Новости

16.12.2014 22:55
Рубрика: Digital

Мой крошечный ничтожный мир

Ученые и писатели пророчат Facebook скорый закат
Ученые Принстонского университета опубликовали исследование, согласно которому Facebook уже через пару лет ждут стремительный закат и забвение. Мода на "лайки", перепосты и другие сетевые забавы закончится: в промежутке от 2015 до 2017 года "выздоровеет" 80 процентов активных пользователей социальной сети. Увлечение Facebook американцы сравнивают с эпидемией: "Идеи, как и болезни, инфекционно распространяются между людьми ровно до тех пор, пока неожиданно не отмирают - это традиционная модель эпидемии... Идеи передаются между людьми во время контакта... Со временем переносчики идей теряют к ним интерес, что можно охарактеризовать как "иммунитет" к этой идее..."

К примеру, "иммунитет" уже получили пользователи сервиса MySpace, который во время своего пика объединял более сотни миллионов пользователей, но быстро угас. Кто "лайкает" котиков в Интернете, какие комплексы скрываются за ежедневными постами о собственном меню, возможно ли представить Толстого или Пушкина, вопящих в Интернет о своей гениальности? На эти вопросы "РГ" отвечает лауреат премии "Большая книга", писательница Марина Степнова.

В новом романе "Безбожный переулок" вы ставите нашему фейсбуковскому времени очень жесткий диагноз: "Эра бесплодных бахвалов". Могли бы объяснить причину такого неприятия новой реальности?

Марина Степнова: Не надо путать меня с персонажем, пожалуйста. Даже если автор действительно пишет о себе, зазор между ним и лирическим героем все равно существует. И немалый. А я о себе не пишу никогда. Принципиально. Так что доктор Огарев из "Безбожного переулка" - не я, не мое alter ego, даже не близкий мне по духу и по характеру человек. Это вымысел. Литературный герой. Я вообще люблю героев, которые категорически на меня не похожи, - думать и писать про них интересно. Так что я диагнозы не ставлю, приговоры не выношу и - как многие современные люди - достаточно много времени провожу в Интернете. Я, конечно, не сетевой маньяк, но и не такой отчаянный отрицатель действительности, как доктор Огарев. У меня есть аккаунты в соцсетях и в том же Фейсбуке, разумеется. Я, правда, редко туда захожу и еще реже пишу, но только потому что виртуальная жизнь отбирает очень много реального времени. Мне попросту некогда.

И тем не менее в одном из своих интервью вы довольно едко заметили: "Гравировать имена победителей на кубках - это работа, требующая самоотречения". А дальше уже в новом романе: "Мой котик, мой сладкий сынулька, мои бусики, мой ничтожный, крошечный, никому не нужный мир". Ирония звучит несколько снобистски, вам не кажется? А что касается котиков, то это сфера личного уюта, любви, уравновешенности. Почему нет?

Марина Степнова: Это мой герой так думает. Не я. Мы, кажется, уже договорились. К тому же доктор Огарев - не сноб, совсем наоборот. И это не ирония, а боль. Огарев - человек, системно чужой своему времени. Таких довольно много. Они не ноют и не хвастаются в сетевых болталках, но это не значит, что они не люди. И не заслуживают права быть услышанными. А что касается лично меня, было бы время, лайкала котиков без устали.

В каком случае вы бы стали писать в социальной сети что-то личное?

Марина Степнова: Ни в каком. Сама идея публичности кажется мне, скажем так, неприемлемой. Для меня социальные сети - средство коммуникации, а не самовыражения. Но я и в реальной жизни стараюсь не вешать на окружающих ни свои проблемы, ни свои достижения. Характер такой. А кому-то нравится на людном перекрестке оповещать всех, как ему плохо или, наоборот, хорошо. Если это действительно помогает справиться с каждодневным ужасом - почему нет?

Почему вдруг такой взрыв самовыражения? Чем вызвана "эпидемия"? Неужели эпохой публичного молчания и кухонного говорения? Как жили до социальных сетей владельцы блогов и страничек?

Марина Степнова: Многие люди мечтали и мечтают о всеобщем внимании, но раньше были вынуждены довольствоваться соседями, друзьями да подневольной родней. А тут такая возможность появилась, такая аудитория. Вот вам и взрыв.

"Набоков, вопящий о своей гениальности, Толстой, извергающий сотни постов в день...Это было невозможно". Для вас неприемлем такой вид писательского самопиара? Политического, творческого?

Марина Степнова: У каждого свой хит-парад смертных грехов. Для меня на первом месте самодовольство и тщеславие. Как в "Адвокате дьявола" - помните? Дьявол говорит: "Тщеславие - мой самый любимый из грехов". Так что мне никакой вид рекламы и самопиара не кажется приемлемым. Воспитали так, что хвастаться и якать некрасиво. Стыдно мне стоять на табуретке и продавать пирожки собственного изготовления, понимаете? А кому-то это нравится. Мало того, у многих моих коллег действительно здорово получается себя рекламировать - и ничего плохого в этом я не вижу. К таланту и творчеству это вообще никакого отношения не имеет. Да, Лев Толстой и Набоков вряд ли бы стали завсегдатаями ФБ, но вот Пушкин, полагаю, был бы от сетевой жизни в полном восторге. Троллил бы рогоносцев и постил селфи с хорошенькими барышнями.

Пушкин был бы от сетевой жизни в восторге: троллил бы рогоносцев и постил селфи с хорошенькими барышнями

Как вы относитесь к почти общепринятому сейчас мнению, что даже черный пиар работает на популярность книги, фильма, писателя, актера?

Марина Степнова: Наверное, так оно и есть, я не знаю, потому что плохой потребитель - упрямый, недоверчивый. Я не верю никакому пиару, ни черному, ни белому. Только своим чувствам. Или разуму. Верить чужим отзывам или бежать за вожаком, просто потому что за ним - восторженная толпа, как минимум опрометчиво. Стадо чаще ведут на бойню, чем к водопою.

Кстати

С теми, кто постоянно сидит в соцсетях, аргументируя это необходимостью искать работу, спорят социологи. По данным портала Superjob, примерно пятой части экономически активного населения РФ приходилось их использовать для поиска работы. Но успешным этот опыт считает лишь три процента респондентов.

Digital Интернет Компании Информационные технологии Facebook
Добавьте RG.RU 
в избранные источники