"Делаем укрытия для орудий и самих себя"

Фронтовой дневник Александра Петровича Макарова
Фронтовой дневник Александра Петровича Макарова хранится в доме его сына Юрия Александровича в городе Десногорске Смоленской области. Работать с этой старой тетрадью в клетку пришлось с величайшей осторожностью и с лупой в руке: время и фронтовые условия, в которых велись записи, сделали текст трудночитаемым. В тетради - 88 страниц записей с 1 ноября 1942 г. до 23 июня 1944 г. Между страницами - небольшие фотографии мирного времени и стихи автора дневника. Записи, сделанные простым карандашом, просто и без прикрас показывают нам будни Великой Отечественной. Вниманию читателей "Родины" предлагаются выдержки из дневника.

Из автобиографии

Я, Макаров Александр Петрович, родился 2 мая 1922 года в семье крестьянина-бедняка. В то время родные проживали в деревне Снегиревка Балахоновского сельсовета Шумяческого района Смоленской области. В 1929 году я поступил в Снегиревскую начальную школу, в которой в 1933 году окончил 4 класса. После этого учился в Ново-Засельской НСШ [неполной средней школе]1, где получил семилетнее образование. После этого учиться дальше не было возможности в связи с семейным положением, и я в 1937 году ухожу работать. Сначала работаю по ликвидации неграмотности и малограмотности среди населения Шумяческого района, а потом заведующим Криволесской избой-читальней. В 1938 году вступаю в ряды ВЛКСМ. С этого же времени меня забирают работать в РК ВКП(б) в отдел по учету кадров и секретарем отдела пропаганды и агитации. После работы я посещаю вечернюю школу взрослых, где и оканчиваю в 1939 году 9 классов. В 1940 году я уже заочник педучилища, а в 1941 году сдаю за третий курс и ухожу работать учителем Малеевской средней школы Балахоновского сельсовета. В этом же году поступаю на 1-й курс Смоленского пединститута на факультет языка и литературы. Кончить не удается - разгорается Отечественная война, и я 11 июля ухожу на фронт. Боевая жизнь начинается под городом Ельня Смоленской области, где меня тяжело ранит в конце августа. После этого госпиталь на Урале в городе Свердловске. После этого артучилище в городе Ирбит Свердловской области. В сентябре 1942 года я принимаю артиллерийский взвод 144 ОИПАП [отдельного истребительного противотанкового артиллерийского полка] и уезжаю на фронт. Полк является резервом Главного Командования, что заставляет побывать на всем протяжении по фронту 2-го Белорусского фронта и соседних фронтов Западного направления. Здесь же меня в 1943 году принимают в кандидаты партии, а потом и в члены. До 1944 года февраля месяца непосредственно нахожусь в действующих частях. А потом меня вторично ранит и контузит, в связи с чем попадаю в город Смоленск, где прохожу лечение. По выздоравливании возвращаюсь снова во 2-й Белорусский фронт, где принимаю участие в летнем наступлении на город Витебск [здесь память подвела ветерана: 49-я армия 2-го Белорусского фронта наступала не на витебском, а на могилевском направлении]. На подступах к городу Витебску [в действительности - Могилеву] меня тяжело ранит и контузит, и я прихожу в сознание в госпитале в городе Смоленске. Отсюда эвакуируют в город Казань, где нахожусь до ноября 1944 года. В ноябре 1944 года по состоянию здоровья после контузии и ранений увольняюсь в запас. Военную жизнь кончаю при звании лейтенанта и должности командира батареи 290 стрелковой дивизии 2-го Белорусского фронта. За образцовое выполнение заданий командования на фронте в 1943 году меня награждают орденом "Красная Звезда" и медалью "За отвагу". В ноябре месяце из запасного офицерского полка Приволжского военного округа меня направляют на работу в народное хозяйство в освобожденные районы Украины.

С 1 ноября 1945 года до 25 ноября 1946 года работаю ответственным секретарем Шумяческой районной редакции "Колхозный путь". С 20 января 1947 года и до ухода на пенсию 1 сентября 1978 года работаю в Снегиревской семилетней школе учителем начальных классов, заведующим учебной частью школы, завучем, директором, учителем русского языка и литературы.

