Новости

09.10.2014 00:01
Рубрика: Культура

Книжная полка против Серого Волка

Вернутся ли в нашу жизнь семейные чтения вслух?
В 1927 году поэт Константин Бальмонт, оказавшись в эмиграции, с недоумением писал: "Никто здесь не читает ничего. Здесь все интересуются спортом и автомобилями..."

И вот прошло почти сто лет. Спорт, автомобили и примкнувший к ним телевизор давно захватили всю планету. Монитор заслонил нам звездное небо. Компьютерные игры стали наркотиком.

И все-таки книга жива! И во многом - благодаря детям. Ведь оказалось, что малыши не согласны променять живое чтение сказок даже на самые модные гаджеты. У Винни Пуха, Красной Шапочки и сестрицы Аленушки могут быть только родные голоса.

Я знаю несколько семей, где по вечерам никто не разбегается по углам с планшетами и ноутбуками, а все собираются вокруг увлекательной книжки. Правда, найти такую книгу непросто - слишком разные сейчас вкусы у детей и родителей, у внуков и дедушек-бабушек. И вот в помощь им - наша новая рубрика. В ней мы будем рассказывать о книжных новинках, которые интересно рассматривать и читать всей семьей.

Напоследок поделюсь своим личным открытием с теми, кто еще не испытал счастья домашних чтений: главную радость испытывает тот, кто читает, а не тот, кто слушает.

1. Самая необычная

В этом году "Мурзилка" отмечает почтенную дату: 90 лет со дня выхода первого номера. В честь такого события выходит в свет четырехтомная антология, где собрано все лучшее, что было в журнале. В первом томе - рисунки, сказки, стихи и рассказы за первые тридцать лет жизни "Мурзилки". Тогда в тоненьком детском журнале с радостью печатались К. Чуковский, М. Пришвин, С. Маршак, Е. Шварц и К. Паустовский...

"Архив Мурзилки" помогает увидеть далекую эпоху глазами ребенка. Ярче всего перемены отражались на обложке журнала. Оказывается, даже в сталинские годы обложки не всегда были примитивно идейными. Детский журнал часто передавал душевное состояние общества. Вот мартовский номер журнала 1935 года, во всю обложку - готовый к прыжку свирепый леопард.

А вот обложка 1940 года: на акварельном рисунке - девочка в летнем платьице с двумя воздушными шариками. Девочка будто парит, улетает. Мирная жизнь навсегда улетает...

Как повзрослели маленькие читатели после войны! Многие рассказы из послевоенной "Мурзилки" кажутся сегодня взрослыми. Вот рассказ Нины Артюховой "Через цепочку". Сюжет прост: 1945 год, мать уходит на работу, наказывая детям никому не открывать дверь. В это время возвращается с войны офицер. Дети приоткрывают дверь на цепочку, и, не узнав отца, вновь запираются. Фронтовик растерянно топчется у родного порога до самого вечера...

Книга "Архив Мурзилки" - не учебник истории, а нечто большее: учебник понимания родных людей, бабушки и дедушки, прабабушки и прадедушки. Возможно, их уже нет на свете, но, листая "Мурзилку", чувствуешь: они рядом. А в нарисованной девочке в беретике узнаешь свою бабушку. Что-то подсказывает сердцу: в детстве она была именно такой...

Вот-вот должен выйти второй том "Архива..." (в двух томах: 1955-1965 и 1966-1974 годы).

2. Самая красивая

Алексей Ремизов. Кострома и другие сказки. С.-Петербург, Вита Нова, 2014

Кострома в этих сказках вовсе не милый город на Волге, а мифическое существо, перешедшее из древних обрядов в детскую игру. Первая книга ремизовских сказок "Посолонь" вышла в 1907 году и понравилась не только трехлетней дочке Наташе. Критики недоумевали: откуда у столичного интеллигента такой слог: "Еще до рассвета, когда черти бились на кулачки и собиралась заря в восход взойти, вышел из леса волк..."

А возникли ремизовские сказки из происшествия, которое не предвещало ничего доброго. Во время демонстрации полиция арестовала студента Алексея Ремизова. Его по ошибке приняли за смутьяна и сослали на Север. Через шесть лет Ремизов вернулся из ссылки знатоком былин и сказок. По вечерам он рассказывал их дочке. Наташино словечко "ведмедюшка" украсило сказку "Снегурушка".

