприятие. В военные годы Ирбитский завод выпустил около 10 тысяч тяжелых мотоциклов М-72. Такие же выпускали в Горьком, на ГАЗе, куда эвакуировали Ленинградский мотозавод. Но горьковский выпустил значительно меньше мотоциклов, чем ирбитский завод.

После войны военный заказ на мотоциклы передали в Киев?

Александр Буланов: Не совсем так. Ирбитский завод делал армейские мотоциклы до конца 1955 года. А в Киев сначала решили передать заказ горьковского завода, который стал расширять автомобильное производство. До этого на Киевском мотозаводе выпускали мотоциклы - одиночки и мотоколяски для инвалидов. А когда Никита Хрущев пришел к власти, который был выходцем с Украины и всячески потакал украинской партийно-хозяйственной номенклатуре, в 1955 году весь военный заказ по мотоциклам передали в Киев. Там тяжелые армейские мотоциклы - М-72, потом К-750, а затем "Днепр" - выпускали до конца советской эпохи. А наш завод, который производил только армейские машины, лишился оборонного заказа.

Рождение "Урала"

Давайте пройдем к уральским мотоциклам….

Александр Буланов: М-72М - первый гражданский мотоцикл производства Ирбитского мотозавода. Точно такой же, как армейский, только индекс "М" говорит о том, что он модернизирован: колеса более мощные, спицы большего диаметра, вместо защитной окраски использовалась более широкая цветовая гамма, хромированные детали.

В то время иметь М-72 было престижно. Из автомобилей что было - "Победа" и "Москвич", которые простым гражданам не продавали, они могли рассчитывать только на мотоцикл с коляской. Но не так-то просто было его купить и потом, в 1960-70-е годы. В небольших городах и на селе он был не только престижным, он был, по сути, рабочей лошадкой. Нижнеклапанный двигатель - он же необоротистый, тянет себе и тянет. Десять мешков картошки, копну сена - пожалуйста! В лес по грибы, ягоды, в гости в соседнюю деревню - хоть куда проедет.

Он удивительно напоминает BMW R71.

Александр Буланов: Так это его точная копия. Когда создавали М-72, была установка: ни шагу в сторону. Советский мотоцикл нужен был срочно, а BMW- модель испытанная. Изменения были незначительные: усилили спицы, увеличили бензобак, крылья сделали не штампованные, а более дешевые - прокатные, были другие мелкие изменения. А в принципе это - копия BMW R71.

Параллельно разрабатывался для гражданского применения М-52. У него нижнеклапанный двигатель объемом 750 кубических сантиметров, форсировать его сложно, поскольку увеличение рабочего объема тянет за собой увеличение массы двигателя. А скорость 85 километров в час пор международным меркам была уже маловата, вот и сделали верхнеклапанный двигатель. Кубатура 500 сантиметров, но мощность стала больше - 25 лошадиных сил и скорость 110 километров в час. Но если у нижнеклапанного огромное преимущество за счет того, что он низкооборотистый, идет по грязи, как трактор, и вывозит из любого бездорожья, то здесь - обороты большие и надо газовать, чтобы выбраться из грязи, да и то не всегда успешно. К тому же к нему подцепили коляску от М-72, но десять мешков картошки он уже не тянул. И потом в 1950-60 годы 110 километров в час были неактуальны, не было у нас таких дорог.

В том варианте, что в нашей экспозиции, мотоцикл имеет экспериментальную легкую прогулочную германскую коляску. Она красива и удобна, но как картошку или сено возить? Машина, скажем так, родилась раньше времени, дорог нет, а потребность была именно в рабочей лошадке. М-52 было выпущено всего 678 штук со спортивными модификациями. А М-72 - около 200 тысяч. Теперь эта машина редкая, уникальная, один из опытных образцов - памятник науки и техники.

А кто решает: памятник техники это или нет?

Александр Буланов: Мы состоим в Ассоциации технических музеев Российской Федерации, где головным является Московский политехнический музей. И там ведется специальный реестр памятников науки и техники первой категории, ведется перечень памятников национального достояния. В нашем музее таких памятников около десятка.

