Меню

Как возникли русские бастионы?

Из истории становления отечественных крепостей

Вечный спор в истории наступательного и оборонительного вооружения в ХVI в. в Европе и Российском государстве был разрешен в пользу средств атаки. Широкое распространение огнестрельного оружия привело к "военной революции", кардинальным образом изменившей облик европейских армий. Значительные перемены коснулись и фортификации. Рыцарские замки, символ целой эпохи, как укрепления стали совершенно бесполезными - перед лицом осадной артиллерии они являлись не более чем грудой камней. Увеличение толщины стен проблемы не решало (да и не всегда было возможным). Однако военные инженеры нашли выход: изобрели бастионную систему. Вокруг крепостей и замков появились выдвинутые в поле земляные укрепления - бастеи, рондели, а затем и бастионы. Теперь, чтобы добраться до основных стен, осаждающий должен был сначала преодолеть кольцо бастионов, откуда по нему вели артиллерийский огонь. По сравнению с каменными стенами земляные укрепления эффективнее противостояли обстрелам и легче восстанавливались. В результате в ХVI в. бастионы стали неотъемлемым элементом любой значительной крепости. Но когда бастионная система появляется в России? Как проходило ее становление и развитие на русской почве?

Укрепления бастейного типа

Бастионная система крепостей эволюционировала из систем бастей (ронделей) - изобретенного в начале XVI в. немецким инженером Альбрехтом Дюрером наиболее дешевого и простого способа дополнительной защиты крепости. Этот способ использовался впоследствии и знаменитым военным инженером Себастьяном де Вобаном: "в некоторых случаях, особенно в береговой обороне вокруг Ля Рошеля и Рошфора, он просто окружал выступающую средневековую башню низколежащей полукруглой пушечной батареей. Так, бастионная ограда, вероятно, была очень практичной и эффективной"1. Рондели сооружали во множестве крепостей по всей Европе: в Вероне (Делла Бокара), Сиене, Магдебурге, Аугсбурге, Кракове, Гданьске, Вроцлаве, Сальз-ле-Шато, Московском Кремле и во многих других.

В Россию идея земляных крепостей с бастионной системой, близкой к итальянской, проникла через Польшу и Великое княжество Литовское, где довольно часто использовалась итальянская бастионная система. У многих форм польской дерево-земляной фортификации находятся аналогии в России. Подобным способом, например, укрепляли башни крепостей, возведенных по приказу Ивана IV в третьей четверти XVI в., в ходе Ливонской войны, в районе полоцких крепостей - в Туровле, Суше, Красном, Козьяне, Ситне, Соколе. На гравюрах Джиованни Баттиста Каваллери (1580 г.), сделанных с рисунков секретаря походной канцелярии короля Стефана Батория Станислава Пахоловича, "многие башни полоцких крепостей изображены стоящими на каких-то полукруглых насыпях, с пушечными амбразурами. Это и есть, очевидно, нижние этажи башен, прикрытые снаружи одернованными земляными присыпками"2.

Пример итальянской бастионной крепости с орильонами. Крепость архитектора Буонталенти Терра дель Соле (Cassi Ramelli. Castelli e fortificazioni. Milano, 1974. С. 42).

Но у такой фортификационной формы были значительные недостатки - невозможность сосредоточения огня и слабое фланкирование куртины - участка между бастионами. Поэтому к концу XV - второй четверти XVI в. ее превращают в дерево-земляную постройку пятиугольной формы - бастион. Систем бастионной фортификации было несколько - голландская система Кегорна, французская система маршала маркиза де Вобана, немецкая школа Георга Римплера, итальянская.

Обычно введение европейских военных новшеств в нашей стране связывают с эпохой Петра I. Но на северо-западных границах России бастионная система стала распространяться задолго до начала ХVIII в. Первые дерево-земляные крепости с бастионной структурой появляются там, видимо, во второй половине XVI в. - первой четверти XVII в. Это Малый земляной город Великого Новгорода, Ладога, Корела, Ивангород.

В 1580-е гг. на северо-западе России возникает новый тип фортификации - дерево-земляные крепости бастионной планировки с вынесенными вперед узлами обороны бастионного типа. В отличие от более поздних аналогов они были небольшими, правильная бастионная форма в них достаточно часто не соблюдалась, сами бастионы отличались "теснотой", а куртины - "значительной длиной"3. Использовались и укрепления бастейного типа, применялись рондели - прообразы бастионов, которыми часто просто обводили уже существующие каменные стены. Кроме того, особенностью этого периода было возведение укреплений со специальными изломами стен - с вынесенными вперед углами, по типу бастионов (все же это было еще не совсем похоже на них).

Так, бастионная структура Малого Земляного города в Новгороде Великом, судя по известному шведскому плану 1611 г., была представлена как раз подобными небольшими бастионами неправильной формы, обозначенными в описях XVII в. как "выводы". Они предназначались для фланкирования куртин и пространства перед ними. Подобное усиление стен земляной насыпью делалось потому, что в XVI - первой половине XVII в. при штурме главные усилия сосредоточивали именно на вынесенных вперед узлах обороны. Кроме того, фланки ранних бастионов были перпендикулярны куртине, а не оборонительным линиям.

