1 мая 2015 г. 19:40
Текст: Валерий Замулин (кандидат исторических наук)

Окружение под Прохоровкой

Оперативных окружений крупных сил советских войск в ходе оборонительных боев под Курском летом 1943 г. было довольно много. Так, с 6 по 15 июля в полосе Воронежского фронта гитлеровцы сумели замкнуть четыре "кольца", в которые попали войска общей численностью в армию. В советской историографии было не принято касаться этой темы. Курская битва рассматривалась как идеальный образец крупной стратегической операции, которую командование Красной армии провело без сучка и задоринки. Да к тому же летом, что развенчивало утверждения геббельсовской пропаганды о том, что русские могут побеждать лишь с помощью "генералов Зимы и Распутицы". Окружение же расценивалось как свидетельство неумелого управления войсками и грубых просчетов командования. Хотя попасть в "кольцо" войска могли и по объективным причинам, не зависящим ни от их стойкости, ни от мастерства командиров. Тем не менее эти факты портили величественную картину грандиозной битвы, вошедшей в мировую историю как коренной перелом в войне. О последнем и самом крупном окружении советских войск на Курской дуге, в районе Прохоровки, которая в отечественной историографии ассоциируется лишь с танковыми боями, и пойдет речь.

Операция "Цитадель" явилась последним стратегическим наступлением вермахта на советско-германском фронте. Она готовилась основательно и относительно долго - более трех месяцев. Однако без существенных результатов была свернута официально на девятые сутки (13 июля 1943 г.), а неофициально уже 9 июля ее провал признавали ключевые фигуры германской армии. На юге Курской дуги, наряду с отсутствием быстрого успеха в прорыве обороны Воронежского фронта генерала армии Н.Ф. Ватутина и высокими потерями, важнейшим фактором неудачи группы армий (ГА) "Юг" фельдмаршала Э. фон Манштейна стала неспособность ее ударной группировки создать сплошной фронт наступления. С первых дней операции входившим в нее 4-й танковой армии (ТА) генерал-полковника Г. Гота и армейской группе (АГ) "Кемпф" не удалось сомкнуть смежные фланги. На их стыках, между правым крылом 4-й ТА и левым крылом АГ "Кемпф" образовался клинообразный выступ - междуречье Сажновского и Северского Донца, где оборонялся 48-й стрелковый корпус (ск) генерал-майора З.З. Рогозного из 69-й армии. В результате их войска начали двигаться по расходящимся направлениям, а ударный клин ГА "Юг" стал терять пробивную мощь из-за потерь и необходимости выделять существенные силы для прикрытия растягивавшихся флангов. Что это положение угрожало окружением передовых сил его армии, первым 7 июля сообщил Гот и попросил у Манштейна усиления. В последующие дни ситуация усугублялась, а резервов у ГА "Юг" не было. Поэтому с 9 июля Манштейн и Гот приступили к решению вопроса о переносе усилий 4-й ТА и АГ "Кемпф" с прорыва к Курску1, на ликвидацию угрозы из междуречья, т.е. окружению части сил 69-й армии генерал-лейтенанта В.Д. Крюченкина встречными ударами 1-го танкового корпуса (тк) СС из района юго-западнее Прохоровки и 3-го тк АГ "Кемпф" из района Ржавец - Шахово.

"Родина"

Первоначально этот план предполагалось реализовать 12 июля, но он был сорван контрударом 5-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армий. Ситуация начала меняться 13 июля, в 11.15 командир 1-го тк СС обергруппенфюрер П. Хауссер получил приказ Г. Гота перенести главный удар корпуса в полосу дивизии СС "Дас Рейх" (район станции Беленихино), а в 23.00 поступил уточненный приказ: "Дас Рейх" продолжает наступление в направлении Ивановка - Виноградовка. Первая цель - овладеть х. Правороть. Дивизия должна пробиться по возможности далее к ст. Прохоровка и неожиданно захватить ее. 167 пехотной дивизии [пд] следует ориентироваться на вариант атаки на деревню Ивановка... Дивизия "Лейбштандарт Адольф Гитлер" находится на своих нынешних позициях и ориентируется на то, чтобы нанести удар правым флангом через х. Ямки на Прохоровку, как только начнется наступление "Дас Рейх" через х. Правороть на Прохоровку"2. В этот момент корпус СС был наиболее сильным соединением ГА "Юг", вечером 13 июля он располагал в общей сложности 251 танками и штурмовыми орудиями[3].

