Новости

18.03.2015 00:00
Рубрика: "Родина"

Корни четвертой власти

История журналистики XIX века

В ХIХ в. целый ряд важных изменений (технологических, собственно журналистских и социально-политических) положил начало качественно новому этапу в развитии мировой журналистики, сформировав и вплотную приблизив газетно-журнальную индустрию к сегодняшнему ее пониманию и виду. Радикальные сдвиги в этом процессе во многом были вызваны научно-техническими открытиями, кардинально изменившими жизнь мирового сообщества. К концу XIX в. телеграф соединил практически все страны мира. Появление нового средства связи вызвало к жизни новый тип организаций - информационные телеграфные агентства. В Европе крупнейшие из них получили названия по фамилиям своих создателей. В 1835 г. бывший банкир француз Ш. Гавас основал в Париже первое в мире информационное агентство "Гавас", которое занималось сбором и распространением информации во Франции и в Европе. В 1848 г. эмигрант из Германии Т. Вольф создал в Берлине агентство "Вольф". В 1851 г. другой эмигрант из Германии П. Рейтер открыл в Лондоне агентство "Рейтер". В Соединенных Штатах информационное агентство "Ассошиэйтед пресс" было основано в 1846 г. Жесткая конкуренция между ними закончилась подписанием в 1870 г. картельного договора о создании всемирной сети обмена информацией, в соответствии с которым Рейтер приобрел приоритетное право распространения информации на территории Великобритании, ее колоний и Восточной Азии; Гавас - во Франции, франкоязычных странах и колониях; Вольф - в Германии, Северной Европе, Австро-Венгрии и России. На территории американского континента монопольное право признавалось за американским агентством "Ассошиэйтед пресс". Такой информационный передел мира просуществовал до Первой мировой войны.

Быстро завоевал прочные позиции в редакциях газет и журналов телефон, изобретателем которого считается американец А. Белл, запатентовавший новое средство связи в 1876 г. Среди многих технических изобретений XIX века появление фотографии сыграло важную роль в развитии журналистики, значительно увеличив популярность прессы и рост ее тиражей. Французский художник Ж. Ньепс, которому принадлежит главная заслуга в изобретении первого в истории фотоаппарата, в 1813 г. занялся опытами с фотографическими пластинками. Позже к нему присоединился бывший офицер Л. Дагер. После смерти Ньепса он продолжил опыты, завершившиеся в 1839 г. открытием способа проявлять и закреплять фотографические изображения, который стал называться дагерротипией. Технологическое новшество быстро завоевало огромную популярность во всем мире. Имя изобретателя было включено в список величайших ученых Франции. В 1851 г. английский скульптор и химик-любитель С. Арчер существенно упростил и удешевил процесс фотосъемки, открыв фотографирование на коллодии, положившее начало современной фотографии. В отличие от французского изобретателя, обласканного государством, англичанин, обнародовавший свое открытие как дар миру, не патентуя его, умер в нищете, не дожив до 45 лет.

Прогресс фотодела позволил фоторепортерам заменить художников, которых крупные издания направляли на место событий для создания рисунков к репортажам. Начиная с середины XIX века военные конфликты, такие, как, например, Крымская война 1853-56 годов, уже сопровождались фотоиллюстрациями в прессе. Первым известным военным фотографом стал румын венгерского происхождения Кароль Сатмари, снявший в ходе этой войны "Лагерь русских улан в Крайове" и "Бомбардировку Силистрии".

Богатый техническими новациями XIX век заложил основы для появления нового средства массовой информации - радио. В 1895 г. русский ученый А.С. Попов представил научному сообществу изобретенный им первый в мире аппарат беспроводной телеграфии - радиоприемник. Спустя некоторое время с его опытами познакомился итальянский радиотехник и предприниматель Г. Маркони. Усовершенствовав эту техническую новинку, он через два года запатентовал ее и стал использовать в коммерческих целях. В том же 1897 г. Маркони провел первую коммерческую радиотрансляцию с гонок яхт на кубок Америки вокруг острова Уайт: с места событий прямо в газеты.

Быстро прогрессировали техника и технология издательского дела. Саксонец Ф. Кениг создал паровую скоропечатную машину, американец У. Буллок изобрел ротационную печатную машину, его соотечественник О. Мергенталер - строкоотливной наборный аппарат линотип, названный известным изобретателем Т. Эдисоном "восьмым чудом света". Возросшие возможности полиграфии позволили оперативно выпускать невиданное прежде количество газет и журналов, обеспечивая ими уже не узкие элитные группы, а массовую аудиторию.

На протяжении XIX века кардинальные изменения коснулись самой журналистики. В 1830е гг. в целом ряде стран во главе с Францией, США и Англией началась экономическая революция в прессе, благодаря которой газета стала экономически выгодным предприятием. Одним из ее инициаторов был энергичный французский издатель Эмиль де Жирарден - автор тиражно-рекламной спирали. Согласно ей, рекламодатель покупает не место в газете, а количество читателей. И чем больше тираж газеты, тем выше цена рекламы в ней. Соответственно, увеличение тиража газеты приводило к повышению цены на рекламу, а вырученные деньги опять шли на рост тиража. Благодаря этому газеты с большим количеством рекламы товаров и услуг продавались ниже себестоимости.

До 1830-х гг. в прессе практически не существовало деления на качественную (элитарную) и массовую журналистику. Массовых газет не было, поскольку еще не появился массовый читатель - человек с начальным образованием и невысокими доходами. Наполеоновские войны, промышленная революция и прочие социально-политические и экономические изменения в мире способствовали формированию этого слоя читателей. В них были заинтересованы как издатели, так и рекламодатели, ибо дешевые массовые товары считались наиболее выгодными для извлечения прибыли. Первой массовой газетой в Европе стала основанная Жирарденом в 1836 г. La Presse ("Пресса") во Франции. В США - основанная Б. Г. Деем в 1833 г. New York Sun ("Нью-Йоркское солнце").