***

К сказанному Александром Петровичем надо добавить, что воевал он на Калининском и Западном фронтах, а с весны 1944-го - на сформированном из левого крыла Западного 2-м Белорусском фронте. В 1983-м, после смерти жены Александр Петрович переехал к сыну, в Десногорск. Похоронен в родной деревне Снегиревка.

1942 год

Калининский фронт

...13.11.42 г. С утра приступили к оборудованию нарытых землянок. За день два раза "юнкерсы" штурмовали наше место расположения. Потерь из нашего подразделения нет. Во время штурмовки и бомбежки ощущение было не очень приятное.

14.11.42 г. День прошел благополучно. Четыре раза штурмовали и бомбили немецкие Ю-88. Наших самолетов и зениток что-то не слышно. Получил кое-что из нижнего белья, свитер, перчатки, шапку. Землянки оборудовали хорошо - жить можно, но сколько? Неизвестно.

15.11.42 г. Приказали занять оборону. Ездили выбирать огневые позиции в район Компанево и Толкачи. Погода стоит неважная...

20.11.42 г. Строили землянку полный день. Больше ничем не занимались. Переезды и постройки окончательно измучили.

Что за жизнь - не понимаю,

Каждый день все новые места.

Стрелять я вовсе не стреляю,

А позиций строю без конца.

Сухим пайком, как прежде, я питаюсь,

Болотною водой, как чаем, дорожу.

С морозом споря, я стихи слагаю,

Но ночь придет - я у костра сижу.

...29.11.42 г. Передают, что ночью наши войска на нашем Калининском фронте перешли в наступление и заняли 300 населенных пунктов. В том числе и город Ржев [на самом деле это произошло только 3 марта 1943 г.]...

18.12.42 г. Тревога! Орудия на старое место. Все готово. Началась пристрелка. "Пять снарядов, залпом огонь!" - последовала команда. Батарея приняла боевое крещение. Все орудия работали замечательно. После стрельбы быстро услали в укрытие и сейчас же отправились в район Красноселья Демидовского района. Всю ночь ехали. Спать не пришлось...

30.12.42 г. День прошел без изменений. Сидим на 400-500 граммов хлеба в день. Продчасть не поставляет.

31.12.42 г. День и вечер был в землянке. Хлеба и продуктов не подвозят. На этом и кончается 1942 год.

1943 год

Калининский и Западный фронты

1.01.43 г. Новый год встретили плохо. Продуктов ни-ни. Ночь провел в землянках.

2.01.43 г. Бойцы трое суток сидят голодными. Продуктов достать нет возможности. Из полка ничего нет. Погода изменилась. Начались смоленские бураны...

9.01.43 г. С передовой приходят плохие вести. Того-то убило, тот попал в плен, тот окружен и т.д. [это провалилась операция "Марс", в которой войска Западного и Калининского фронтов в очередной раз попытались срезать Ржевско-Вяземский выступ]. Это действует на нервы и нам. Живем в землянке втроем - Богданович, Лекунов и я.

14.01.43 г. Полные сутки готовили баню для полка, а также вымоемся и сами. Говорят, что младшего лейтенанта Матвеева, который попал в плен, немцы облили бензином и зажгли.

18.01.43 г. Сегодня мы убили глухаря. На обед, значит, будет мясо.

Каждый день с передовой приходят вести: убило того-то, ранено столько-то, и так далее. Мысль о том, будешь ли жив, повсечасно с тобой. Сильно тяжелая обстановка.

20.01.43 г. На наше счастье, сегодня опять попал глухарь. Завтрак обеспечен.

23.01.43 г. Часто читаю письма от друзей. Все время думаю о доме, о судьбе родных и близких. Около трех часов дня прибыл из батареи политрук. Будем менять третью батарею...

31.01.43 г. Месяц кончился без особых приключений. Характерно то, что за этот месяц на фронте произошло много изменений в лучшую сторону. Немцы потерпели большое поражение под Сталинградом, под Воронежем, на Среднем Дону и под Ленинградом. Весь месяц прошел в спокойной жизни. Материальное обеспечение было исключительно. Встретил земляка Федотова Федора Григорьевича...