К 10 июля, началу Прохоровского сражения, в междуречье Донца оборонялись пять соединений 48 ск (81-я, 89-я, 93-я гвардейские, 183-я и 375-я стрелковые дивизии (сд), имевшие численность в 36 177 человек4, корпусные части и части усиления. В общей сложности группировка достигала 40 000 человек. Она удерживала фронт по линии Беленихино - Гостищево - Ржавец протяженностью около 32 км. В среднем дивизия корпуса, кроме 81-й гвардейской сд, насчитывала 8250 человек, но к утру 13 июля они понесли заметные потери, не хватало противотанковых средств, а именно танки и были главным средством прорыва противника. 81-я гвардейская сд была фактически разбита. "Личный состав физически истощен, так как, ведя бои в районе Белгорода, по 2-3 суток был без пищи и даже воды, - докладывал комдив генерал-майор И.М. Морозов. - В боях дивизия потеряла всю дивизионную и почти всю полковую артиллерию"5. На 13 июля 1943 г. всего она имела до 3000 человек, причем около 20% не были вооружены, не имелось противотанковых средств (45мм пушек и противотанковых ружей), остались единицы станковых и ручных пулеметов.

К этому времени в войсках корпуса стала заметна усталость, давали о себе знать непрерывные кровопролитные бои в течение девяти суток. Не удалось прекратить начавшийся 12 июля массовый отход войск с переднего края без приказа. Только за 13 июля заградотрядами был задержан 1841 человек6. Командование 69-й армии принимало меры для наведения порядка, но ситуацию взять под контроль удалось лишь 16 июля.

Соединения 4-й ТА и АГ "Кемпф" начали наступление с севера и юга навстречу друг другу в ночь на 14 июля. Расстояние между их передовыми группами составляло около 13 км. Между 4.00 и 5.00 северная группировка атаковала сразу по трем направлениям: моторизованная дивизия СС "Дас Рейх" (на 18.00 14 июля - 90 танков и 25 штурмовых орудий7) - из села Ивановский Выселок на Виноградовку и от Ясной Поляны - хутор Калинин на станцию Беленихино, 167я пд - от хутора Собачевский на село Ивановка и Лески. Район станции обороняли три бригады 1-го гвардейского тк из 5-й гвардейской ТА генерал-лейтенанта П.А. Ротмистрова, которые имели лишь 45 танков8, а участок южнее удерживали 183-я и 375-я сд. Из донесения 1-го тк СС: "Корпус в 4.00 дивизией "Дас Рейх" перешел в наступление южнее и восточнее Ясной Поляны через Беленихино на восток, чтобы занять водораздел юго-западнее Правороти. После жестоких уличных боев с 7.00 до полудня Беленихино пало, и усиленный танковый полк мог наступать в 17.00, после артподготовки"9. Под сильным давлением противника бригады 1-го гвардейского тк из района восточнее Беленихино начали отходить к Ивановке, но, обескровленные, они не удержали и ее и продолжали отступать к высоте 234.9. Прорвав оборону у станции, эсэсовцы не только потеснили 2-й гвардейский тк в направлении Правороти, но и атаковали правый фланг 183-й сд, которая на своем левом крыле с рассвета вела тяжелые бои со 167-й пд. Под давлением на обоих флангах она стала постепенно отходить в район Правороть - Сторожевое. Брешь на северном (правом) крыле 48-го ск начала расширяться. Но сопротивление было столь упорным, что враг, опасаясь неожиданных ударов, действовал без рывков и продвигался на ощупь.