С появлением рекламы возникла коммерческая печать, не знавшая политических и партийных границ. Надпартийная пресса оказалась очень прибыльной, так как пользовалась успехом у читателей независимо от их политических симпатий. В 1870е годы начался процесс концентрации прессы - газеты и журналы стали скупать первые синдикаты и тресты. Закладывались основы газетных империй. Периодика из информационно-политического института постепенно превращалась в институт информационно-политико-коммерческий.

Новые технологии изменили структуру газет. Ранее журналистика носила преимущественно персональный характер: один человек мог быть и редактором, и издателем, и автором публикаций. К середине XIX в. резко возросли объемы информации. В газетах начали создаваться отделы, появились журналистские специализации: репортер, аналитик. Постепенно складывался дифференцированный журнализм, и газета стала приобретать современную структуру.

В ХIХ в. следствием социально-политических изменений было появление партийной печати - газет и журналов политических партий. Если ранее пресса поддерживала ту или иную политическую силу исключительно из личных симпатий издателя или редактора, то теперь периодические издания создавались как официальные органы политических партий.

Помимо общих черт журналистика XIX в. имела национальные особенности, развиваясь по специфическим сценариям.

Век французской журналистики

Печально начался новый век для французской журналистики. Дабы не "служить оружием в руках врагов республики", согласно консульскому указу от 17 января 1800 г., из 73, выходивших в то время в Париже газет, 60 подлежали закрытию. Оставшиеся 13 - строгому контролю. Министру полиции Ж. Фуше вменялось в обязанность следить за прессой, редакторами газет и провинциальной печатью. Устанавливался запрет на создание новых газет.

"Мы должны управлять общественным мнением", - заявил в 1804 г. провозгласивший себя императором Наполеон. Как человек начитанный (даже в военных походах он возил за собой передвижную библиотеку) и пишущий (кумир Стендаля в этом качестве), он знал цену слову и придавал огромное значение прессе. "Четыре враждебно настроенные газеты опаснее ста тысяч штыков", - утверждал император.

При Наполеоне восторжествовала авторитарная модель печати и впервые в истории мировой журналистики была создана вертикальная система управления прессой из единого центра. "Пусть даже останется только одна газета, но безупречно верная мне", - писал Наполеон министру Фуше. Каждому департаменту надлежало иметь только одну газету, причем она должна была находиться под властью местного префекта. Это способствовало появлению печатных органов даже в тех провинциях Франции, где их прежде не было. Главной французской газетой, которую первый консул Франции называл "душой и сердцем" своего правительства, стала Le Moniteur ("Инструктор"). Она играла роль официального рупора наполеоновской политики, обладала монополией на международную информацию и служила ориентиром для остальных газет.

Контроль властей над прессой непрерывно ужесточался. В штат каждой газеты была введена должность цензора. Право публиковать политические материалы сохранялось только за Le Moniteur. Остальные могли их лишь перепечатывать, а писать исключительно об искусстве, науке, литературе и торговле. Во французской журналистике появился ряд запретных тем: экономические трудности, военные неудачи, преступления.

Чтобы уничтожить неоякобинскую и роялистскую прессу, в 1811 г. декретами Наполеона были закрыты все парижские газеты, кроме четырех, объявленных собственностью государства: Le Moniteur, Journal de l Empire ("Газета империи"), Journal de Paris ("Газета Парижа") и La Gazette de France ("Газета Франции"). Да и те, по словам императора, "он желал бы видеть сокращенными до размеров носового платка и печатающими только биржевую информацию". Наполеон реализовал свой основной принцип в отношении прессы, который, по словам историка Е.В. Тарле, сводился к следующему: "Газеты обязаны не только молчать, о чем прикажут молчать, но и говорить, о чем прикажут, и главное, как прикажут говорить".

Поскольку Наполеон вел захватнические войны, по его инициативе для подъема боевого духа французской армии стали издаваться специальные газеты, в которых печатались военные бюллетени и приказы. В завоеванных странах Европы Бонапарт впервые в истории создал систему распространения прессы. В каждом государстве учреждались газеты наполеоновской администрации, ориентировавшиеся на Le Moniteur. Кроме того, поощрялась местная печать, поддерживавшая императора. Часто такие газеты издавались параллельно на французском и местном языках.

Наполеон широко использовал политику дезинформации противника через подконтрольную прессу, подкупал иностранных журналистов, а иногда и целые газеты враждебных ему стран, чтобы влиять на общественное мнение. При нем журналистика практически впервые в истории прессы стала элементом пропаганды. "Трехсоттысячное войско не сможет завоевать страну и ее пределов быстрее, чем дюжина перьев наполеоновских журналистов", - писал в 1808 г. министр иностранных дел Австрии К.Л. фон Меттерних.

В последний период правления Наполеона, длившийся сто дней, его отношение к прессе кардинально изменилось. Печать получила практически неограниченную свободу, что должно было помочь ему удержаться у власти. Но эта мера оказалась запоздалой.

После восстановления монархии Бурбонов пресса превратилась в главную арену политической борьбы. При Карле Х либеральные газеты открыто и резко критиковали консервативный курс его правительства. Король ответил на это июльскими ордонансами 1830 г., сделавшими невозможным выпуск практически всех оппозиционных изданий. Журналисты коллективно отказались подчиняться указам и призвали к восстанию. Началась революция, одним из результатов которой стало усиление влияния журналистики и либерализация законодательства о прессе. Временное правительство, состоявшее из ведущих журналистов и депутатов, приняло решение пригласить на трон Луи Филиппа Орлеанского, не претендовавшего на абсолютную власть.

