Новости

30.07.2015 00:05
Рубрика: Культура

Стихопас Евдоким Русаков

Жизнь и судьба пастуха из колхоза "Россия"
Здравствуйте, Дмитрий!

Прочитала вашу статью о художниках Юрии и Елизавете Васнецовых ("Пылинка с отцовского пиджака", "РГ" от 05.12.2014 г.), и рука потянулась к полке, где лежит "Мельница-Метелица" - книжка потомственного крестьянина, пастуха из колхоза "Россия" Новгородской области Евдокима Русакова. Книга украшена замечательными рисунками Елизаветы Васнецовой.

...А заря - румяная спросонок -

В речке моет рыжую косу.

И на песне-нитке жаворонок

Держит всю планету на весу.

У нас в семье с этой книжкой, с "поющими" стихами Русакова выросли дочь и внучка. Каждая страница дышит теплом и драгоценным чувством единения с природой, родным краем, любимыми и близкими людьми.

Храню, как бесценный дар жизни, в своей немаленькой поэтической библиотеке и эту детскую книжку, и еще один сборник Евдокима Русакова "Живу я в маленькой деревне".

Сейчас поэту должно быть 88 лет. Жив ли? И как сложилась далее его поэтическая судьба? Увы, не знаю. Неужели потерялся его след в русской литературе?

Валентина Кулагина, Курск

Евдоким Евдокимович Русаков родился 26 июля 1926 года в многодетной крестьянской семье в деревне Сопки Мошенского района Новгородской области. Окончил семь классов школы.

"Уже в девять лет, - вспоминал поэт, - стал я работать пастухом от начала весны до Покрова дня, до "белых мух". Каждый день раньше всех встречал зори в поле и провожал вечером солнце, обмывали меня теплые и холодные дожди, обдували со всех сторон ветры, секли молнии, оглушал гром, ночами светил мне месяц..."

С началом войны подростка направили на оборонные работы на Волховский фронт. Во время налета фашистской авиации его тяжело контузило. Домой вернулся на костылях. После войны поселился в деревне Коровкино Боровичского района. "Едва держа в руках шило, - вспоминал Евдоким Евдокимович, - начал подшивать валенки, а вскоре стал сапожничать по-настоящему". Первые стихи Русакова появились в районной газете "Мошенский колхозник" в 1953 году. Через два года Русаков с женой и детьми переехал в Боровичский район, в деревню Коровкино.

Однажды летом на дальнем пастбище всю семью Русаковых покусал энцефалитный клещ. Очнувшись через несколько недель в больнице, Евдоким Евдокимович узнал, что жена умерла и схоронена, старший сын стал инвалидом, а остальные дети разосланы по интернатам.

К счастью, Русакову удалось вернуть потом детей. По их воспоминаниям, отец писал стихи, устраиваясь "в закутке за печкой, и, вооружившись очками, крупным, размашистым почерком набрасывал в ученических тетрадках пришедшие на ум образы и рифмы. Они выстраивались в стихи, которые он перепечатывал потом на пишущей машинке "Москва", правил и снова печатал, складывая написанное в папку. Ведь когда-нибудь, полагал он, придут иные времена, и сердцем сложенные строчки вновь понадобятся людям..."

В конце девяностых потрясенный смертью дочери, погибшей от рук убийц, Евдоким Евдокимович слег и больше уже не поднялся. Скончался в 2001 году. Земляки вспоминают: "Хоронили его знойным июньским днем. Ветер гнал по небу стада белых облаков, приносил с лугов запах цветущих трав. От дома до околицы гроб несли на руках. Когда отворили ворота сельского погоста, по кладбищенской листве, точно оплакивая последнего крестьянского поэта России, скорбно зашелестел нежданно павший с небес слепой дождь..."

Без вести пропавший

Не пришедший до сих пор обратно,

Без вести пропавший у Двины,

Все идет,

Идет на запад брат мой

В дымно-красном мареве войны.

Все вперед идет он,

Все в дороге.

Он от стужи и дождей продрог,

И усталость связывает ноги,

Но победы день еще далек,

И еще невидима граница,

Эхо носит выстрелов валы,

И еще пилотку пехотинца

Не сорвала пуля с головы.

Вот уж вся Россия за плечами.

Но поход свой продолжает брат.

Так идет он днями и ночами, -

Все вперед...

И не придет назад.

* * *

Сжат хлеб, и все поля раскрыты.

Я на жнивьё усталый лёг.

И, как отец, щекой небритой

Стерня моих коснулась щёк.

* * *

Село давно легло на отдых,

Но где-то дети гомонят.

А небо в ярких, крупных звёздах,

И слышно, как вздыхает сад.

Рыбак у речки засыпает.

Качаясь, видя чудо-сны,

Земля, как люлька лубяная,

Скрипит на якоре луны.

Моя родословная

Я в жизненных законах,

Как жеребёнок, прост.

Родился под суслоном

В горячий сенокос.

Подыскивали имя

Птенцы со всех сторон.

Но кроме Евдокима

И не было имён.

Туман, дымок овина,

Что смешан был с росой,

И запах хлебной нивы

Почувствовал душой.

Сквозь тихий сон вечерний

Мне пели петухи,

Чтоб рос поэт в деревне,

О ней писал стихи.

* * *

Иду один тропой за риги,

Сверкают звёздочки в росе.

Полей подзолистые книги

Ещё прочитаны не все.

В траве кузнечики стрекочут...

А в небе - строчкой журавли...

Кто я?

Быть может, колокольчик

В негромкой музыке земли...

Осенние костры

Озерцо покрыла просинь,

Треплет ветер мокрый сад.

По округе бродит осень,

Тихий, тихий листопад.

Лес вдали темнеет синькой,

Тянет стужей от воды.

Лёгкой газовой косынкой

В огороде вьётся дым.

И порхают искры ярко

Бабочками во дворе,

И сгорают жарко-жарко

Листья палые в костре.

То, что молодостью было,

Золотым вчерашним днём,

Молчаливо, торопливо

Пожирается огнём.

Вспыхнет лёгкий лист берёзы...

Тлеет медленно лоза...

У меня от дыма слёзы

Навернулись на глаза.

* * *

Я лицо усталое умою,

Полотенце - чистый водопад,

Мне оно напомнило собою

Весело цветущий майский сад...

Пишите Дмитрию Шеварову: dmitri.shevarov@yandex.ru

Культура Литература Календарь поэзии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники