Новости

09.10.2014 14:05
Рубрика: Экономика

Аграрный ответ

Сибиряки знают, чем заменить импортное продовольствие
Корреспонденты "РГ" опросили руководителей аграрных хозяйств и перерабатывающих предприятий Сибири и выяснили, что их волнует одно и то же - объемы господдержки и сроки введения антисанкций. В том, что местная продукция способна стать достойной заменой иностранным деликатесам, не сомневается никто.

Сыр с плесенью

Производители Омской области, как и других аграрных территорий Сибири, пользуясь ситуацией с эмбарго на ввоз продукции из стран ЕС, США, Канады и Австралии, стараются занять на рынке освобождающиеся ниши. В частности, реагируя на дефицит сыров, один из крупных заводов увеличил их выпуск на сорок процентов, а теперь планирует изготавливать деликатесные сыры, которые прежде поступали в регион только из-за рубежа.

- Сырьевая база позволяет нам делать практически любой сыр. Однако для того, чтобы запустить новую линию с современным оборудованием, необходимо от шести до восемнадцати миллионов рублей, - говорит исполнительный директор Тюкалинского маслосырзавода. - Без господдержки оперативно наладить производство нам вряд ли удастся.

По словам тюкалинцев, они могли бы наладить в регионе и выпуск сыров с плесенью, но для этого потребуются еще более солидные вложения: необходима полная изоляция цеха и его работников. Экзотический сыр не терпит присутствия иной микрофлоры.

Зеленый свет в регионе включили и для производителей ценных пород рыбы. В области открыли предприятие, способное поставлять в год пятьдесят тонн свежего осетра, лосося, семги, муксуна, форели и стерляди, а также не менее тонны черной икры. Недавно был пущен конвейер первого завода глубокой переработки масличных культур, использующего собственное сырье. Хозяйства, которые возьмутся за выращивание рапса, сои, подсолнечника, государство поддержит рублем.

На прошлой неделе открылся первый агрологистический центр, где будут собирать три урожая овощей в год. До конца 2014-го заработают автоматизированный комбинат по переработке молока и крупнейшее в Сибири производство мяса индейки. Каждый из проектов также поддержало государство. В этом году инвестиции в аграрный сектор составят шесть миллиардов рублей.

Сельские предприниматели отмечают, что система госпомощи становится все более отлаженной. Например, у фермеров есть возможность получить льготный кредит, субсидию на качественное молоко и так называемую погектарную поддержку.

- Однако она в десятки раз ниже, чем на Западе, поэтому и конкурировать с иностранной продукцией на внешних рынках нам сложнее, - говорит руководитель "Лучшего фермерского хозяйства России" Юрий Щербак. - Требует доработки Земельный кодекс, поскольку оформление участков для того же животноводства затягивается на годы. Головная боль - бесконечные проверки, которых за год набегает не менее полутора десятков. По этой причине ежегодно десятки ферм становятся личными подсобными хозяйствами, работая только на себя и становясь неинтересными государству.

Техника предвидения

Крестьянско-фермерское хозяйство Александра Печеркина - одно из лучших в Ленинск-Кузнецком районе Кемеровской области. На трех с половиной тысячах гектаров посевных площадей, благодаря передовым технологиям земледелия и импортной сельхозтехнике, выращивают пшеницу, горох, ячмень, овес и другие культуры. И из года в год все это реализуют не только в Кузбассе, но в Новосибирской области и Алтайском крае.

- В 2013-м у нас даже китайцы рапс закупали, но в нынешнем году пока не обращались, - говорит фермер. - Рапс - культура своеобразная, ею многие начинали заниматься, когда область выделяла субсидии. Сейчас такого ажиотажа уже нет.

По словам Печеркина, который возглавляет областную ассоциацию крестьянско-фермерских хозяйств, раньше господдержка (если сложить возмещение процентной ставки по кредитам, субсидии на гербициды, удобрения, семена и прочее) составляла до четырех тысяч рублей на гектар. А размер погектарных субсидий, которые теперь получают сельхозтоваропроизводители, - в десять раз меньше. Печеркин, как и его коллеги, учится работать в новых условиях. И говорит, что нынешний урожай зерновых позволит обеспечить потребности региона.

- С голоду точно не умрем, - убежден Александр Геннадьевич. - А вот увеличить производство мяса (в связи с вводом санкций и ответными мерами России) за один день и даже за год невозможно. Чтобы начать выращивать скот, нужны гарантии, что завтра таможенные границы не откроются и про отечественного производителя опять не забудут. В общем, необходима четкая государственная политика.

- Сейчас заметна нехватка мяса, и нас заставляют производить его больше, - вторит фермер из Беловского района Валерий Карасев. - Закупочная цена сегодня - сто рублей, а если через год будет снова сорок? Сможем ли мы оправдать затраты, которые понесем, не окажемся ли в существенном убытке?

По мнению и других кузбасских аграриев, разработка внятной государственной стратегии в сфере АПК не терпит отлагательств: чтобы закупочные цены не "плавали", как сейчас, и можно было еще "на берегу" предвидеть результаты своей работы.