А книжку, о которой я пишу, с огромной любовью украсила петербургский график Вера Павлова. Одна картинка полна света белых ночей, другая - зимней сини и звезд, и каждая вплетена в оправу стиля модерн - стиля той эпохи, когда творил Ремизов.

3. Самая познавательная

Елена Литвяк. Летний сад. Москва. Издательский дом "Фома", 2014

Какой, скажите, Летний сад, когда на носу зима? Но каждый из нас помнит с детства: как приятно слушать что-то про лето, когда за окном ветер и мокрый снег.

Книжка Елены Литвяк об истории заложенного Петром I Летнего сада состоит из небольших рассказов, понятных и дошкольникам. А как писать для малышей, Елена знает, возможно, лучше многих, она - мама четверых детей. Девочка и три мальчика!

4. Самая нежная

Константин Бальмонт. Фейные сказки. Москва, РИПОЛ классик, 2014

Как и Ремизова, поэта вдохновила на книгу маленькая дочка. В 1905 году, когда жизнь взрослых сотрясала Первая русская революция, Бальмонт написал для дочки Нины книгу благоговейных стихов о райской стране, населенной феями, светлячками, шмелями, мошками, стрекозами... Исток этой книги не только в детстве Константина, выросшего среди лесов и полей, но и в драме, едва не оборвавшей жизнь поэта. В 23 года Бальмонт выбросился с третьего этажа, пытаясь покончить с собой. Молодой человек отделался переломами. Год ему пришлось провести в постели. Вспоминая это время, Бальмонт писал: "Я уже не чаял, что когда-нибудь встану; я научился от предутреннего чириканья воробьев за окном и от лунных лучей, проходивших через окно в мою комнату, великой сказке жизни, понял святую неприкосновенность жизни..."

Столь же трепетны и нежны рисунки к "Фейным сказкам", исполненные молодой художницей Надеждой Чехониной. Это ее первая работа в книжной иллюстрации.

5. Самая веселая

Наталья Ключарева. КенгурУтро. Москва, "Октопус", 2014

Ключарева начинала свой путь в литературу как поэт. Потом проза жизни сделала Наташу прозаиком. В этом году она дебютировала в качестве детского писателя и поэта. Сначала выходит ее сказка "Король улиток", а теперь и книга стихов для детей. Это быстрые, озорные стихи-прыгалки. Они рождены той радостью, которую во взрослой литературе теперь не встретишь: радостью быть мамой.

Рано-рано поутру

Встала мама-кенгуру.

А в кармане кенгуренок

Заворочался спросонок...

А вечером как хорошо выйти на лавочку и затянуть:

Ой ты, речка-речка,

Молви нам словечко,

Ты скажи нам, речка,

Где твое сердечко?..

6. Самая вдохновенная

"Мы празднуем Лицея день заветный..." Автор-составитель Светлана Павлова. С.-Петербург, "Библиополис", 2014

С этой книгой "пятерка" по литературе обеспечена. Но, конечно, не в "пятерках" радость, а в том, что можно узнать о легендарном Лицее много любопытного и нового.

Автор книги Светлана Васильевна Павлова - один из авторитетных исследователей истории Царскосельского лицея. Много лет она собирала стихотворения лицейских поэтов на 19 октября. Впервые под одной обложкой встретились посвящения лицейскому дню сорока лицеистов - от Илличевского и Дельвига до Андрея Терне, скончавшегося в 1967 году.

7. Самая добрая

Юрий Коваль. Круглый год. Москва, РИПОЛ классик, 2013

С этой книжкой произошла интересная история. Когда-то, еще в 1970-х годах, Коваль написал близ Ферапонтово несколько маленьких рассказов про деревенскую жизнь. Пока он писал их, в Минске родилась девочка Вероника Федорова. Эти события в ту пору не были связаны, но жизнь такая штука, что она ждет чего-то, ждет, а потом берет и связывает.

Вероника окончила факультет режиссуры анимации и компьютерной графики ВГИКа, сняла несколько мультфильмов и самый замечательный, на мой взгляд, среди них - "Круглый год" по рассказам Коваля. Это даже не один фильм, а несколько новелл, которые можно пересматривать осенними вечерами: "Снегири и коты", "Орехьевна", "Листобой"...

А потом произошло не совсем обычное: ковалиные истории вернулись в книгу, родилась идея издать книгу с кадрами из фильма. Теперь на них можно глядеть без помощи экрана. А фильм тоже под рукой: диск прицеплен в конце книги.