Ожесточенные бои советские войска вели в этот день и с южной группировкой - 3-й тк генерала Г. Брейта (505-й батальон "тигров", 6-я, 7-я, 19-я тд (всего на 5.00 14 июля - 66 танков10) и 168-я пд) в районе Шахово, Ржавец, Авдеевка. Здесь, на южном (левом) фланге 48-го ск, кроме его войск, тоже действовали значительные силы 5-й гвардейской ТА - 5-й гвардейский мехкорпус (мк). Из доклада И.В. Сталину представителя Ставки Маршала Советского Союза A.M. Василевского 14 июля на 21.00: "Особо упорные бои пришлось вести 5 гв[ардейскому] мк на фронте Щелоково, Выползовка, Авдеевка, Александровка с тремя танковыми дивизиями противника. Между 7 и 14 часами здесь отбито главным образом нашей артиллерией, частично РС-ами11 (прямой наводкой) и танками до пяти танковых атак противника... Танкисты и артиллеристы 5 гв[ардейского] мк ведут себя в бою отлично, гораздо хуже - пехота 92 гв[ардейской] сд, которая, как правило, танковых атак... не выдерживает"12.

С особым мастерством и храбростью действовали воины 53-го гвардейского отдельного танкового полка. "2-я танковая рота ст. лейтенанта Лигмана находилась в засаде в Авдеевке, - отмечено в журнале боевых действий полка. - В 18.00 появился немецкий танк и, выйдя на радиоволну наших танков, начал вести переговоры. Командир роты выслал навстречу экипаж лейтенанта Косиченко. Немцы открыли огонь, в засаде находились еще два немецких танка. Первым выстрелом экипаж Косиченко подбил немецкий танк, затем - второй. Но замаскированный в кустах третий вражеский танк подбил нашу машину. Попадание снаряда в башню заклинило орудие. Командир танка принял решение прорваться к переднему краю обороны противника и уничтожить врага пулеметом и гусеницами. В результате необычного боя танк сумел уничтожить до взвода солдат и взять в плен шесть солдат и одного офицера. После этого танкисты своим ходом вернулись в расположение части"13.

Ставя задачу моторизованной дивизии СС "Дас Рейх" на прорыв от Беленихино на Правороть и далее на Прохоровку, П. Хауссер пытался обеспечить фланги прорыва и создать внешний фронт окружения 48-го ск. Внутренний фронт "кольца" планировалось сформировать совместно со 167-й пд, которая наносила удары на Лески. Но Правороть обороняли танкисты двух корпусов - 1-го и 29-го тк, с ходу селом овладеть не удалось. Поэтому после выхода на подступы к Мало-Яблоново в 19.10 2-й тк СС получил приказ на 15 июля, кардинально менявший задачу: наступление на Правороть прекратить, главный удар направить на юг, для соединения с 3-м тк.

Вечером 14 июля обстановка в междуречье стала критической. Полуокруженные дивизии 48-го ск испытывали недостаток боеприпасов и противотанковых средств, штаб корпуса не смог наладить управление войсками, связь часто прерывалась. Командование 69-й армии не успевало следить за положением соединений, поэтому не могло организовать им действенную помощь. К 24.00 до 30 танков и около полка мотопехоты 3-го тк овладели Шахово, примерно в это же время 40 танков с мотопехотой 1-го тк СС закрепились на высоте 234.9. К рассвету 15 июля эсэсовцы заняли Мало-Яблоново, а 3-й тк - Плоту. "Кольцо" южнее Прохоровки замкнулось, но пока еще было неплотным. В "мешке" площадью 126 квадратных километров оказались четыре дивизии и части усиления.

Н.Ф. Ватутин верно оценивал намерения командования ГА "Юг": не выполнив план "Цитадель", оно стремилось срезать клин в междуречье, чтобы обезопасить неизбежный отвод своих войск. Уже 12-14 июля началась подготовка советского контрнаступления на юге Курской дуги. Сюда двигался Степной фронт, который должен был перейти в наступление в направлении Харькова, и плацдарм в междуречье был очень удобен для нанесения глубоких ударов как по правому флангу группировки 4-й ТА у Прохоровки (в направлении сел Плота, Гостищево, Яковлево), так и по флангу АГ "Кемпф". Поэтому Ватутин старался всеми силами удержать рубеж 48-го ск. Но сил не хватало. Из-за больших потерь корпус с трудом сдерживал атаки противника. В сложившейся вечером 14 июля ситуации выход был один - быстро выводить его силы из "мешка", т.к. горловина стремительно сужалась. Приказ командира корпуса генерал-майора З.З. Рогозного о выходе на новые рубежи обнаружить не удалось, из сохранившегося приказа 81-й гвардейской сд следует, что комкор отдавал его комдивам устно14.