Постепенно машина М-72 стала архаичной и решили увеличить рабочий объем двигателя до 650 кубических сантиметров, крутящий момент стал значительно выше, чем у М-52, "максималку" увеличили до 95 километров в час, и наши мешки с картошкой стали ему под силу. Это - модели М-61 и М-62 выпуска 1960 года. Именно с М-62 ирбитские мотоциклы стали называться "Уралами". Те, кто именует так мотоциклы более ранней поры, неправы. В этой модели впервые появилось автоматическое опережение угла зажигания.

А 1960-годы, помните? Мотороллеры "Тула", закрытые капотами везде, где только можно. Это мировая тенденция того времени - закрытые части мотоциклов. Завод тоже не остался в стороне, вот модель М-65, максимально закапотированная. Династартер, колеса на 17 дюймов, широкопрофильная резина. По тем временам очень оригинальная машина. Тоже национальное достояние России.

Штучная работа

Что тогда было в приоритете - дизайнерская мысль или техническая, красота или практичность и надежность?

Александр Буланов: Работали и над дизайном, и над техническим решением. Много моделей разработали на заводе, но в серию внедрить было архисложно. Когда еще не отдали заказы Киеву, делали армейские мотоциклы с приводом на колесо коляски. Вот сохранилась одна из таких моделей - И 7Д, с отключаемым приводом на колесо коляски и понижающим демультикликатором, у него было восемь скоростей. Тоже памятник науки и техники, сохранившийся в единственном экземпляре в таком варианте.

А вот, например, М-73 был создан по постановлению советского правительства. Если кратко, то устанавливалось Ирбитскому мотозаводу создать модель тяжелого мотоцикла ни в чем не уступающего мировым образцам. Стали мы разрабатывать его в 1978 году, в 1979 выпустили первые экземпляры: рабочий объем двигателя 750 сантиметров, пятиступенчатая коробка передач, электрозапуск, гидравлические тормоза на все три колеса с разномоментным торможением, чтобы не опрокинуть мотоцикл. В нем около десятка авторских изобретений!

Уникальная машина. Скорость больше 155 километров в час на 93-м бензине при испытаниях по ГОСТу. Это означает, что в экипаже должно быть три человека, каждый весом не менее 75 килограммов. Но двигатель специально сделали менее мощным, максимальную скорость понизили до 120. Потому что после этой отметки неподготовленный человек не сможет удержать руль тяжелого мотоцикла. Зато на этом мотоцикле часами можно было держать скорость за 100, не боясь, что прихватит поршневую группу, а на обычных "Уралах" надо было делать перегазовку. В общем, замечательная оказалась машина, прошла все испытания.

Но в серию она не пошла?

Александр Буланов: Заводу постановлением правительства дали задание выпускать до 200 тысяч мотоциклов в месяц. Производственных площадей не хватало, для новых корпусов снесли красивую старинную деревеньку Подкорытово рядом с заводом. Закупили оборудование, нужно было 5,8 миллиона рублей на пятилетку 1980-1985 годов, чуть больше миллиона в год, но не дали.

Завод в это время, работая в три смены, приносил государству ежегодно более 20 миллионов рублей чистой прибыли, а одного миллиона в год на выпуск новой модели для нас не нашлось.

Потом грянула перестройка, и все покатилось вниз. На территории бывшей деревни сейчас свалка, а М-73 остался в истории одной из лучших моделей Ирбитского мотозавода. Их было выпущено всего восемь штук, два мотоцикла хранятся в нашем музее. Они и сейчас современно смотрятся, хотя прошло более 30 лет.

А как появился на свет милицейский мотоцикл?

Александр Буланов: В 1990-е годы завод стал искать рынки сбыта продукции. Тогда появились иномарки и ГАИ стала нуждаться в скоростных мотоциклах. Завод предложил модель с обтекателем, мигалками, рацией и всем необходимым. Милицейское начальство посмотрело и отказалось, а через пару лет возникли автомобильные заторы, пробки, и милиция пришла на завод с просьбой дать им мотоциклы. Рады бы, но производство было ликвидировали, завод не смог его восстановить.

А эта красивая конструкция?