22.02.43 г. С утра было спокойно. После обеда прилетела "Рама" [разведчик Фокке-Вульф FW189], и в 90 метрах от нас сбросили две осколочные бомбы и одну фугаску. Я был с Сивцовым в землянке. Ощущение было неважное. Нас засыпало землей.

23.02.43 г. Сегодня праздник РККА. Мы его тоже немного отметили. Дали водки по 200 грамм. День до обеда прошел в затишье. После обеда начали стрелять по нашей батарее с дальнобойных орудий. Мы были в землянке, она очень слабенькая. Всю ночь стрельба не прекращалась. Спать не пришлось...

02.03.43 г. Передали "в последний час", что Тимошенко со своими войсками перешел в наступление, прорвав фронт на северо-западном направлении, и изрядно продвинулся вперед. Полный день пили водку...

05.03.43 г. Подняли по тревоге часа в два ночи. Переставили одно орудие на новое место. С утра начали угощать немцев - участвовали в огневом налете. Из двух снарядов разбили отдельное орудие. Немец отступает. Пехота за ночь продвинулась километра на полтора. Работая на огневой, мне передали открытку от Федотова Ф.Г.

06.03.43 г. Утром отправились в путь в третью [3ю ударную] армию. К вечеру достигли станции Нелидово и там остановились отдыхать...

14.03.43 г. С утра отправились мы с комбатом выбирать новый опорный пункт. Добрались в район без землянок и на остатках от старого полигона противотанковой обороны. Вечером выезжаем. Вот заняли опорный пункт и приступили к оборудованию. Грунт что камень, приходится биться на каждом сантиметре по полчаса. Всю ночь расчеты сражались с землей. Отдыхали за сутки часа два. День и ночь на нас поливал миномет. Одно спасение - траншеи, так как стоим на самой горке.

15.03.43 г. С раннего утра опять принялись за работу. "Рама" и миномет, которым они корректируют, не давали покоя. Весь день провозились на одной площадке. Правда, подготовили яму для землянки. Ночью было спокойно. Начались пристрелки точек для пулеметов, изредка огневые налеты. Но все благополучно.

16.03.43 г. В четыре часа пошли отдыхать. Отдыхали примерно до 13 часов. Потом снова за работу. Но тут суматоха: комбата вызвали к подполковнику - чувствуется что-то вроде переброски. Я сижу у комбата и ожидаю его. Жаль, если придется перебираться на новое место. Только что оборудовали землянку и кончили опорный пункт. Сам трое суток уже не отдыхал. Даже умыться некогда. Опять упоминается 43-я армия, а здесь ведь 3я ударная. Приказали работу оставить. Полк начали расформировывать.

18.03.43 г. Покинули боевой порядок и переехали в Решетниково, где и ночевали. Утром приказали оформить людей для сдачи в другие полки. О нас пока ничего не известно. Ожидаем "покупателей". Черт знает, что за безобразие!

19.03.43 г. Ночью ринулись в путь. Ехали ночью через Великие Луки. От них остались лишь одни трубы да развалины кирпича...

03.05.43 г. С утра до обеда занятия. Потом отдых и дежурство по части. Хожу по части и вспоминаю эти майские дни в родном селе.

4-12.05.43 г. Наш полк придали бригаде. Начали строить землянки и нас переводят в лес.

Еще месяц продолжат программу обучения.

22.05.43 г. Получили одну пушку на батарею.

27.05.43 г. Занятия каждый день.

01.06.43 г. Целую ночь принимали машину со снарядами.

03.06.43. В 5 часов подъем. Позавтракали и ушли в парк. Нагрузили машины снарядами, прицепили орудия. Будут тактические занятия. Комбат ушел на рекогносцировку местности. Ждем команды. В 9.00 выехали. Заняли опорный пункт и приступили к работе. Учения проходили до вечера. Все прошло благополучно. Наша батарея заняла первое место по полку.

04.06.43 г. Митинг по подписке на заем. Я подписался на 3000 рублей. Внес 2500 рублей наличными.

05.06.43 г. Практическая стрельба на артполигоне по движущимся танкам. Стреляли неплохо. Из 10 снарядов разбили 7 танков...

