Новости

11.01.2015 20:32
Рубрика: В мире

Откуда пришли братья Куаши?

До и после парижского расстрела
Французы еще долго будут приходить в себя после трех дней, когда на улицах их такой обычно спокойно-величавой блестящей столицы гремели автоматные очереди, с пронзительно воющими сиренами носились полицейские фургоны и машины "скорой помощи", развозя по госпиталям окровавленные тела. Они потрясены до глубины души. То, что привыкли видеть, удобно устроившись с бокалом красного "бордо" или золотистого "мускаде" на телеэкране в репортажах из Сирии и Ирака, пришло в их дома.

Теракт против сатирического журнала Charlie Hebdo, когда от рук братьев Саида и Шерифа Куаши погибли известнейшие на всю страну карикатуристы такие, как Жорж Волински, Стефан Шарбонье, их коллеги журналисты, служащие редакции и полицейские, провел черту. За ней, и здесь это все сознают, для Франции, для всей Западной Европы, начинаются новые и, увы, опасные, суровые времена. Конечно, можно возразить: террористы и прежде то в Лондоне, то в Мадриде вершили свое черное дело. Это так, но подобного шока в нынешнем столетии Европа еще никогда не испытывала, что невольно осознали во многих столицах.

Так откуда пошли братья Куаши? На месте 32-летнего Шерифа и 34-летнего Саида Куаши могли быть другие их единомышленники. Выбор пришелся именно на этих парней, но профиль, скорее всего, был бы один и тот же. Выходцы из иммигрантской среды. Ребята, которым глубоко наплевать на ценности европейской цивилизации, разговоры о "правах человека и демократии".

Их отцу - алжирцу Мохтару, как и многим соплеменникам из стран Магриба, в 70-е годы прошлого столетия предложили поработать по контракту во Франции.

В те времена, в отличие от нынешних, экономика быстро развивалась, требовались дешевые рабочие руки.

Вскоре Мохтар вызвал жену, благо тогдашний президент Валери Жискар д Эстен сделал широкий жест: разрешил воссоединение семей. Так что пятеро детей, а среди них Саид и Шериф, родившиеся во Франции, с полным на то основанием стали ее законными гражданами. Сколько таких в стране? По статистическим данным, мигрантов и их отпрысков свыше 11 миллионов, при этом большая часть - из бывших французских территорий в Африке, особенно Северной.

Жили в небольшой квартирке на не очень, как здесь говорят, "социально благополучной" окраине Парижа. В подобных пригородах, многие из которых смахивают на гетто, обитает подавляющее большинство схожих семей. Понятно, что общаются в основном между собой, замыкаясь в границах своих групп, а сменяющим друг друга правительствам до сих пор так и не удалось решить эту проблему, хотя средства выделялись и немалые.

Когда Саиду было 14 лет, а Шерифу 12, умерла мать, затем они лишились отца и попали в детский дом. Учились без особого рвения, мечтая поскорее оказаться на свободе. Она пришла шесть лет спустя. О последующем периоде известно, что пытались как-то пристроиться в жизни, перебиваясь временным приработком.

Шериф смог получить профессию электрика, но работу по этому профилю не нашел. То торговал пиццей, то несколько месяцев стоял за рыбным прилавком. Но по большей части с такими же, как они пацанами, братья Куаши, как водится, занимались мелким воровством, покуривали гашиш. Совсем недалеко был гламур фешенебельных авеню. Но все это - совсем не для них. Конечно, сотни, может быть, тысячи и более парней с окраин выбиваются в люди, но уж далеко-далеко не все, явно не сотни тысяч.

Когда возник вопрос о смысле жизни, ответ братьям дали в мечети Аддава на улице Танжер. Ловкий ваххабит и краснобай Фарид Беньету открыл им глаза: он в борьбе с неверными, которыми на тот момент были американцы в Ираке. С того часа у братьев открылись глаза, а закрылись они, и навсегда, 9 января этого года под пулями спецназа в городке Даммартен-ан-Гоэль, где спрятались после устроенной ими кровавой бойни в журнале Charlie Hebdo.

Правда, до этого ретивый Шериф успел отсидеть в тюрьме за активное участие в экстремистской ячейке "Бют Шомон" (название парка, около которого одно время жил). Там познакомился со знаковой фигурой радикального ислама во Франции Джаменом Бигалем, устроившим в 1995 году взрыв на станции парижского метро "Сен-Мишель" (30 раненых). Эта встреча укрепила его решимость встать на путь вооруженного террора. Ее разделил брат Саид.