Александр Буланов: Это уже 2000-е годы. Модель сделана в стиле ретро, так и называется. Бензобак старинной формы, на нем рукоятка переключения передач, сидения, глушитель "рыбий хвост", но модифицированная современными узлами - дисковые тормоза, электрозапуск. Машина в России малоизвестная. Ее больше знают за рубежом, сейчас более 95 процентов продукции завода идет за границу. Мотоцикл выпускается в одиночном варианте, без коляски. В России "Ретро" не покупают, он очень дорогой, стоит от 12 до 14 тысяч долларов. Его покупают люди состоятельные, любители мотоциклов, коллекционеры мототехники.

Цирк и не только

Ирбитское предприятие выпускало ведь и автомобили?

Александр Буланов: В 1950-е годы, когда у завода забрали армейский заказ на мотоциклы, на предприятии стали искать свободные ниши в производстве похожей техники. Такая ниша нашлась в классе микроавтомобилей. На базе нашего мотоциклетного двигателя с принудительным охлаждением создали автомобиль "Белка", городской и сельский вариант. О нем много писали в прессе, хотели пустить в серию, но потом тема постепенно захирела.

В 1958 году на заводе создали "Огонек" - полноприводный джип с мотоциклетным двигателем. Он есть в нашей коллекции, хранится в фондах. Разрабатывали также армейский плавающий вездеход, чтобы вывозить раненых с поля боя. В нем использована интересная разработка: рулевая колонка выводилась вбок, водитель мог управлять автомобилем, передвигаясь ползком или вплавь, рядом с ним.

А вот "Уралец" обликом смахивает на "Запорожец" и не случайно. В 1950-е годы Хрущев, пока ниша микролитражных автомобилей оставалась свободной, решил: зачем в Ирбите делать микроавтомобили? И отдал проект в Запорожье. И нашу группу, которая в отделе главного конструктора много лет занималась автомобилями, отправили туда и все уральские разработки оказались на Украине. Первый "Запорожец", кстати, испытывали с двигателем от "Урала", правда форма кузова была уже другая.

А уже 1990-годы была попытка сделать коммерческий грузовичок по типу "Газели" и микроавтобус. Идея осталась только в макете.

Какими экземплярами особенно гордится музей?

Александр Буланов: В коллекции есть цирковой мотоцикл, сделан по заказу цирка Юрия Никулина в 1995 году. В цирке на Цветном бульваре Александр Курбанов придумал байкерский номер, нужно было два мотоцикла. Никулин позвонил на завод, ему обещали сделать.

Я специально ездил в екатеринбургский цирк, прикинул размеры арены, осмотрел систему освещения. На мотоцикл решили установить двигатель с жидкостным охлаждением, электрозапуск и дисковые тормоза, которых на серийных мотоциклах еще не было. И все отхромировали. А в принципе это - серийная модель ИМЗ 8.123. 10, только Александр сделал байкерский руль и сиденья под себя.

Когда мотоцикл выезжал под свет прожекторов и софитов, он весь сиял и производил потрясающий эффект. Десять лет Курбанов с байкерским номером выступал на "ура" в России и за рубежом. Но номер не может быть вечным, а в память о великом артисте Юрии Никулине мы оставили мотоцикл у себя.

Другой уникальный экспонат - "Акула". Это направление появилось в США в 70-е годы прошлого века. Как художник пишет картину, так и байкер, конструктор, механик создает мотоциклетный образ. По кастомайзингу проводят чемпионаты мира, Европы, России. В нашей коллекции представлен чемпион России 2005 года в национальном классе. Создал его Олег Скворцов из города Чайковского на базе нашего экспериментального двигателя с модели М-73, только здесь 1000-кубовый вариант. Олег в аскетичной, лаконичной манере создал образ акулы, даже подставка выполнена в виде плавника акулы.

У вас в коллекции много импортных мотоциклов. Откуда они?

Александр Буланов: Треть коллекции музея - мотоциклы иностранного производства. Первые модели - шесть великолепных экземпляров - были приобретены еще в 1940 году для того, чтобы выбрать прототип для советской армейской модели мотоцикла. Harley Davidson WLA 42, Royal Enfield, NSU, Zundapp, BMW R-12 - все подлинные. А после, когда завод стал выпускать мотоциклы гражданского назначения, зарубежные мотоциклы стали приобретать для сравнения. Ведь глупо в отрыве от всего мира изобретать велосипед, если он уже там изобретен. У завода уже была валюта от экспортных операций и он закупал модели тяжелого класса свыше 500 кубических сантиметров.