25.07.43 г. Сегодня справляли годовщину полка. Уже год как я истребитель-артиллерист. Много пришлось повидать за это время. Праздник проходит неплохо, правда, дождь, но после обеда утихает. Обед замечательный - вино и три блюда. Вечером концерт...

07.08.43 г. Мы входим в состав 39-й армии. На участке армии имеем немецкий армейский корпус из трех дивизий. В каждой дивизии 2 пехотных полка. Они имеют артиллерию в 152 мм и 120 мм [в действительности - 150мм и 105мм]. Много минометов. Танков нет. Оборона состоит из двух районов. Один на переднем крае, а другой в глубине на 10 км с преобладанием дотов.

14.08.43 г. Получили приказание погрузиться. Весь день наша армия вела подготовку. Сообщили, что занят Спас-Деменск. Я сегодня принят кандидатом в члены партии. В 22.00 покинули район Климатино Бельского района и направились в путь в составе 5го гвардейского корпуса. Доехали до района сосредоточения хорошо. Ночевали в кустарничке правее дер[евни] Милютино...

25.08.43 г. Вчера получил партбилет.

28.08.43 г. Фрицы начинают навещать. Вчера и позавчера недалеко от нас сбрасывали бомбы. Сегодня приказали окопаться. Делаем укрытия для орудий и самих себя. Вчера видел во сне, что как будто был дома и встретился со всей семьей. Весь день из-за этого вспоминал родное село и семью.

30.08.43 г. Весь день оборудовали боевые порядки. С вечера фриц бомбил нашу батарею. Восемь бомб упали как раз в центре боевого порядка. Две особенно большие, остальные поменьше.

31.08.43 г. День закончили оборудованием боевых порядков. В 20.00 тревога. Едем на передовую. Чувствую себя спокойно. Наши заняли сегодня Севск, Глухов, Рыльск, Ельню. Месяц имеет много хороших достижений. Настало время и нам...

03.09.43 г. В 11.00 выехали и прибыли к переправе. Ощущается фронт: рвутся мины, стреляет наша артиллерия. Вечер, но переправы нет. Кругом гремят раскаты выстрелов. Ночь. Каждую минуту кажется, что вот-вот прикажут выезжать. Жду. Не спится.

04.09.43 г. Проснулся под шум бомбежки. Группа немецких самолетов бомбила наш передний край. Здорово давали зенитчики, но что-то плохо попадали. День ожидали отправки на опорный пункт, но ждать пришлось и ночь. Всю ночь черные вороны кружились и бомбили недалеко от нас. Отдохнуть спокойно не пришлось. Похолодало сильно. Сильно промерз в кабине.

05.09.43 г. Проснулся от холода до восхода солнца. Вчера налетели черные вороны примерно около 60 штук. Но наше место пока не бомбили. Стоял ужасный шум моторов и грохот зениток. После их наши соколы поднялись мстить фрицам. Тоже дали им жару. Приказали окопаться. Закапываем орудия и машины. Пригрело сентябрьское солнце. Бойцы, как кроты, закапываются. Читал последние известия Информбюро. Наши части движутся вперед везде. Ночью приказали выехать на старое место сосредоточения. Двинулись в путь. Приехали благополучно.

06.09.43 г. К завтраку окопались. Фрицы бомбят впереди, но до нас пока не добираются...

17.09.43 г. Полный день стреляли по фрицам. Нам тоже дают жизни. Как раз в район опорного пункта, но все пока живы. Одного наводчика цеплянуло немного. У меня сзади в 3-4 метрах разорвалась мина, но все прошло благополучно. Сегодня день настоящей войны, ребята получили боевое крещение. За нас, как говорят, пока бог и люди. Четвертые сутки уже не спал. Вчера был дождь, весь вымок, аж сегодня никак не высохну. Ночевал в кустах. Сладко спал пару часов, больше не дал обстрел. К исходу дня послали фрицам около двухсот снарядов.

