Новости

13.10.2015 19:00
Рубрика: Digital

Сеть свободна

Институт законодательства выступил против идеи введения "авторского" налога на Интернет
Директор Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве России Талия Хабриева в эксклюзивном интервью "РГ" выступила против идеи введения так называемой глобальной лицензии в том виде, как сейчас предлагается. В просторечье ее еще называют "налогом на Интернет", а суть идеи в том, что каждый пользователь Интернета будет обязан выплачивать определенную сумму в пользу авторских обществ.

Также директор Института законодательства, являющегося по сути основным правительственным экспертным учреждением по правовым вопросам, рассказала, какие возникают проблемы при реализации "антипиратского" закона в Сети. Например, по ее мнению, в целях защиты авторских прав необходимо ввести запрет на анонимное соединение в Интернете.

- Талия Ярулловна, сегодня, пожалуй, одна из горячих тем, будет ли введен "налог на на Интернет". Или, если точнее, глобальная лицензия.

Талия Хабриева: Концепция глобальной лицензии в том виде, в каком ее видят разработчики соответствующего законопроекта, не может быть поддержана. Следовательно, и перспективы ее реализации на территории РФ не представляются возможными.

- Но ведь авторские права надо защищать. Да и суммы, которые озвучивали сторонники законопроекта, - 25-30 рублей в месяц - не кажутся неподъемными, зато наслаждаться музыкой и кино в Интернете можно будет с чистой совестью. Что в этом плохого?

Талия Хабриева: Можно много говорить о недостатках предложенной концепции, но остановимся на более существенных.

Во-первых, может увеличиться стоимость услуг по доступу в Интернет для всех пользователей безотносительно фактического использования ими объектов интеллектуальной собственности. Именно поэтому появилось выражение "налог на Интернет". При этом не важно, осуществляют ли пользователи правомерное или несанкционированное правообладателем использование произведений. Фактически вводится плата за использование Интернета.

- То есть, получается, дело не в сумме, а в принципе. Ведь тот, кто ничего не смотрит и не слушает, будет платить просто так. Но если дело только в этом, может, не стоит жалеть денег? Пусть для тех, кто не смотрит и не слушает, это будет как благотворительность в пользу творческих людей. Или есть еще какие-то доводы против?

Талия Хабриева: Во-вторых, предусматривается взимание денежного сбора абсолютно со всех пользователей Интернета независимо от того, осуществляют ли они использование произведений в личных или коммерческих целях. Создается необоснованное внедоговорное взимание платы за любое использование исключительных прав, в том числе осуществляемое в личных целях, что противоречит гражданскому законодательству.

- Это серьезный довод. К тому же, честно говоря, непонятно, как будут распределяться собранные средства. Дойдут ли деньги до гениев или осядут в карманах функционеров.

Талия Хабриева: Концепция затрагивает только вопросы сбора соответствующего вознаграждения, но совершенно не касается проблем его распределения между авторами и иными правообладателями. Такой подход фактически ограничивает права большинства авторов возможности получать вознаграждение за использование их произведений.

Огромную прибыль будут получать организации по коллективному управлению. Нет сомнения, что они будут активно собирать вознаграждение с провайдеров, но будет ли они столь же активно искать авторов и выплачивать им гонорары, например, зарубежным исполнителям?

Также следует отметить, что согласно концепции глобальной лицензии, организации по коллективному управлению правами имеют право на сбор вознаграждения и для правообладателей, с которыми они не заключили договоры. Такое управление правами приводит к ограничению прав правообладателей.

- Кстати, в практике действительно немало случаев, когда авторские общества собирают деньги в пользу того или иного музыканта, не имея с ним никакого договора. Получается, он сам никого не уполномочивал. И неизвестно, видит ли он деньги. Но мы все равно платим. Справедливо ли это?

Талия Хабриева: Следует отметить, что в повестке дня Государственной Думы стоит вопрос об отмене такого бездоговорного управления правами.

В целом концепция внутренне противоречива и недостаточно проработана. Представляется, что столь серьезное изменение законодательства об интеллектуальной собственности должно осуществляться только на основе проработанной концепции, с детально продуманной системой распределения вознаграждения и защиты интересов правообладателей.

- Какие, на ваш взгляд, правовые механизмы стоило бы ввести для защиты авторских прав в Интернете?

Талия Хабриева: Многие вопросы, требующие решения в сфере интеллектуальной собственности, в настоящее время связаны с существованием информационно-телекоммуникационных сетей и прежде всего Интернета с его экстерриториальностью, универсальной формой цифрового сохранения информации, мгновенной передачей большого объема информации на любое расстояние, подрывающими основы классического авторского права, построенного на монополии правообладателя. Невозможно регулировать национальным законодательством то, что не укладывается в территориальные границы государства. Тем не менее, отношения, связанные с использованием сети Интернет, в значительной мере подлежат правовому регулированию. Здесь же можно выделить и неэффективность некоторых предусмотренных в российском законодательстве способов защиты исключительных прав, вступлением России в ВТО и связанный с этим процесс интеграции норм европейского права в наше законодательство.

Также следует учитывать, что анонимность сети Интернет и вывод ресурсов или их частей в различные юрисдикции создают для правообладателей серьезные, подчас неразрешимые проблемы по защите их исключительных прав.

Необходимо идентифицировать каждого пользователя услуг Интернета, ввести, например, запрет на анонимное соединение в Интернете, что, безусловно, окажется положительным для правообладателя.

- В чем заключаются основные проблемы реализации "антипиратского" закона?

Талия Хабриева: Во-первых, следует отметить, что более чем двухлетняя практика применения "антипиратского" закона показала его относительную эффективность, несмотря на многочисленные протесты со стороны в том числе интернет-сообщества. Однако разбросанность норм по многим законам (ГК РФ, закон об информации) вызывает критику. Необходима детализация правового регулирования отношений, возникающих в Интернете в специальном нормативном акте.

Продолжает вызывать озабоченность жесткая норма о допустимости постоянной блокировки тех сайтов, которые неоднократно и неправомерно размещают произведения. Данную блокировку трудно сопоставить с блокировкой тех сайтов, на которых размещена информация, запрещенная уголовным законодательством (призывы к экстремизму, терроризму, порнография). Возможно, следует лишь ограничить право доступа к такими сайтам.

Вторая проблема - это рассмотрение споров, связанных с нарушением интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, не специализированными судьями.

Другая трудность в реализации антипиратского закона заключается в том, что в нем не дифференцирована ответственность интернет-провайдеров. Следует законодательно установить критерии разграничения такой ответственности в зависимости от характера информации, которую они размещают на своем сайте.

Кстати

Сегодня в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации состоится расширенное заседание Ученого совета, посвященное празднованию 90-летнего юбилея Института. Институт является многопрофильным центром правовой науки. В соответствии с Уставом на Институт возложено участие в подготовке планов законопроектной деятельности правительства России в разработке проектов федеральных законов; проведение научной правовой экспертизы концепций и проектов федеральных законов, а также иных нормативных правовых актов, находящихся на рассмотрении в правительстве страны.

Digital Интернет
Добавьте RG.RU 
в избранные источники