Особенностью бастионного фронта Малого Земляного города Новгорода Великого является особое построение бастионов - наличие так характерных для староитальянской фортификации орильонов ("такого рода бастионы носили также названия бастилии, булеварди, турионы, а у немцев - больверки"4). Как и в ранних староитальянских бастионах, их фланки перпендикулярны длинной куртине. На Софийской стороне бастионы по своей планировке очень схожи со староитальянскими бастионными крепостями5 того времени. Например, с крепостью архитектора Буонталенти Терра дель Соле, крепостью Саббионета архитектора Джироламо Катанео, крепостью архитектора Винченцо Скамоцци Пальманова конца XVI в., с проектами идеальных городов Пьетро Катанео и Джорджо Вазари середины - второй половины XVI в. А также с укреплениями, построенными по принципам староитальянской фортификационной системы в Великом княжестве Литовском и Швеции. Например, с бастионными сооружениями замка в Заславле, возведенного, по мнению К. Тышкевича и Р. Игнатьева, в середине XVI в.6, замка Радзивиллов в Мире начала XVII в.7, с бастионными укреплениями Бреста XVII в.8 и Быхова первой половины XVII в., с бастионной крепостью Радзивиллов в литовском Биржае (Биржах) 1586 - 1589 гг.9, с бастионными укреплениями Выборга середины XVI в.10 Бастион и ворота Нейпорт (Новые) и бастион и ворота Вассенпорт (Водные) каменного города Выборга схожи с укреплениями, изображенными на множестве планов Малого Земляного города, особенно с бастионами с ронделями, видимыми на плане 1611 г. и "Плане Новгорода на берегу р. Волхова" начала XVIII в.11

Бастионная крепость Ямбург. Вид на фланк северо-восточного бастиона / Наталья Скрипинская

Итальянские фортификаторы считались тогда одними из лучших инженеров Европы. И кажется вполне достоверным утверждение Антония Поссевино о том, что строительством первых укреплений Малого Земляного города в Новгороде руководил именно итальянский архитектор12. Если схожесть бастионной структуры Малого Земляного города со староитальянскими образцами вызвана только происхождением автора проекта, то насколько самобытным было развитие бастионной структуры на северо-западе России?

В отличие от Малого Земляного города Новгорода современные ему бастионы Староладожской дерево-земляной крепости ("отводные быки") имели иную плановую структуру. Они близки к староголландской бастионной системе, появившейся и распространившейся в Европе в 1570х - 1580х гг., во время борьбы Нидерландов за независимость. Подобно староголландским, ладожские бастионы - удлиненные, а куртины между ними - укороченные. Бастионный фронт крепости построен по внутренней линии полигона, оборонительные линии приходятся на куртину, а не на ее угол; это было распространено в XVI - первой половине XVII в. и соответствует именно староголландской бастионной системе.

Однако Ладожская бастионная крепость по своей плановой структуре отличалась, например, от бастионной крепости, возведенной в 1632 - 1634 гг. голландским военным инженером Яном Корнилием ван Роденбургом в Ростове. Бастионы Ростовской крепости крупнее и шире, фланки перпендикулярны куртинам, сухой ров чередуется с наполненным водой, есть и столь характерный для голландской фортификации дополнительный пониженный вал.

Особенностью Новгородской и Ладожской бастионных крепостей является сочетание европейских и местных традиций оборонного зодчества. Под местной традицией можно понимать возведение на бастионах после Смуты начала XVII в. и шведской интервенции деревянных стен, рубленных "тарасами" (в виде срубов, заполнявшихся землей и камнями), и башен; это не соответствовало европейским фортификационным принципам, но было привычным и традиционным для русской фортификации и сохранялось в ней на протяжении всего XVII в. Надо подчеркнуть, что в обоих случаях деревянные сооружения на бастионах были возведены не сразу, а спустя некоторое время. Первоначально оба бастиона были построены в соответствии с европейской идеей бастионного фронта с обороной, открытой сверху, без каких бы то ни было деревянных конструкций наверху.

Рондели и орильоны

Встречался в допетровской России и такой ранний элемент европейской бастионной структуры, как рондели. Так, в крепости Ямгород они были еще до петровской перепланировки начала XVIII в.: это зафиксировано на нескольких шведских планах из Военного архива Швеции. На изображении Московского Кремля ("Кремленаграда"), датируемом временем около 1600 г., мы видим, что Спасская и Никольская башни обведены ронделями, которые облицованы кирпичом, снабжены зубцами и защищают воротные комплексы, возведенные до начала XVII в.