18.09.43 г. Картина та же. Мы бьем, и до нас долетают. Над головой полная паутина от снарядов. От визга снарядов, от взрывов и разрывов болит голова. Сплю очень мало - по два часа в сутки. В 15.00 приказали сняться и выехать в район Митьково. У меня несчастье - у машины слетела гусеница. Под сильным обстрелом отремонтировали, и каким-то чудом удалось выйти из-под огня: впереди и сзади рвались снаряды. Приехал я перед вечером, занял опорный пункт и приступил к оборудованию. Часов до 24-х работали как волы, и вдруг... сниматься. Приехали в лес за Кузьмичино, здесь часа 2-3 отдохнули.

19.09.43 г. Проснулся в ровике. Уже было светло. Здесь не обстреливают, лишь опасно с воздуха. Ждем приказа о выходе в бой. Передали приказ т. Сталина, что нам присвоено звание "Духовщинцы" [части (или соединению) присвоено почетное наименование "Духовщинский(ая)"]. Москва салютовала нам из 124 орудий и 12 залпов. Чувствую себя прекрасно...

23.09.43 г. Прибыли в 1.00 в район Демидово - снова настало время артиллерийской музыки [выражение из написанного И.В. Сталиным директивного письма Ставки Верховного Главнокомандования от 10 января 1942 г. ("наступать под гром артиллерийского огня, под звуки артиллерийской музыки")]. Сегодня идет сильный дождь. Промокли все до основания. Ждем пока приказания. Немец бежит...

27.09.43 г. Три дня не спал. Глаза покраснели что у волка. Все время не отхожу от телефона и радио. Вчера, спавши, промерз до основания. Сегодня отдыхал в кабине, но как только сведешь глаза, как уже вызывают либо к телефону, либо к радио. Жизнь как-то идет неразберихой. Каждый день споришь со смертью. Ничто не мило, лишь бы быстрее на Запад. Скоро буду получать награды, но сколько придется носить, не знаю. Переехали на самый передний край. Чего только не пришлось испытать. Рядом рвались снаряды и мины, рядом кончались друзья, а я, видимо, счастлив, живу и сегодня. Сегодня ранило Белова, артиллерийского мастера и друга. Выдвинулись в район следующей деревни. Снялись благополучно. Доехали до самой пехоты и встали. Было тихо. Но через несколько времени начался сильный огонь из "фердинандов" [так в Красной Армии тогда называли любые немецкие самоходно-артиллерийские установки] по большаку. Мы стояли в кольце танков. Я никогда не думал в это время остаться в живых. Здесь героически погибли Гозин и Шатских, тяжело ранило Тимофеева и Сорокина. Я был с ними рядом, и как остался жив - не знаю. Кое-как удалось скатить орудия в укрытие и вытащить. Машины впереди остались. Приехали ночью на старый опорный пункт. Отправил раненых и, быть может, часик отдохнул.

29.09.43 г. День начался с обстрела. Сгорело от снарядов две машины Чернова. Сколько было шуму от взрыва снарядов на машинах. Что будет дальше, не знаю... Вот приказали двигаться в район Рудни. Сели. Едем. Не доезжая до Рудни с километр, как нас стали сильно обстреливать прямой наводкой. Одним снарядом убило Попова, Служаева тяжело ранило, но он умер. Ранило тяжело Полицеймако, Ковижных, Пузевича и других. Я сидел в кабине с шофером, Полицеймако с Служаевым стояли на ходу машины на левом крыле, их ранило, а я уцелел! Я успел завернуть под сарай, и здесь было много ужасного: стонали раненые, один за другим рвались снаряды. Комбат с первым орудием проскочил за каменное здание, но и там хватало. Из первого расчета уцелело трое, остальные были ранены. Поздно вечером подожгли и мою машину, все сгорело, но пушку вытащили из-под огня. Стемнело. Пехоты впереди нет. Мы одни. Кругом строчат автоматчики. Я думал, что нам там придется остаться всем, но все же ночь прошла ничего.

30.09.43 г. Рано утром под туманом выбрались подальше от города и занялись двумя орудиями закрытого опорного пункта. Здесь немного спокойнее. Что будет дальше, не знаю. Очень жаль своих бойцов. Перед обедом начали стрелять. Дали три снаряда и нас засекли. Вывели из строя орудие, и убило Кашина. Одним словом, этот месяц будет в памяти долго. Вчера видел в газете, что уже есть освобожденные деревни из нашего района...