Vincent Rapid из нашей коллекции - тоже памятник техники, их было выпущено очень мало. 170 километров в час он развивал в конце 1940-х годов! В Англии есть клуб владельцев этих мотоциклов, их представители приезжали в музей и предположили, что у нас неверная датировка выпуска машины, попросили выслать номера деталей, чтобы установить верную дату. Мы отправили всю информацию, а они прислали документ, в котором сказано, что это был заказ торгового представительства Советского Союза и указан год - 1947-й. Таким образом, дата подтвердилась.

Как Путин "Волка" оседлал

От этого мотоцикла, помню, молодежь сходила с ума. Это "Волк"?

Александр Буланов: "Вояж". В 1990-е годы в среде байкеров прошло время бесшабашных гонок, хулиганства на дорогах, они стали более степенными, появилась мотоциклетная культура. И для байкеров в 1996 году завод сделал "Вояж", мотоцикл без коляски, с увеличенным углом вилки, кожаными сиденьями, высоко поднятым рулем, электрозапуском. Их было изготовлено около девяти сотен. Он был всем хорош, но все-таки это был круизер, а не чоппер - чисто байкерский мотоцикл с узким передним и широким задним колесами.

Тогда на заводе сделали чоппер с "сухой" рамой, без амортизаторов, назвали "Кобра". Ее забраковали, ну, какая, дескать, "сухая" рама по нашим дорогам, не понимая, что это мотоцикл тусовочный. На нем не надо ездить за тысячу верст на рыбалку. В общем, из 16 выпущенных экземпляров "Кобры" в России осталось три - две в нашем музее, один в Самаре, один в Эстонии, а 12 штук забрали англичане, которые понимают толк в таких машинах.

Потом и у нас оценили мотоцикл, заказы пошли, но завод уже переделал конструкцию, мотоцикл обрел амортизаторы и "Кобра" эволюционировала в "Волка".

Ходят слухи, что у Владимира Путина такой мотоцикл.

Александр Буланов: Это информация идет, как говорится, через пятые уста. Путин сидел на этом мотоцикле, это правда. Было это в 2000 году, его тогда только избрали президентом. В Нижнем Тагиле проходила выставка вооружения, и наши мотоциклы там тоже были представлены - с пулеметами, минометами в колясках. Ну, и "Волк" только что разработанный заводчане тоже привезли туда. Когда тогдашний губернатор Свердловской области Эдуард Россель с Владимиром Путиным проходили мимо, президент остановился, наш директор нажал кнопку запуска и завел двигатель, Путин сел за руль, погазовал, похвалил мотоцикл.

Знакомства с "Волком", как я узнал позже, в президентском регламенте не было. Через два дня, как только вернулись с выставки, этого "Волка" я быстренько прибрал в музей. Но у Путина такого мотоцикла точно нет.

На мотоцикле - в книгу Гиннесса

Как представители Ирбитского мотозавода попали в Книгу рекордов Гиннесса?

Александр Буланов: В Книге рекордов Гиннеса мы вычитали, что один представитель Южной Африки проехал по полигону на мотоцикле Honda с поднятой коляской 3 часа 5 минут. Я испытатель, мастер спорта, что такое для меня три часа с поднятой коляской? В один из заводских праздников в 1992 году пригласили в Ирбит представителей Книги рекордов, и на беговой дорожке стадиона Костя Матвеев (заводской спортсмен - прим. ред.) по кругу перед комиссией ездил с поднятой коляской 8 часов 14 минут, пока у него бензин не кончился.

Поскольку собрали представительную комиссию, то решили и уж заодно и другие рекорды установить. Владимир Глухих задним ходом проехал 171 километр за 8 часов 47 минут. А третий рекорд установили мой друг Толя Бекишев и я. Стартанули, подняли коляску, она весит 92 килограмма, и в таком положении провели 24 часа, проехав 1014 километров. Почему вдвоем? Надо было заправляться на ходу, а одному это сделать невозможно.