Начало периода Июльской монархии было ознаменовано небывалой свободой прессы, что способствовало быстрому увеличению числа периодических изданий. Постепенно создавалась инфраструктура французской журналистики. Открылось агентство по распространению прессы "Ашетт" и первое в мире информационное агентство "Гавас". Вплоть до 1850х годов оно использовало голубиную почту, как более быстрое, чем пароходы и поезда, средство связи. Рост промышленного производства привел к появлению новых товаров, нуждающихся в рекламе. Сформировалась новая категория потенциальных читателей, которой из-за недостаточного образования и небольших доходов была недоступна элитарная периодика. Благодаря крупным сдвигам в экономике газетами стало возможно и выгодно удовлетворить потребности этой части населения. Созданием дешевой прессы занялся Эмиль де Жирарден, фактически ставший организатором новой французской журналистики.

На счету Жирардена было издание первого в истории журналистики дайджеста - газеты Voleure ("Вор"); журнала La Mode ("Мода"), на страницах которого впервые стали публиковаться романы с продолжением (среди авторов: О. де Бальзак, А. Дюма, Ж. Санд) и другой периодики. В 1836 г. он выпустил огромным тиражом первый номер печатного органа принципиально нового типа - ежедневную массовую дешевую газету La Presse ("Пресса"). Ее успех объяснялся созданием Жирарденом тиражно-рекламной спирали. Жирарден первым разделил газетные расходы на убывающие (затраты, не зависящие от тиража издания: на редактирование, типографский набор, административные расходы) и прогрессирующие (затраты, зависящие от тиража: на бумагу, изготовление газеты, печать тиража, почтовые сборы, налоги).

Но популярность газете La Presse обеспечила не только эффективная экономическая концепция. Жирарден ставил перед собой цель просвещать читателя и потому сделал газету энциклопедической. La Presse привлекала читателей интересными литературными материалами и знаменитыми именами (например, Виктор Гюго вел в ней раздел политики, Теофил Готье - художественно-критического фельетона).

С Жирарденом связано также первое появление в европейской периодике "скрытой рекламы". Учитывая психологические особенности читателя, который испытывал больше доверия к редакционной статье, чем к содержанию рекламного объявления, он в качестве более дорогой услуги включал эту рекламу в контекст какой-либо статьи, или печатал такую заметку, которая без единого намека на рекламу сама была ею.

Нововведением прессы Жирардена, которое сразу превратилось в газетный феномен, стали романы с продолжением. Параллельно с жанром романа-фельетона во французской журналистике 1840х годов наблюдался расцвет такого литературно-журналистского жанра, как "физиологии" - политическая и бытописательная публицистика, порой принимавшая форму сатирического памфлета. В сборнике физиологии "Большой город" Оноре де Бальзак так охарактеризовал изменившийся в XIX веке социальный статус издателя и редактора: "Редакторы делают из честолюбивого владельца газеты важную персону, и он желает стать - а иногда и становится - префектом, членом государственного совета... если, конечно, у него недостает здравого смысла остаться тем, кто он есть, разносчиком славы, трибуном спекуляций и сводней избирателей". Справедливость этого высказывания подтвердила судьба Эмиля де Жирардена, поднявшегося к вершинам государственной власти и ставшего влиятельным общественным деятелем при помощи своей газеты. В конце жизни Жирарден участвовал в разработке закона о печати, который был принят 29 июля 1881 г., спустя три месяца после его смерти.

При Наполеоне III свобода прессы была официально упразднена. Тем не менее добиться послушания от нее было уже невозможно. Создавались новые газеты, возрождались старые. В 1863 г. появилась новая общедоступная газета Le Petit Journal ("Маленькая газета"), рассчитанная на более массового и менее требовательного читателя, чем газеты Жирардена. Ее основатель Моисей Полидор Мийо достиг дешевизны за счет аполитичности издания: почтовый налог и гербовой сбор должны были платить лишь политические газеты. Le Petit Journal продавалась за пять сантимов, тогда как остальные газеты стоили в четыре раза дороже. Новая массовая газета отличалась малым форматом, четким делением на отделы и большим количеством иллюстраций, включая фотографии. Особым успехом у читателей пользовались разделы криминальных происшествий, романов с продолжениями (Мийо стал публиковать детективы) и ежедневной хроники. К концу XIX в. газета распространялась тиражом около миллиона экземпляров.

18 марта 1871 г. в результате восстания в Париже к власти пришла Коммуна - первое в мире рабочее правительство. Коммунары захватили редакцию главной французской газеты Journal Officiel и превратили ее в основной печатный орган новой власти, назвав Journal Officiel de la Commune ("Официальная газета Коммуны"). Верные идеалам свободы, они писали в первом номере: "Республиканские власти... надеются, что все газеты поймут, что их главная обязанность заключается в безусловном уважении Республики, в правде, справедливости и искренности, которые будут поставлены под полную защиту".

Коммунары не запретили оппозиционные газеты, поэтому в прессе шла ожесточенная борьба за массы. Газеты Коммуны издавались, как и буржуазные, на коммерческой основе: издатели должны были покупать бумагу, краску. Лейтмотивом большинства рабочих газет было недовольство мягкостью Коммуны к своим врагам. Однако ее руководство ограничивалось лишь "предупреждениями" в адрес наиболее оппозиционных газет. После поражения Коммуны республиканские газеты были закрыты, оставшиеся в живых журналисты-коммунары репрессированы.

В 1870е гг. борьба за восстановление свободы печати перешла в законодательную сферу. Ее итогом стал закон о печати 1881 г. Он отменял цензуру, предварительное разрешение, залог, гербовый сбор и многие другие ограничения. Упразднялись также наказания за так называемые преступления мнений: выступления против конституции, всеобщего избирательного права, частной собственности, культов, семьи. Теперь для издания газеты достаточно было лишь направить письмо прокурору Парижа с указанием ее предполагаемого названия, имени, адреса издателя и владельца. Французский закон о печати 1881 г. стал образцом для соответствующих законодательств многих стран.

Полученные свободы, а также последствия принятия законов Ферри (1881-1882 гг.), сделавших начальную школу во Франции светской, бесплатной, общедоступной и обязательной (что привело к почти всеобщей грамотности населения к 1890м гг.), вызвало бурное развитие информационной прессы. В последнее десятилетие XIX в. сложилась типология французских газет: политические партийные, политические беспартийные, коммерческие (в том числе бульварные).

В целом же, деятельность таких издателей и редакторов, как Жирарден или Мийо, свидетельствовала о наступлении новой эры в журналистике - эры, в которой пресса ориентируется главным образом на вкусы массового читателя, газеты становятся частью бизнеса, а не политической борьбы. Под влиянием американской массовой прессы новости предпочитаются аналитике, репортаж - комментарию, входит в моду журналистское расследование, политическая информация уступает первенство материалам общего и развлекательного характера.

В конце столетия французские журналисты начали осознавать общность своих корпоративных интересов (появились первые профсоюзы прессы), а журналистика стала профессией. В Париже при Высшей школе социальных наук открылась "школа журнализма". На протяжении всего XIX в. пресса утверждала себя как важнейший институт общественной жизни во Франции, как "четвертая власть" и публичная трибуна, с которой разные социальные группы могли выразить свой взгляд на прошлое и будущее страны.

На британских островах

К XIX в. Великобритания подошла мощной, стабильной европейской державой, "мастерской мира" и "владычицей морей". Ее журналистика развивалась в русле традиций предыдущего века. "Сто лет тому назад владеющие классы считали внешнюю политику своей монопольной собственностью, и им бы в голову не пришло справляться у народа...одобряет ли он те или иные военные действия, - писал журналист Д. Сатурин в "Очерке периодической печати в Англии", - народ тогда читать не умел, для него газет не существовало. Свобода печати существовала лишь для имущих классов, для тех, кто мог платить ...за номер газеты. Народу же вход в храм печатного слова был закрыт благодаря налогу... на каждый фунт бумаги... на каждый номер газеты".

С одной стороны, свобода печати, провозглашенная в Билле о правах 1689 г., способствовала быстрому развитию прессы, в первую очередь политической журналистики. С другой стороны, сохранялось большинство налогов, препятствовавших созданию дешевых газет: установленный в 1712 г. штемпельный налог, взимавшийся с каждого экземпляра периодического издания в зависимости от его тиража, налоги на публикацию рекламы, бумагу. Из-за дороговизны британской периодики круг читателей прессы в Англии в первой половине XIX в. был значительно уже, чем во Франции или США.

В этот период в стране наблюдался расцвет журнальной периодики: в 1810е гг. только в Лондоне издавалось более 30 журналов, а в 1820е - уже около 100. Эдинбург превратился во второй интеллектуальный центр Англии. Среди большого количества периодических изданий выделялись четыре журнала, наиболее влиятельных в области культуры и общественно-политической мысли - The Edinburgh Review ("Эдинбургское обозрение"), The Quarterly Review ("Ежеквартальное обозрение"), Blackwood s Magazine ("Блэквудовский журнал"), The London Magazine ("Лондонский журнал"), а также газета, ставшая синонимом качественной прессы - The Times ("Времена").

Ежеквартальный The Edinburgh Review был основан как орган партии вигов (либералов). Издателем журнала выступил книгоиздатель А. Констебл, который одним из первых стал платить авторам высокие гонорары. Статьи The Edinburgh Review политического и литературно-критического характера воспринимались как "истина в последней инстанции". С этим журналом связан один из самых громких скандалов в истории английской литературы: в нем был высмеян юношеский сборник стихов лорда Байрона, на что оскорбленный поэт отреагировал стихотворной сатирой "Английские барды и шотландские обозреватели", отстояв тем самым право литератора на ответ критику.

Ежеквартальник The Quarterly Review был основан в Лондоне как издание тори (консерваторов). За ним стояла фирма "короля книгоиздателей" Дж. Мюррея. "Крестным отцом" The Quarterly Review стал Вальтер Скотт. Журнал быстро сравнялся по влиянию с изданием вигов, на его счету был даже скандал, аналогичный "байроновскому" - разгромная рецензия на поэму Джона Китса, приведшая в итоге к смерти поэта.

Blackwood s Magazine - печатный орган так называемых "младших тори" издавался в Эдинбурге. Его идейным вдохновителем был все тот же Вальтер Скотт, а "финансовой основой" - издательская фирма Уильяма Блэквуда. Первыми редакторами журнала были Дж. Локхарт, будущий зять Вальтера Скотта, и Дж. Вильсон, автор драматической поэмы "Чумной город", послужившей сюжетной основой для пушкинского "Пира во время чумы". Редакторский тандем Локхарт - Вильсон приобрел известность своими сатирическими атаками на либералов. Журнал The London Magazine был чисто литературным изданием и, несмотря на свое недолгое, шестилетнее существование, оказал значительное влияние на развитие английского эссе.

На рубеже XVIII-XIX вв. газеты в Англии не имели такого влияния на общественное мнение, как журналы. Однако именно тогда, в 1785 г., появилась газета, ставшая синонимом респектабельности британской прессы. Ее основатель, владелец типографии Джон Уолтер, решил издавать "летопись своего времени, точно фиксирующую самые разные сведения". Установка на точность и широту информации отразилась в первоначальном названии газеты Universal Daily Register ("Универсальный ежедневный регистратор новостей"). Через три г. Уолтер сменил его на более удобное - The Times ("Времена"), под которым газета вошла в историю мировой прессы.

Другое важное для английской журналистики событие произошло в 1802 г. - на свои деньги, сохраняя полную независимость, талантливый публицист У. Коббет начал выпускать ставшую знаменитой еженедельную газету Political Register ("Политический обозреватель"). Выходившее в течение 33 лет издание, на страницах которого резко критиковалось всевластие правящей олигархии, пользовалось большой популярностью. Еженедельник цитировали многочисленные газеты и журналы, а о самом Коббете писали, что "он представляет собой нечто вроде четвертого сословия в политике страны" и является "самым сильным политическим писателем современности".

Заметным явлением в британской журналистике первой половины XIX столетия было развитие чартистской печати, выразительницы идей чартизма - первого массового, политически оформленного движения рабочих в Великобритании. Главной газетой движения стала еженедельная The Northern Star ("Северная звезда"), основанная в Йоркшире в 1838 г. одним из лидеров чартизма адвокатом Фергюсом О Коннором. Пик ее популярности пришелся на 1848 г., когда на страницах газеты регулярно появлялись материалы из охваченных революционным движением Франции, Германии, Австрии. Основными жанрами чартистской публицистики были воззвания, политические обзоры, открытые письма к политическим деятелям, литературные обозрения. Кризис чартизма конца 1840х годов привел к падению популярности чартистских газет и журналов.

К началу XIX в. в Великобритании сформировались три основные разновидности периодики: ежеквартальные журналы, ежемесячные журналы, ежедневные утренние и вечерние газеты (ориентированные на хорошо образованную публику). Так, из двух правительственных газет одна была утренней (True Britton - "Верный британец"), другая - вечерней (Sun - "Солнце"). Ежедневные газеты печатали стенограммы парламентских дебатов, политические статьи, информацию из-за рубежа, биржевые новости, судебную хронику. Благодаря "принципу анонимности", господствовавшему в британской прессе до середины ХХ века, все материалы публиковались без подписи.

Особое место среди ежедневных утренних политических газет занимала либеральная Morning Chronicle ("Утренняя хроника") - самый авторитетный парламентский вестник, печатный орган вигов, оппозиционный правительству. Ее редактор Дж. Пери привлек к сотрудничеству с газетой таких известных писателей как Ч. Диккенс и С.-Т. Кольдридж.

Главным конкурентом Morning Chronicle была Morning Post ("Утренняя почта") - печатный орган консерваторов. Она носила литературно-политическую направленность. Важное место в газете занимала поэзия, широко и со знанием дела освещалась светская жизнь столицы. Издатель Morning Post Д. Стюарт одним из первых в английской журналистике понял значение рекламы для привлечения читателей и увеличения тиражей.

Бесспорным лидером среди качественных английских газет XIX в. стала The Times, авторитет и влияние которой выходили далеко за пределы Великобритании. Стремясь привлечь читателей, газета печатала парламентские отчеты, иностранные новости, светские сплетни (Дж. Уолтер отсидел в тюрьме 16 месяцев за критику в печати умственных способностей герцога Йоркского и принца Уэльского). Подлинным творцом The Times стал сын Джона Уолтера Джон Уолтер II, решивший сделать газету общенациональной, самой информированной и независимой от политической конъюнктуры. Это издание, единственное среди ежедневных британских газет, ценой больших расходов создало надежную корреспондентскую сеть внутри страны и за рубежом. Зарубежную информацию The Times часто получала быстрее, чем Форин оффис, что привело к судебному разбирательству, закончившемуся в пользу газеты. Чтобы меньше зависеть от чиновников, приказывавших задерживать суда, везущие корреспонденцию для The Times, газета приобрела в собственность корабли, почтовые кареты, создала собственную курьерскую службу.

При Дж. Уолтере II окончательно сформировались такие принципы деятельности газеты, как независимость, обязательное соблюдение конфиденциальности источников информации, неоднократная перепроверка публикуемой информации, приверженность высокому литературному языку, профессионализм сотрудников редакции. Основу штата The Times составляли выпускники элитных частных школ и университетов.

В 1817 г. Дж. Уолтер II стал членом парламента, а на пост редактора назначил Томаса Барнса, чьи усилия возвели газету в ранг непререкаемых авторитетов в мире информации, закрепив за ней статус влиятельного издания. Взвешенная позиция The Times, не допускавшая явного радикализма, и ориентация на традиционные ценности среднего класса выгодно отличали ее от популистских и радикальных изданий того времени. Апогей могущества The Times, чей контингент подписчиков составляла высшая денежная, родовая и литературная аристократия, пришелся на события Крымской войны, в период редакторства Джона Дилейна - человека крайне осторожного и многоопытного, тесно связанного с британским истеблишментом.

Освещать военные действия был отправлен знаменитый корреспондент The Times Уильям Рассел, первый военный корреспондент в истории британской прессы. Его репортажи с места боев вдохновляли поэтов (А. Теннисон по прочтении отчета Рассела о гибели британской кавалерии написал поэму "Атака легкой бригады"), строки репортажей становились крылатыми выражениями, а разоблачения военных и политических кругов привели к смене военного руководства и к отставке правительства (лорда Дж. Абердина на посту премьер-министра сменил его политический противник лорд Г. Пальмерстон).

В середине XIX в. The Times получила прозвище "Громовержеца" - корректировщика линии правительства. Ее ежедневный тираж достиг 60 000 экземпляров, тогда как тираж ближайшего конкурента едва приближался к 6000. Точность и качество репортажей, своевременность освещения событий, высокий уровень передовиц и аналитических статей, осведомленность в хитросплетениях европейской политики сделали The Times эталоном европейского периодического издания и самой влиятельной газетой западного мира. Пресса в лице The Times становилась подлинной "четвертой властью". Как выразился однажды Авраам Линкольн, The Times - "одна из величайших сил в мире", и он не знает ничего, что "превосходило бы ее по мощи, за исключением Миссисипи".

Газета всегда была чутка к технологическим изобретениям. The Times первой в Европе использовала возможности парового печатного станка Ф. Кенига, что позволило ей перейти с выпуска 300 экземпляров газеты в час на 1100. Затем были освоены такие новинки, как ротационный печатный станок и строкоотливная машина. Влиятельная газета долго старалась сохранить свое лидерство в освещении международной жизни, противодействуя выходу телеграфного агентства "Рейтер" за пределы чисто биржевой информации. Но после того как оно опередило The Times в сообщении 8 сентября 1855 г. о падении Севастополя, газета потеряла первенство в этой области. В 1858 г. The Times заключила договор с "Рейтер" и стала публиковать телеграммы не только от собственных корреспондентов, но и от агентства.