09.10.43 г. Фрицы сопротивляются. День стоим на старом месте. Бьемся с немчурой. После обеда ранило тяжело Сивца. Остальные все в порядке. Немцы убегают. Большая часть жизни проходит в ровике...

12.11.43 г. Узнали, что мы сегодня попали в окружение. Все наши батареи, за исключением нашей, идут на прорыв, а мы остаемся сдерживать передний край. Что будет дальше - не знаю.

13.11.43 г. Говорят, что проход к нам есть, но очень узкий. Пройти можно только пешком. Мы, как и прежде, живем под обстрелом. Ровик - счастье жизни для нас. Конину кушаем вволю. Мое одно орудие где-то за кольцом. Там же и Чернов. Но ничего.

В такие дни я часто вспоминаю
Мирные, цветущие года.
И школьную скамью, и юность дорогую,
Как она кустилась, как она цвела.

14.11.43 г. Ряд наших батарей прорвали кольцо, и к нам успели привезти продукты, но немец, видимо, уже снова закрыл. Как интересно получается... Всю ночь обстрел не давал спать. И фрицы, и наши - все лупили по нам - вот так окружение. Полный день отбивали контратаки. Вел бой с четырьмя "фердинандами" [за них автор дневника принял какие-то другие немецкие самоходки, так как самоходно-артиллерийские установки "Элефант", именовавшиеся в Красной Армии "фердинандами", действовали тогда на Украине], но уничтожить не пришлось, только рассеяли, а фрицев угостили здорово. Ночью выходили из окружения. Добрались хотя с боем, но благополучно. Но опять меня послали с боеприпасами в кольцо. Вернулся благополучно. Таким образом, уже больше четырех дней и ночей не смыкал глаз, выбился из сил окончательно.

15.11.43 г. Утро началось с сильного обстрела. Хотел отдохнуть, но не удается. Опасно ложиться. Нет ни часу, ни минуты свободной. Атаки и разрывы. Шум и крик стоит в голове.

16.11.43 г. Весь день провел в землянке под сильным обстрелом. Вели огонь по противнику. Вечером вызвали в штаб и приказали в кольцо переправить две машины: с горючим и с продуктами. Послали разведку, но она вернулась с потерями. Пришлось экспедицию отставить.

17.11.43 г. Поднялся утром. Утро ясное, морозное. Уже поднялась авиация. Сегодня, пожалуй, дадут перцу.

18.11.43 г. Ездил опять в окружение. Вернулся благополучно...

24.11.43 г. Мне вручили медаль и орден. Много моих боевых друзей получили награды. Сейчас комбат вернулся с рекогносцировки, уже получил район действий...

19.12.43 г. Первый день в моей жизни, который так сблизил меня с войной. Во-первых, я был очень близко от немцев (600-700 метров). Во-вторых, вся картина прорыва переднего края была на моих глазах. Часов в 9.30 начала "играть" "катюша". Это ужас! Смотреть было страшно, не то, чтобы быть под ее разрывами. По ее сигналу заговорила артиллерия. Гром стоял около двух часов. Потом пехота во весь рост двинулась вперед. Я прямой наводкой расстреливал огневые точки и вообще давал огонька вперед. За каких-нибудь 20 минут я выпустил 110 снарядов...

1944 год

Западный фронт

04.01.44 г. Перед вечером выехали в район действий. Заняли опорный пункт для прямой наводки в районе деревни Синяки. Ночь пришлось померзнуть как следует - весь мокрый, и жилище - траншея. Ружейно-пулеметный огонь все время не прекращался, того и гляди, накроет....

21.01.44 г. Ранило Чернова Ивана Васильевича. Сейчас батареей пришлось командовать мне.

22.01.44 г. Стоим в районе Огородники. За утро насчитали 5-6 огневых налетов по нашей высотке. Погода стоит поганая - снег, грязь замучили. Вчера вызывали в штаб. Туда и оттуда пришлось бежать короткими перебежками, а это всего примерно километра четыре...

26.01.44 г. День прошел без особых изменений. Пришлось раза три под обстрелом сходить на опорный пункт и обратно. Прямым попаданием сегодня разбило у Белова четыре ящика снарядов. Получил письмо из дома. Новости нерадостные. Сообщают, что отец погиб.