К раннему периоду развития бастионной фортификации, ко времени появления первых бастионных форм - ронделей - относятся и бастионы Корелы на Замковом и Спасском островах (конец XVI в. - первая половина XVII в.). Они архаичны по своей структуре, имеют неправильную форму, их размеры и площадь невелики, что особенно заметно на фоне длинных куртин. На шведских планах как рондели обозначались два сооружения, примыкавшие к каменной крепости - "Calla Rndeel" (Рыбная) и "Cotta Rndeel" (Жилая). Они были достаточно архаичны, не составляли единого фронта обороны и располагались по разные стороны каменной крепости. Бастионы Спасского острова типологически схожи с земляными укреплениями середины XVI в. Заволочья (1536 г.), Полоцка, Стародуба.

Проектный чертеж бастионной крепости Шлиссельбург Петра I. НИОР БАН. F 266. Т. 3. Л. 22/2 (Чертеж N 148).

Рондели или насыпные земляные конструкции округлой формы могли использовать и в более позднее время. Так, они показаны на нескольких ранних чертежах Шлиссельбурга, в том числе и на том, что разработал в начале XVIII в. сам Петр I. На схематичном чертеже Петра I13 и на ранних проектных планах Шлиссельбурга14 наряду с современными бастионами видны несколько устаревших каменных башен, усиленных земляными насыпями по типу ронделей.

Сочетание традиций

На нескольких чертежах Новгорода Великого петровского времени просматриваются элементы французской системы Вобана (его так называемой "простой системы"). Это "План Новгородской крепости на берегу р. Волхова"15 и упомянутый выше "План Новгорода на берегу р. Волхова"16. Отличительной чертой простой системы Вобана являлось наличие орильонов и отсутствие ярусных фланков - фланки проектировались прямолинейно или вогнуто. Вот и на "Плане Новгородской крепости на берегу р. Волхова" фланки не ярусные (как у французского фортификатора Пагана или у более ранних итальянских архитекторов), они перпендикулярны куртине. А на "Плане Новгорода на берегу р. Волхова" бастионы имеют орильоны. Французской же фортификационной системе (только не простой, а одной из "усиленных" систем Вобана) соответствуют и показанные на плане Новгорода 1701 г. вогнутые фланки с орильонами, редюиты на бастионах, кувет (он показан на профиле). Наличие на этом плане горнверка - голландского изобретения - вышесказанному не противоречит: горнверки активно использовались в разных странах, их чертежи есть и в трактате Вобана "Прямый способ укрепления городов".

Французскому способу проектирования бастионной крепости соответствует в целом и проектный чертеж Ямбурга из Собрания иностранных рукописей Петра I17. К французскому типу можно отнести и два бастиона на проектном чертеже Шлиссельбурга, выполненном Петром I18. Государев и Головин бастионы должны были быть ближе к французской или староитальянской фортификационной системе, а два других - ближе к голландской.

Таким образом, анализ объемно-планировочной структуры бастионных крепостей северо-запада России конца XVI - начала XVIII в. приводит к выводу о том, что бастионы возводились в соответствии с передовыми европейскими технологиями того времени - итальянскими и французскими (в большинстве случаев) или голландскими. В некоторых случаях они строились, очевидно, приглашенными иностранными военными инженерами. В других - местными мастерами, у которых европейские технологии ложились на местную основу.

Ладожская бастионная крепость. Вид на ров, куртину и фланк бастиона крепости. Археологические исследования Н. И. Репникова 1909 г. ФА ИИМК РАН. О.746.48.


Примечания
1 Griffith P. The Vauban fortifications of France. Oxford, 2006. С. 21.
2 Косточкин В.В. Из истории русского сборного строительства XVI в. (Новые данные о полоцких крепостях времени Ивана Грозного) // Архитектурное наследство. 1969. N 18. С. 123.

3 Яковлев В.В. Эволюция долговременной фортификации. М., 1931. С. 41.
4 Там же. С. 40.
5 Там же. С. 114.
6 Ткачев М.А. Замки Белоруссии. Мн., 1987. С. 164.
7 Там же. С. 151.
8 Там же. С. 52-54.
9 Genys J., Baublys A. Bir pilis ir miesto tvirtinimai // Lietuvos pili archeologija. 2001. S. 205-206.
10 Подробнее см.: Хаустова И.А. Фортификационные особенности стены каменного города и бастионных укреплений Рогатой крепости Выборга // Выборг. Фортификация. СПб., 2005. C. 16-33; Мильчик М.И. Шведские крепости вокруг Петербурга // Шведы на берегах Невы. СПб., 1998. С. 26-33.
11 Научно-исследовательский отдел рукописей Библиотеки Академии Наук (НИОР БАН). F. 266. Т. 3. Л. 32. Чертеж N 157.
12 Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. М., 1983. С. 45.
13 НИОР БАН. F. 266. Т. 3. Л. 2/22. Чертеж N 148.
14 Там же. Л. 24. Чертеж N 149; Л. 26. Чертеж N 151.
15 Там же. Л. 30. Чертеж N 155.
16 Там же. Л. 32. Чертеж N 157.
17 НИОР БАН. Собрание рукописных карт. Основная опись. N 815.
18 НИОР БАН. F. 266. Т. 3. Л. 2/22. Чертеж N 148.