Во второй половине XIX в. английская журналистика кардинальным образом изменилась. Этому способствовало постепенное упразднение казначейских поборов, душивших прессу. В 1853 г. был отменен налог на публикацию рекламы в газетах, в 1855 г. - гербовой сбор, в 1861 г. - специальная пошлина на газетную бумагу. Устранение последних препятствий к развитию журналистики обусловило резкий рост числа газет и журналов. Если в 1861 г. в Англии выходило 563 газеты и журнала, то в 1867 г. - 1294. Появились такие дешевые ежедневные газеты как продававшаяся в розницу за один пенс The Daily Telegraph ("Ежедневный телеграф"), рупор лейбористов, и ее главный конкурент Standart ("Стандарт"), рупор консерваторов. Стимулы для развития получила провинциальная печать.

Теряющая мировое лидерство британская промышленность нуждалась в грамотных рабочих. В 1870 г. был принят так называемый закон Гладстона об обязательном всеобщем обучении, что вскоре привело к существенному расширению и качественному изменению читательской аудитории. Появилась масса грамотных людей, которые умели читать и писать, интересовались новостями, но чей кругозор был ограничен, а читательские вкусы не сформированы. Чтобы информация была для них понятна, ее следовало излагать в облегченной форме. Результатом стало деление английской прессы на качественную и массовую.

Образцом качественной печати долгое время оставалась газета The Times. Потом к ней добавилась созданная в 1888 г. для финансовых кругов и промышленников газета Financial Times, специализирующаяся на освещении финансово-экономических вопросов.

К концу XIX в. дорогостоящая The Times оказалась в сложном финансовом положении. Ей, рассчитанной на ограниченную читательскую аудиторию в несколько десятков тысяч человек, пришлось конкурировать с массовыми британскими газетами, тиражи которых, а, следовательно, и финансовые возможности были солидными.

"Новая журналистика" не ставила перед собой задачу дать читателям объективную информацию с глубоким анализом. Акцент делался на сообщении новостей, а не на их комментировании. В 1881 г. предприниматель Джордж Ньюнес начал издавать в Манчестере еженедельник Tit-Bits ("Лакомые кусочки") - первый в Англии дайджест местной и зарубежной прессы. Помимо традиционных рубрик, в нем появились колонки скандалов и сплетен, женская и спортивная странички, широко использовались иллюстративные материалы, устраивались различные конкурсы, розыгрыши призов среди читателей. Tit-Bits стал самым читаемым еженедельником на Британских островах. Его тираж исчислялся сотнями тысяч.

У Ньюнеса появилось немало последователей, среди которых были братья Альфред и Гарольд Хармсворты. Изучив опыт Ньюнеса и американской The New York World ("Мир Нью-Йорка") Дж. Пулитцера, они создали в конце 1880х гг. сеть дешевых периодических изданий для разных категорий малоимущих читателей: молодежный еженедельник Answers to Cоrrespondents ("Ответы корреспондентам"); журнал Forget-me-not ("Незабудка") для работающих женщин; журнал Home Chat ("Домашняя беседа") для домохозяек; детский журнал Comic Cats ("Смешные коты") и журнал беллетристики Union Jack ("Юнион Джек").

В 1894 г. группу элитарных лондонских вечерних газет потеснила выпускаемая Хармсвортами первая массовая вечерняя газета The Evening News ("Вечерние новости"), быстро завоевавшая популярность. За достижения в области журналистики королева Виктория присвоила братьям дворянские титулы: Альфред стал лордом Нортклифом, Гарольд - лордом Ротермиром. Через два года Хармсворты создали утреннюю массовую газету The Daily Mail ("Ежедневная почта"), стоившую полпенса, то есть в два раза дешевле, чем самые дешевые столичные газеты. The Daily Mail проповедовала джингоизм (британский шовинизм) и культурный популизм, что стало формулой успеха данного издания. В ХХ в. газетные магнаты Хармсворты купили The Times.

С работы в Tit-Bits начал свою деятельность на рынке прессы другой газетный магнат - Артур Пирсон. В 1890 г. он основал массовый журнал Pearson s Weekly ("Еженедельник Пирсона"), содержание которого составляли беллетристические очерки и повести, а также всевозможные шарады и ребусы. Пирсон оказался чрезвычайно изобретательным газетчиком, находившим все более изощренные способы борьбы за увеличение тиража (лотереи и конкурсы с денежными призами, договор с владельцами железных дорог о продаже Pearson s Weekly на вокзалах, выплата компенсаций родственникам погибших на железной дороге с номером его газеты в кармане и т.д.). Через шесть лет появился Pearson s Magazine ("Журнал Пирсона") - литературно-политический журнал, в котором помимо политических дискуссий печатались рассказы и новеллы известных писателей: Э. Синклера, Б. Шоу, Г. Уэллса, М. Горького, Дж. Гриффита.

The Daily Mail Хармсвортов вдохновила Пирсона на создание своей массовой полупенсовой газеты. С 1900 г. в Лондоне стала выходить The Daily Express ("Ежедневный экспресс"), до сих пор пользующаяся популярностью. Обе газеты были самыми успешными изданиями, представлявшими английскую "желтую прессу" с ее установкой на скандал, развлекательность, облегченную подачу информации.

К концу XIX в. журналистика в Великобритании превратилась в профессию, о чем свидетельствовало появление в стране первого профессионального объединения журналистов ("Институт журналистов") под патронажем королевы и учреждение высшего журналистского образования: в 1890 г. в Лондоне открылась специальная школа журналистики.

Пресса Германии

Главная особенность развития германской журналистики состояла в местном характере прессы. До последней трети XIX века Германия оставалась отсталым полуфеодальным "захолустьем Европы" разделенным на множество крупных и мелких самостоятельных государств, каждое из которых имело свою прессу. Объединял немецкие земли только немецкий язык. Условия для возникновения единой общегерманской прессы отсутствовали.