Один из главных пунктов в ближайших планах - приобретение новой техники. Александр Печеркин говорит, что не обновлял свой парк с 2009 года. Некоторым машинам уже по два десятка лет. В замене нуждается процентов сорок комбайнов, а также сушильные комплексы. Между тем кредит на эти цели получить нереально.

- Банки нас сейчас не кредитуют - из-за отсутствия возмещения процентных ставок, которые очень велики, - продолжает Печеркин. - И приобретать технику в лизинг, в рассрочку на пять лет - очень дорого. Зато по поводу возврата уже взятых кредитов нам общими усилиями удалось договориться. Ведь сначала банки, установив жесткие графики погашения, по сути, загоняли крестьянина в угол: не успел урожай убрать - отдавай деньги. Но благодаря поддержке региональных властей мы нашли компромисс, заключили с кредиторами мировую, и они пересмотрели графики. С декабря по май рассчитываемся с ними по максимуму, а оставшиеся полгода - по минимуму. Мы и раньше предлагали такой режим рассрочки, но никто не хотел замечать очевидное: чем трясти последние копейки с хозяйства, которое валится, лучше три месяца подождать. Увидели, когда возникла угроза банкротства уже не отдельных хозяйств, а целых районов. Никто же в этом не заинтересован - ни мы, ни банки, ни власть, ни потребители.

Маловато будет

Крестьянское хозяйство "Березовая роща" давно считается одним из самых крепких в Калманском районе, расположенном рядом с Барнаулом. На краевом уровне хозяйство регулярно отмечали "за наивысшие показатели в производстве сахарной свеклы". Немало наград и почестей "Березовая роща" удостоилась от союза сахаропроизводителей России. При этом в хозяйстве умеют выращивать не только сладкий корень, но и пшеницу, сою, рапс, подсолнечник. Александр Степанов, возглавляющий "Березовую рощу" более двадцати лет, входит в краевой совет Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных формирований Алтайского края (АККОР). Тем не-ожиданнее была его оценка ситуации на сегодняшний день.

- Господдержка сельского хозяйства действует, но ее недостаточно. Да, краевая целевая программа развития свекловодства оправдала себя. Да, существенной помощью является субсидирование за счет средств краевого бюджета ставки по кредиту - крестьянину обременительно занимать почти под двадцать процентов. Однако в целом нынешние объемы гос-поддержки не позволяют полеводческим хозяйствам полноценно обновлять технический парк, внедрять самые современные технологии. Когда была десятипроцентная скидка от государства, мы смогли приобрести новые тракторы и свекловичную технику. Я неоднократно общался с коллегами из Италии, Франции, Германии, Швейцарии и могу сравнить степень господдержки там и здесь. В Европе она составляет от 500 до 1 000 евро на гектар, а у нас - 120 рублей. Европейские фермеры только за счет господдержки и выживают. А наше дальнейшее развитие сдерживается высокими ценами на все - технику, запчасти, ГСМ. Климатические условия третий год подряд сложные, что накладывает отпечаток на объемы и качество урожая, поэтому аграрии стараются тратить по минимуму. Это касается не только моего хозяйства. Многие несут убытки. При этом надзорные органы не дают покоя - бесконечные штрафы.

Падение платежеспособности аграриев сказывается и на их партнерах. Многие организации, торгующие сельхозтехникой и запчастями, сокращают объемы.

- Есть много вопросов к агрострахованию. После уголовной истории с "ЖАСО-М" ("РГ" рассказывала об этом неоднозначном деле - ред.) ситуация только ухудшилась. Да, раньше действовали "серые" схемы, но мы получали реальные суммы, которые шли на развитие хозяйств. Весной, к примеру, на них приобретали солярку, запчасти. Сейчас рассчитывать приходится только на себя. Государство сделало акцент на холдинги. Но надо помнить об общемировой практике: большие объемы производства у крупных товаропроизводителей не всегда гарантируют высокое качество продукции.

Александр Степанов указал на еще один важный аспект - селу необходима срочная господдержка в части воспроизводства кадров.

- Работать скоро будет некому. Специалистов не хватает, да и просто рабочих рук. На Западе фермеры давно с этим столкнулись. Теперь к подобной ситуации подошла и Россия. Конечно, это очень сложная, комплексная проблема, но за нее срочно нужно браться. Вроде бы, стараемся создать для молодежи все условия, но она не хочет оставаться в селе. Лучше ездить в Барнаул и за десять тысяч рублей в месяц сидеть в офисе охранником, чем за вдвое большую сумму трудиться на земле. Проблем в сельском хозяйстве много, они растут. Мы в краевом совете АККОР неоднократно говорили об этом представителям власти.

Кстати, от выращивания сахарной свеклы в "Березовой роще" отказались - совсем невыгодно стало. Сделали акцент на масличные культуры.

Прямая речь

Владимир Беляев, завкафедрой "Сельскохозяйственные машины" Алтайского государственного аграрного университета, профессор:

- Только с принятием федерального закона об особо значимых аграрных субъектах сельское хозяйство получит полноценную господдержку, которая позволит вывести АПК России на передовые позиции в мире. Сейчас мы имеем ситуацию кривого зеркала: фактически государство помогает не столько аграриям, сколько банковскому сектору, через который в село идут денежные потоки.