27.01.44 г. День пасмурный, но обстрел начался с утра, и до моей лачуги маленько не достали. Я сделал схему боевого порядка батареи и отослал в штаб. Обстрел идет методически. Скука терзает окончательно. Ничто уже не страшно. Шманаешься под осколками и пулями: не знаешь ведь, где голову положишь. Скоро будем штурмовать Витебск. Но как будет удачно, не знаю.

31.01.44 г. Вот уже начал я жить последний день января. Впереди февраль со своими лютыми пургами, а там март и апрель. Но не знаю, как счастье улыбнется мне, придется ли еще раз посмотреть на живую природу. Пока счастье шагает со мной. Этот месяц прошел в очень сложной обстановке - жизнь на прямой наводке. Скорее бы наступать, а то скучно без дела ловить осколки. Прощай, январь, до следующего года.

1, 2, 3.02.44 г. Готовились к наступлению.

03.02.44 г. В 10.00 залп треснул. Гул заполнил сферу - заработали все орудия, в том числе и наши. Дым застлал передний край - он горел от разрывов. Дальнобойными немцы обстреливали нас, где ранило командира орудия. Артподготовка длилась больше часу, а потом пошла пехота, передний край был изломан, но немцы яростно вели контрнаступление. Снялись лишь только к вечеру и поехали в район Барышино, но оно было уже у фрицев, пришлось, не доезжая, останавливаться и выбивать их. Ночевать не ночевал. Опорный пункт под открытым небом в воронке - промерз до костей.

04.02.44 г. Утро туманное. Снялись. Двигаемся по железной дороге на ст[анцию] Заболотинки. Благодаря туману подъехали вплотную к фрицам и огневую заняли на болоте. Сильный обстрел, ровиков нет, и спрятаться негде. Здесь мы сидели вчетвером: комбат (новенький), два радиста и я. Троих ранило, из них один погиб, а я остался цел и невредим. Вечером отбивали контратаку - немцы во весь рост шли на нас, но успеха не имели.

05.02.44 г. С 12 часов артнаступление. После нашего артнаступления - немецкое. Пехоты нет. Сами охраняем себя. Живем в ровиках наполовину с водой. Каждые пять минут выливаем воду.

06.02.44 г. Отбиваем контратаки. Сопротивляется, сволочь! Сегодня пришла пехота, будет наступление. Сильный огонь. Уже половину вывели из строя. В 12 часов пехота пошла вперед - все кругом горит. Сильный немецкий огневой налет - и у меня орудия нет, а также и людей. У Белова все в порядке. Пехота заняла Поповку, но к вечеру оставила ее. Отбиваем контратаки.

07.02.44 г. День не работали. Но мерзнуть пришлось - будь жив. Оттепель минула, начались морозы. Спал в ровике, а когда проснулся, ноги были вмерзшие в воде, но кое-как вытащил их и отогрел на костре (развели для спасения жизней)...

16.02.44 г. В 9.20 наступление. Расстреляли снаряды, но толку мало, пехота не поднялась своевременно. Ждем, что будет потом, как говорят, осколки и больше ничего. "Скрипучки" и тут покоя не дают. Живу под палаткой в ровике, более широком, где стоит печь. И вот лицо жжем, а спину "палит", так как кругом дырки. На разрывы рядовой мины уже не обращаем внимания, но тяжелые "груди" еще заставляют задуматься. Местность сильно плохая, кругом болото, а где высотка, так там все ископано и трубы стоят одна возле другой. Поэтому и нет спокою. Спать уже несколько ночей подряд не приходится, глаза покраснели, и умывался забыл когда...

23.06.44 г. День наступления. Половину артподготовки провоевал, а часов в 10 ранило в правую ногу и контузило. Ранило орудие, с которым вышел на дуэль. С этого дня пошел штурм будущей жизни. Из госпиталя в госпиталь путешествую.

Публикация Г.Г. Крупенина

[1] Примечания в прямых скобках подготовлены к.и.н. А.А. Смирновым.

А.П. Макаров на фронте и в послевоенные годы.