Развитие печати в Германии шло медленнее, чем в Англии и Франции. Причиной была не только ее раздробленность, но и суровая цензура, установленная правителями еще в XVIII веке. Издатель журнала Hermes ("Гермес") Фридрих Брокгауз писал в 1823 г.: "Наша немецкая журналистика являет собой полное ничтожество". В 1825 г. содержание немецкой прессы было столь бедным, что читающая публика предпочитала ей французские газеты и журналы.

Многочисленные цензурные ограничения привели к тому, что в начале XIX в. немецкая пресса довольствовалась бесстрастным изложением фактов и была весьма скупа в комментариях. В отличие от французских, немецкие периодические издания не стремились навязать читателю свою точку зрения. Они отличались серьезностью тона и хорошей осведомленностью в разных сферах жизни. В начале XIX века немецкая пресса почти не публиковала объявлений. И только в 1820е гг. они заняли значительное место в немецких газетах и журналах.

Некоторые германские государства имели более или менее либеральные законы. Так, например, в начале XIX в. цензура была упразднена в Баварии, Ганновере, Гессене, Мекленбурге, Вюртемберге и Нассау. В то же время цензура в Пруссии, Саксонии, Австрии по-прежнему оставалась очень жесткой. "Цензура не допускала обсуждения событий, настроений и требований эпохи, - пишет Г.Ф. Вороненкова в книге "Путь длиною в пять столетий: От рукописного листка до информационного общества", - именно те вопросы, которые волновали сердца, запрещено было затрагивать в печати".

В объединенной Германии дольше, чем в других ведущих европейских странах, сохранялась цензура. Это отразилось на качестве журналистики. Государство вплоть до начало XX в. имело множество рычагов воздействия на прессу. В результате продолжительной борьбы за свободу печати возникла мощная политическая печать.

Толчок развитию политической прессы в Германии дала Великая французская революция и последовавшее в результате наполеоновских побед установление французского господства на значительной части немецких территорий. Одним из первых изданий, в которых осуществился переход от литературно-художественной к политической проблематике, стал журнал Der Deutsche Merkur ("Немецкий Меркурий"), издававшийся немецким писателем Виландом. В статьях на политические темы он приветствовал французскую революцию, требовал радикальных реформ в Германии.

Однако со временем отношение к Наполеону в среде немецкой буржуазной интеллигенции стало меняться. Сначала он воспринимался как символ французской революции, потом в нем увидели главу оккупационного режима. После разгрома Пруссии и подписании унизительного Тильзитского мира Наполеон ввел строгую цензуру. С 1811 г. немецким газетам и журналам под страхом немедленного закрытия было запрещено печатать политическую информацию, не опубликованную прежде официальной парижской газетой Le Moniteur. Ни одно немецкое периодическое издание не осмелилось сообщить читателям о поражении Наполеона в России, до тех пор, пока русские войска не оказались на немецкой территории.

С одной стороны, французское господство ускорило буржуазные преобразования в Германии. С другой - стало тяжелым бременем для населения оккупированных территорий. Поражение Наполеона в "Битве народов" под Лейпцигом в 1813 г. вызвало у немцев патриотический подъем. Выразителем этих настроений стала газета Rheinischer Merkur ("Рейнский Меркурий"), основанная Йозефом Герресом. Его газета старалась пробудить патриотическое сознание и демократический дух немецкой буржуазии. Геррес первым стал публиковать передовицы с продолжением. После него такая форма стала традиционной для немецкой периодики. Кроме того, он стремился к тесному контакту с читателем, что побуждало его придавать своим статьям разговорную форму, рассчитанную на чтение вслух. Rheinischer Merkur критиковал немецких правителей, не дававших народу политических прав, вследствие чего в 1816 г. газета была закрыта.

После падения режима Наполеона на территории Германии в 1815 г. был создан Германский союз, объединивший 35 княжеств и 4 вольных города. В его конституции говорилось, что первое союзное собрание должно выработать одинаковое законодательство о свободе печати для всех союзных государств, но данное обещание не было выполнено. Вместо этого в 1819 г. был издан закон о печати, почти дословно повторявший французское законодательство 1814 г., и немецкой прессе пришлось дожидаться свободы слова до 1848 г.

В 1819 г. на съезде германских государей в Карлсбаде были приняты решения, направленные против "злоупотреблений" свободой прессы. Под строгий контроль были поставлены университеты, периодические издания подвергались обязательной предварительной цензуре. Тогда же в Пруссии была создана верховная цензурная коллегия, а в 1822 г. принято постановление о газетном штемпеле, без которого ни одна газета не могла выйти в свет. Многие журналисты эмигрировали, а те, что остались, вели борьбу с цензорами.

В 1832 г. Союзный сейм принял постановление, отменявшее свободу печати. Ответом журналистов стало создание "Союза печати", провозгласившего своей главной целью борьбу за свободу прессы.

В 1830-е гг. появилось большое количество разнообразных газет - утренних и вечерних, столичных и провинциальных, ежедневных и ежемесячных, элитарных и массовых. Однако тема политики присутствовала практически во всех изданиях. На середину 1830х годов пришелся пик борьбы двух лагерей немецкой интеллигенции: либерально-демократического и консервативного. Первые выпускали журналы Aurora - Eine Zeitschrift aus dem sudlichen Deutschland ("Аврора - журнал из южной Германии") и газету Zeitung fr die elegante Welt ("Газета для элегантного мира"), вторые - газету Literatur-Blatt ("Литературный листок"). 1830-1840 гг. стали временем появления в Германии первых рабочих организаций. Идеологом немецкой рабочей печати стал В. Вейтлинг, издававший два журнала - Der Hilferuf der deutschen Jugend ("Призыв о помощи немецкой молодежи") и Die Republik der Arbeiter ("Республика рабочих"), в которых проповедовал идеи уравнительного коммунизма и революционные методы борьбы.