Как вы это делали?

Александр Буланов: Нам на ходу подавали канистры, и мы заливали бензин в бак. Более того, сменяли друг друга, чтобы отдохнуть, и все это - с поднятой коляской. Эти рекорды не побиты по сей день. Признаюсь, держать в руках 92 килограмма целые сутки - очень сложно. Когда остановились, нас повели чествовать в банкетный зал, а мы не могли взять фужеры с шампанским, настолько набило руки. Пришлось брать бокал двумя руками, как чашу.

А на следующий год решили проверить, сколько может проехать мотоцикл "Урал" без остановки в нормальном положении. Костя Матвеев, Толя Бекишев и я вот на этом мотоцикле проехали без остановки 18 суток, преодолели 25 505 километров. На ходу заправлялись, заменяли колеса. Базовая точка - стадион, где проходили заправка, ремонт, смена водителей на глазах у комиссии, дальше в сопровождении ГАИ выводили за город, там плечо 50 километров прямо, разворот, и обратно. Контрольные пункты, график движения все отмечалось. Ехали поочередно, сменяя друг друга.

Этот рекорд потом итальянцы побили, проехав 32 тысячи километров. Но национальный рекорд остался за нами. В Уральском федеральном округе ирбитчане  единственные, кто получил сертификат на установленный рекорд и занесен в Книгу рекордов Гиннеса.

Ирбит и известен как город мотоциклетного спорта.

Александр Буланов: На мотоспорт город был обречен с появлением мотозавода. Первые соревнования прошли еще в годы войны, в 1944 году. А в 1945 году организуется мотоклуб и команда ирбитских пацанов, обкатчиков мотоциклов на первенстве Советского Союза под Москвой стала победителем. А конструктор Игорь Окунев с Алексеем Антроповым стали рекордсменами Советского Союза. С 1945 года по настоящее время ирбитчане завоевали почти 600 наград на первенствах, чемпионатах Советского Союза и России. 59 чемпионов Советского Союза и России, кто стал чемпионом один раз, как я, а кто по десять и более раз. Почти все победы одержаны на ирбитских мотоциклах.

Высокие гости

Нынешний музей создавал ведь не завод?

Александр Буланов: Создавал его я и постарался, чтобы заводскую коллекцию не продали. А там было много машин, в том числе тех, которые покупали в качестве пособий для заводских конструкторов и дизайнеров. Хозяева менялись, коллекцию решено было продать, но не успели - в 2002 году ее выкупил город. Сначала создали муниципальный музей, а потом, учитывая значимость коллекции, государственный.

Много иностранцев приезжает посмотреть вашу коллекцию?

Александр Буланов: В год две-три сотни туристов из-за рубежа. Для нашего небольшого города это много. Приезжают и на мотоциклах и автобусами их привозят из Екатеринбурга. В Ирбите - четыре известных музея: этнографический, изобразительных искусств, народного быта и музей мотоциклов. Самый популярный - наш. Коллеги ревнуют к нам туристов, но не в обиду им будь сказано: похожие экспонаты можно увидеть и в других местах, а наши - только здесь и нигде больше.

Из знаменитостей кто у вас бывал? Я знаю, приезжал принц Майкл Кентский, большой поклонник ретротехники.

Александр Буланов: Многие были. Послы Великобритании и США, принц Кентский приезжал, через Ирбит специально проложили маршрут пробега на ретроавтомобилях "Пекин-Париж", а там среди гонщиков немало представителей знаменитых европейских фамилий. В очередной раз опять через наш город собираются проехать. Но мы не спрашиваем, какой страны ты принц, мы рады всем.

Кстати

Еще два десятка лет назад на Ирбитском заводе выпускали до 130 тысяч мотоциклов в год, на предприятии трудились более 10 тысяч человек. Сейчас работает немногим больше ста, выпускают мотоциклы для зарубежных любителей тяжелой техники, всего - менее тысячи экземпляров в год. Российские потребители вряд ли потянут такие цены: модель "Соло" стоит от 308 тысяч рублей, "Турист" - 435 тысяч, "Ретро" еще дороже - 465 тысяч рублей по каталожным ценам.