Следует отметить ответственность и выдержку генерала Рогозного. Ночью в тяжелых условиях непрекращающихся танковых атак противника он сохранил самообладание и, оставаясь в "кольце", лично приезжал на КП и ставил задачи командирам дивизий на выход из окружения и занятие обороны. Организацией вывода войск занималась оперативная группа штаба 48 ск. С 21.00 14 июля и до 2.00 15 июля она находилась в с. Чурсино, а затем до 5.00 ее офицеры шли в колоннах выходящих частей15. Вывод 48-го ск был осуществлен под прикрытием арьергардов в следующей последовательности: 89-я, 81-я, 93-я гвардейские сд и 375-я сд. Согласно донесению штаба 89-й гвардейской сд, она начала занимать новый рубеж с 7.00 15 июля.

К сожалению, вывести войска без осложнений не удалось. 375-я сд выходила последней, прикрывая отход соседей. Из доклада ее командира полковника П.Д. Говоруненко: "При подходе к яру Козинец противник открыл артиллерийско-минометный огонь по колонне в сочетании со шквальным автоматно-пулеметным огнем с вост[очного] и зап[адного] отрогов лога Сухая Плота. Развернув части и приняв боевой порядок, завязали огневой бой, и дивизия с тяжелыми потерями прорвалась в районе Дальний Должик. К 11.30 передовые части прорвались через огневое кольцо, потеряв значительную часть людского состава, лошадей и вооружения. В 12.00 с вновь подошедшими силами пехоты и танков противник перешел в атаку, перекрыл лог Сух[ая] Плота (зап[аднее] Малое Яблоново) и отрезал пути отхода остальным частям дивизии. Арьергарды в составе двух усиленных батальонов не вышли, и вместе с ними пропали без вести командир 1241 сп майор Карклин, 1243 сп подполковник Фролов, начальник связи инженер-капитан Цукасов, два командира батальона и ряд командиров средней группы. Личный состав дивизии - 3526 человек - по выходе на новый рубеж Новоселовка быстро принял боевой порядок, закрепился и отразил две атаки"16.

Командир роты автоматчиков 375-й сд старший лейтенант П.Г. Золотухин, выходивший по балке лога Сухая Плота, вспоминал: "Противник установил танки и пулеметы в каждом боковом отроге долины и стремился перерезать колонну отходящих войск на рубеже Мал[ое] Яблоново - Ивановка. Когда немцы начали интенсивный обстрел, в колоннах поднялась паника, люди стали разбегаться, подразделения перемешались между собой, управление нарушилось. Командирам с трудом приходилось сдерживать бегущих. В долине валялись люди, лошади, перевернутые автомашины, пушки и другая техника. Горели подожженные "катюши". Но когда рядом появилась немецкая пехота и танки и начали резать колонну на части, испытанные в боях солдаты пришли в себя. Действовали в одиночку и группами. Проявляли инициативу и решительность. Не требовалось никаких команд для того, чтобы уничтожать появившегося противника. Выйдя за Жимолостное, мы попали под танковую "дуэль". От леса восточнее Виноградовки били немецкие танки, а от Правороти наши. Пехота пробегала под траекторией танковых снарядов. Стрельба из танков с обеих сторон велась прямой наводкой. Кроме того, прекратился дождь, и начала действовать немецкая авиация. С одним взводом кое-как удалось добраться до с. Красное. Рота собралась в составе 30 человек. Измученные, голодные солдаты и офицеры не падали духом. Воодушевляло всех то, что полк и дивизия как боевые единицы целы. Хотя на вооружении осталось только носимое стрелковое оружие. У большинства обмундирование порвалось, обувь разбилась. Люди валились на землю и, несмотря на проливной дождь, спали прямо под открытым небом. Многие даже отказались от сухого пайка. Сон был дороже пищи"17.

Несмотря на активное противодействие противника и отсутствие устойчивой связи, командование 48-го ск сумело организованно вывести части всех четырех дивизий из "кольца". Выход корпуса Рогозного из окружения был проведен своевременно. Поставленную задачу его войска выполнили, хотя потери не позволили далее удерживать рубежи. Отвод сил из междуречья в большей степени оказался выгоден советской стороне, чем противнику. Во-первых, линия фронта на этом участке сократилась более чем в два раза, и за счет этого 69-я армия уплотнила оборону. Во-вторых, появилась возможность отвести на отдых и укомплектование дивизии, превратившиеся по численности в полки. Но самое главное - удалось избежать лишних жертв.