От взошедшего на прусский престол в 1840 г. короля Фридриха-Вильгельма IV ждали либеральных реформ. Представители прессы получили от него цензурную инструкцию. С одной стороны, король осуждал несправедливые притеснения, которым подвергались журналисты и литераторы, говорил о необходимости и значении смелой публицистики. С другой - предписывал цензорам соблюдение цензурного эдикта 1819 г., носившего дискриминационный характер. Решительным критиком этого распоряжения стал молодой К. Маркс. В статье "Заметки о новейшей прусской цензурной инструкции" он вскрыл истинный характер документа, показал лицемерие короля и тем самым обратил на себя внимание как смелый публицист.

Став сотрудником либеральной кельнской газеты Rheinische Zeitung ("Рейнская газета"), Маркс опубликовал цикл критических статей под заголовком "Дебаты о свободе печати", где рассматривал печать как выражение национального духа, а партийную печать - как оружие в политической борьбе. Вскоре он стал главным редактором газеты, которую провозгласил "первой политической газетой Германии". В качестве редактора Маркс добился большого успеха, многократно подняв ее тираж. Газета стала выразителем настроений демократических кругов. Но в 1843 г. правительство, преследовавшее Rheinische Zeitung за резкую критику королевского произвола и порядка в Пруссии, закрыло газету.

С началом революции 1848 г. К. Маркс и Ф. Энгельс стали издавать в Кельне газету Neue Rheinische Zeitung ("Новая Рейнская газета"). Важнейшим пунктом ее политической программы было объединение Германии как необходимая предпосылка быстрого социально-экономического и культурного развития страны на демократической основе. Газету отличало особое внимание к теоретическим вопросам, полемический характер и сатирическая направленность многих материалов. Ее страницы стали трибуной не только для немецкого, но и для европейского пролетариата. Вскоре Neue Rheinische Zeitung была закрыта.

Мартовская революция 1848 г. вызвала подъем немецкой прессы. Ассамблея немецкой Конфедерации позволила каждому княжеству по своему усмотрению отменять цензуру. Из-за раздробленности большую роль в Германии играла провинциальная пресса. Печатный орган крупной либеральной буржуазии Klnische Zeitung ("Кельнская газета"), являвшийся самой читаемой немецкой провинциальной газетой XIX в., выступал в защиту интересов народа, но "в пределах законности". Главным оппонентом демократической и либеральной прессы была консервативная и антиреволюционная Neue Preussische Zeitung ("Новая прусская газета") - монархическое издание, выражавшее интересы прусской верхушки. Инициатором ее создания был непримиримый противник левой прессы Отто фон Бисмарк". Девизом газеты служили слова: "Вперед! С богом, за короля и отечество". Ее программа состояла в том, чтобы "как можно более энергично бороться с умами, зараженными бунтарскими настроениями".

В 1862 г. Бисмарк стал главой правительства Пруссии и направил свои усилия на достижение единства Германии. Он всегда рассматривал прессу как средство для достижения определенных политических целей. Ему принадлежит известная фраза: "Печать - это не общественное мнение". В борьбе с либеральной периодикой Бисмарк широко использовал подкуп, административные и репрессивные методы. Канцлер не только читал и анализировал содержание газет, но возбуждал против них судебные процессы и закрывал их. В 1865 г. телеграфное бюро Вольфа было подчинено правительству. Новый закон "Общие союзные определения, касающиеся злоупотребления прессы" (1865) существенно ограничил свободу слова, ввел высокий денежный залог для издателей общественно-политической периодики и систему предупреждений. В 1871 г. старания Бисмарка увенчались успехом: было провозглашено создание Германской империи во главе с императором Вильгельмом I. Первым рейхсканцлером нового государства стал О. фон Бисмарк.

Объединив страну, рейхсканцлер решил создать общегерманскую газету, которая была бы официальным органом правительства и трибуной для его политических выступлений. Ею стала некогда либеральная Norddeutsche Allgemeine Zeitung ("Северогерманская всеобщая газета"). Она финансировалась из учрежденного Бисмарком тайного и неподконтрольного парламенту Рептильного фонда. Бисмарк подкупал и "прикармливал" не только проправительственные издания и конкретных журналистов, но даже "карманную" оппозицию. Обыватели, читая подобные "оппозиционные" издания, наивно верили в свободу прессы. Они не подозревали, что эта мнимая оппозиционность щедро оплачивалась из Рептильного фонда. Бисмарк, считавший журналистику одним из лучших средств манипуляции общественным мнением, всегда использовал прессу как инструмент своей политики. Например, опубликованная им в Neue Preussische Zeitung фальсифицированная так называемая "Эмсская депеша" спровоцировала начало франко-прусской войны, что привело к окончательному объединению Германии и полному военному поражению Франции.

В 1874 г. был принят новый закон о печати, носивший ярко выраженный разрешительный характер. Его первый параграф гласил: "Свобода прессы подлежит лишь тем ограничениям, которые допускаются или предписываются настоящим законом". Несмотря на жесткую регламентацию деятельности журналистики, этот закон, вопреки сопротивлению Бисмарка, содержал зачатки хоть и ограниченной, но реальной свободы печати: отмену предварительной цензуры, ограничение случаев судебного разбирательства.

По инициативе Бисмарка в 1878 г. рейхстагом был принят "Закон против общественно опасных устремлений социал-демократов", фактически запретивший всю партийную печать, что привело к изданию этих газет за пределами Германии. В Швейцарии выходила газета Vorwrts ("Вперед"), в Англии - Socialdemokrat ("Социал-демократ"). В итоге германская левая пресса приобрела ценный опыт подпольной работы и борьбы.

К концу XIX в. в Германии, позднее, чем в других странах Европы, стал набирать силу процесс концентрации печати. Первыми газетными магнатами в стране были Рудольф Моссе, Леопольд Ульштайн и Август Шерл. Появилась коммерческая, массовая пресса, газеты мнений, бульварные газеты. Развивалось профессиональное образование: курсы профессора Коха при Гейдельбергском университете; берлинская Высшая школа журналистики под руководством Рихарда Вреде, редактора немецкого журнала Die Kritik ("Критика").

Продолжение в следующем номере.