Новости

Николай Демидов, музыкант, актер

Поскольку у меня есть своя студия звукозаписи, мне часто предлагают музыкальную аппаратуру из рубрики "конфискат". Я не решаюсь на такое приобретение по двум причинам: во-первых, люблю все новое, во-вторых, верю, что у каждой вещи есть своя энергетика, передающаяся от первого хозяина. Иначе говоря, мне было бы тяжело купить конфискованный товар из морально-этических соображений. Ясно, что просто так ничего не изымают, но лично я не могу отделаться от мысли, что здесь попахивает некой псевдокражей; автоматически себя ставишь на место человека, который что-то купил, у него потом отобрали и перепродают это другим людям. Максимум, на покупку чего я бы согласился - и то в крайнем случае - какая-нибудь бытовая техника.

Передавать конфискованный товар малоимущим, как о том пишет "РГ" - мысль, на первый взгляд, гениальная. Более того, раздавать следует большую часть - процентов так восемьдесят. Однако, если порассуждать на эту тему, все выглядит не так просто. В первую очередь мало верится, что без строгого контроля малоимущим что-то достанется. Люди, которые будут отвечать за это, наверняка многое расхватают, и бойко начнут продавать "бесплатные" товары. Второе сомнительное обстоятельство - происхождение продукции. Одно дело, если товар изъяли у какого-нибудь мелкого бизнесмена за незначительное нарушение. Другое дело, если в конфискации присутствует какая-то криминальная основа. Вот так дадут бедному человеку машину, а за ней, как в кино, потом братки приедут, и получится, что несчастному оказали медвежью услугу. Если умные люди обыграют подобную инициативу грамотно - я только за, ведь говорю лично о своих мыслях: кому-то происхождение товара гораздо менее важно, чем его польза.

В любом случае, я верю в судьбу, нарваться на плохой товар можно везде, даже в брендовом магазине. Главное - настрой. Если всегда думать, что тебя обманут, тебя обманут, а верить надо только в хорошее. Мысль материальна.

Общество Ежедневник