Возможности для этого открывались самые широкие. И созданы они Соединенными Штатами. В свойственной им ковбойской манере сумели расшатать и без того взрывоопасную обстановку на Ближнем Востоке, устроив под сфабрикованным предлогом военную интервенцию в Ираке с известным катастрофическим итогом. Именно там, на севере страны, захватив нефтяные промыслы и арсеналы с оставленным американцами оружием, обосновалось радикальное движение "Исламское государство" (ИГ). То самое, что сейчас как магнитом притягивает к себе с помощью "ловцов душ" или через Интернет парней с окраин европейских городов. Под черными флагами ИГ они готовы сложить головы как на Ближнем Востоке, так и в своих странах, что доказали братья Куаши. И таких немало. Только выходцев из Франции в Сирии и Ираке в отрядах ИГ и в филиале "Аль-Каиды" - группировке "Джабат-аль-Нусра" перебывало не менее тысячи человек.

Другим рассадником радикалов, опять-таки не без подачи Вашингтона, стала нынешняя агонизирующая Ливия. Если в 2003 году в Европе нашлись такие ответственные политики, как Жак Ширак и Герхард Шредер, которые бескомпромиссно отказались участвовать в иракской авантюре США, то в этом случае их преемники поступили иначе. Тогдашний французский президент Николя Саркози не только поддержал военную операцию против Триполи, но и сыграл в ней самую активную роль, да и канцлер Германии Ангела Меркель не стояла в стороне. Спрашивается, зачем надо было свергать Муамара Каддафи? Да, он не был светочем демократии, но хорошо знал свой народ, держал в ежовых рукавицах тамошних экстремистов. К тому же реально сдерживал потоки африканских и прочих мигрантов, желающих, перебравшись через Средиземное море, попасть на европейский континент.

В общем-то, американцев понять можно: проводя рисковую политику вдали от своих берегов, они надеются, что выпущенный ими джинн терроризма не долетит до них (хотя не такая уж и давняя история эти американские надежды опровергает). Но совершенно не логична позиция нынешних европейских лидеров. Ведь конфликтные зоны находятся совсем рядом, и боевую обкатку там проходят в массовом порядке многочисленные Саиды и Шерифы не только с французскими, но и немецкими, английскими и прочими европейскими паспортами. Доподлинно известно, что братья Куаши учились владеть оружием, что продемонстрировали в Париже, на базах "Аль-Каиды" в Йемене, а опробовали его в деле, как сообщил один тунисский сайт, сославшись на тамошнюю разведку, в Ираке или Сирии.

Кстати, о разведке. Европейским спецслужбам для борьбы с реально оформившейся после событий в Париже террористической опасностью, сейчас, как никогда раньше, требуется эффективное международное сотрудничество. На этот счет в Париже сейчас проводятся консультации. Российские специалисты в этой области, а опыта и информации у них хватает, не так давно высказали готовность оказать помощь.

Если первый акт парижской трагедии был разыгран братьями Куаши в редакции Charlie Hebdo, то второй пришелся на кошерный магазин, расположенный у Венсенских ворот на востоке Парижа.


Люди, оказавшиеся в магазине кошерных продуктов, не имели никакого отношения к карикатурам Charlie Hebdo, однако стали заложниками экстремиста. Фото: YOUTUBE.COM

Там их 32-летний сообщник темнокожий Амеди Кулибали, взял в заложники 17 человек и четырех из них хладнокровно расстрелял из автомата. Намеревался убить всех, прихватив специально для этой цели 15 пакетов с тротилом и взрыватель. Правда, не успел осуществить намеченное: бойцы ударной группы спецназа своевременно начали штурм магазина, и Кулибали рухнул сраженный их пулями.

Террорист, родители которого приехали во Францию по той же схеме из Мали примерно тогда же, что и отец братьев Кауши, совершенно неслучайно выбрал в качестве объекта нападения именно эту продуктовую лавку, а не какую-либо иную.

Антисемитские настроения во Франции, как, впрочем, и в ряде других западноевропейских стран, явление вполне реальное, более того, возрастающее.

Евреи, а здесь их самая большая и давняя община в Европе (свыше 500 тысяч человек,) с каждым годом чувствует себя все более неуютно.