Хотя и те, что понес 48-й ск, оказались большими. За 16 суток июля только его дивизии (без корпусных частей) лишились 18 958 бойцов и командиров18 (из них безвозвратно 13 073), в том числе 14 022 (или 74%) за семь суток Прохоровского сражения с 10 по 16 июля 1943 г. А ведь за это время высокие потери были и в частях 5-й гвардейской ТА. Однако эти данные лишь предварительные, по состоянию на утро 16 июля 1943 г., когда ситуация с выходом войск из "кольца" еще не прояснилась. Пока отчетные материалы удалось найти лишь по 375-й сд. В донесении ее штаба от 28 июля 1943 г. указано, что на 20 июля пропали без вести 2718 человек19. Учитывая, что с 5 по 20 июля дивизия лишь однажды была в окружении, а ее штаб до 15 июля донес о 18 без вести пропавших, есть основания утверждать, что остальные 2700 - это погибшие или плененные врагом в балке Сухая Плота. Всего же в середине июля в 48-м ск без вести пропавшими значились 10 647 человек20. Это полнокровная гвардейская стрелковая дивизия. Столь значительное число пропавших без вести можно объяснить тем, что войска выходили из окружения ночью под огнем по пересеченной местности, а приказ об отходе до подразделений прикрытия вовремя не дошел. Кроме того, многие воины были ранены, измотаны несколькими сутками тяжелейших боев, отстали от своих частей, некоторые просто заблудились. По признанию немцев, танковый корпус СС во взаимодействии с 3-м тк замкнул так называемый "Котел под Белгородом", но 69-я армия, действовавшая южнее Прохоровки, отошла, и большей части ее сил удалось избежать окружения21.

К 24.00 15 июля 1943 г. оборона 48-го ск 69-й армии и 5-й гвардейской ТА южнее Прохоровки стабилизировалась по линии Лутово - Правороть - Новоселовка - Шипы. Это был последний день, когда ГА "Юг" здесь имела продвижение. Через сутки она начала отвод своих войск на позиции, с которых начала наступление 5 июля 1943 г. Стало очевидно, что "Цитадель" окончательно рухнула.


Примечания
1 National Archives and Records Administration USA (NARA). T. 313. R. 369. F. 8655669, 8655670.
2 Stadler S. Die Offensive gegen Kursk 1943. II. SS-Panzerkorps als Stosskeil im Grosskampf. Osnabruck, 1980. S.113.
3 NARA. T. 313. R. 366. F. 597.
4 ЦАМО РФ. Ф. 69-й армии. Оп. 10757. Д. 8. Л. 90, 90об.
5 Там же. Ф. 48-й ск. Оп. 1. Д. 2-ю Л. 21.
6 "Огненная дуга". Курская битва глазами Лубянки. М., 2003. С. 61.
7 Zetterling N., Frankson A. Kursk 1943: a statistic analysis. London, 2000. Р. 187.
8 Замулин В.Н. Засекреченная Курская битва. М., 2008. С. 773.
9 Stadler S. Op. cit. S. 118.
10 Zetterling N., Frankson A. Op. cit. P. 189, 190.
11 Реактивными снарядами.
12 ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 2777. Д. 75. Л. 414, 415.
13 Там же. Ф. 53-й гвардейский отдельный танковый полк. Оп. 354813с. Д. 1. Л. 21.
14 Там же. Ф. 81-я гвардейская сд. Оп. 1. Д. 5. Л. 284.
15 Там же. Ф. 48-й ск. Оп. 1. Д. 17. Л. 36.
16 Там же. Ф. 69-я армия. Оп. 107753. Д. 390. Л. 32-33.
17 Личный архив автора.
18 Замулин В.Н. Прохоровка. Неизвестные подробности об известном сражении. М., 2013. Таблица 31.
19 http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=4639479&page=1#
20 Замулин В.Н. Прохоровка. Таблица 31.
21 Выступление К.Х. Фризера на Военно-исторической конференции, посвященной 50летию Курской битвы 12.7.1993 г. Материалы конференции. М., 1993. С. 15.