Это и нападения на синагоги, и оскорбления в адрес людей в кипах. Вспоминаются пропалестинские демонстрации в Париже в конце прошлого лета, когда во время событий в Газе смугловатые парни с городских окраин несли плакаты и скандировали написанный на них лозунг "Смерть евреям". Амеди Кулибали этот призыв услышал и трансформировал во вполне конкретные действия.

В прошлом году поток переселенцев из Франции в Израиль впервые стал самым крупным в мире и составил семь тысяч человек, что в два раза больше, чем было в году предыдущем. До нынешней расправы ожидалось, что этот поток увеличится за 12 месяцев до 10 тысяч человек, но, скорее всего, теперь эта цифра будет перекрыта и с лихвой. Увы, тех, кто симпатизирует братьям Куаши во Франции хватает.

Многие пока на людях помалкивают, но некоторые проговариваются. Как один школьник в пригороде Лилля. 8 января во время минуты поминовения погибших в редакции журнала Charlie Hebdo он бросил в адрес педагога: "Я бы тебя тоже уложил из Калаша".

Комиссар не выдержал стресса

В деле о нападении на редакцию сатирического журнала Charlie Hebdo может появиться еще одна жертва. Правда, жертва "побочная". Наложил на себя руки 44-летний комиссар полиции, имевший отношение к расследованию теракта в Charlie Hebdo. Рядом с телом нашли его табельное оружие - пистолет. Самоубийство произошло в здании центрального комиссариата полиции региона, а оно находится в городе Лимож, известном во всем мире своим фарфором. По факту смерти открыто расследование. Эрик Фреду, так звали полицейского офицера, занимал высокий пост в комиссариате, отвечая за безопасность одного из трех департаментов региона. В эти драматические дни его, как и сотни других работников служб французского Министерства внутренних дел, в авральном порядке привлекли к поиску людей, которые могли иметь отношение к братьям Куаши. Известно, что накануне самоубийства комиссар встречался с кем-то из их родственников, живших на подконтрольной ему территории. Коллеги Эрика Фреду не видят никакой связи его самоубийства с парижской трагедией. По их словам, последнее время, еще до начала расследования, комиссар находился в подавленном состоянии, ссылался на большую усталость. "Мы в шоке. Эрик был хорошим человеком и отличным профессионалом", - заявил представитель местного профсоюза работников полиции Паскаль Кайла.

Соболезнования

Владимир Путин выразил глубокие соболезнования президенту Французской Республики Франсуа Олланду в связи с человеческими жертвами, вызванными нападением террористов на редакцию журнала "Шарли Эбдо".

Глава Российского государства резко осудил это циничное преступление и подтвердил готовность к продолжению активного сотрудничества в борьбе с угрозой терроризма. Владимир Путин передал слова сочувствия и поддержки родным и близким погибших, а также пожелания скорейшего выздоровления всем, кто пострадал от рук экстремистов.

"В Москве уверены, что ничто не может являться оправданием для террористических деяний", - заявил ТАСС пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. "В России всегда считали и считают, что ни одна страна в мире не может вести эффективную борьбу с терроризмом в одиночку. Эта борьба может быть эффективной только в форме углубленного международного стратегического партнерства", - сказал он "Интерфаксу".

За что погиб полицейский Ахмед?

Офицер французской полиции Ахмед Мерабе одним из первых прибыл к редакции, чтобы защитить людей, и сам погиб от пули фанатиков. Фото: TWITTER.COM

Его звали Ахмед Мерабе. Мусульманин с алжирскими корнями. Служил в комиссариате полиции 11-го округа Парижа, там же, где расположена редакция журнала. Ахмед был холост, но у него была любимая женщина, на которой собирался жениться. Жил недалеко от Парижа в городке Ливри-Гарган, там, где 40 лет назад появился на свет. Мечтал стать офицером уголовного розыска и последние недели все свободное время усиленно готовился к экзаменам, чтобы поступить в полицейское высшее училище. В тот день вместе с коллегой патрулировал на велосипеде соседний бульвар Ришар Ленуар. Там маршрут Ахмеда и его коллеги перекрестился с террористами, удиравшими с места преступления на черном "Ситроене". Автоматная очередь, выпущенная преступниками, поставила точку на жизненном пути мусульманина Ахмеда, ставшего еще одной жертвой нападения террористов на редакцию сатирического еженедельника.

В мире Европа Франция Происшествия Терроризм Теракты Теракты во Франции
Добавьте RG.RU 
в избранные источники