21.12.2015 14:26
    Рубрика:
    Обладатель "Грэмми" Ефим Бронфман даст два концерта в Мариинском театре
    Ефим Бронфман выступает на фестивале в Мариинском театре
    Выдающийся пианист современности Ефим Бронфман, обладатель "Грэмми", выступающий в лучших залах мира с лучшими дирижерами и оркестрами, впервые выступит на фестивале "Лики современного пианизма" в Концертном зале Мариинского театра. В программе его двух вечеров 22 и 24 декабря - Второй концерт Белы Бартока и три сонаты Сергея Прокофьева, словно предваряющие следующий год, который, по мнению президента России, должен стать "годом Прокофьева".

    Сегодня мир пианизма стал очень многоликим. Насколько все изменилось со времен, скажем, вашей молодости?

    Ефим Бронфман: Трудно ответить на этот вопрос. Но очевидно, что в мире появилось очень много талантливых пианистов, на мой взгляд, даже больше, чем десять лет назад. Вероятно, есть много хороших учителей. Мне кажется, можно говорить о расцвете фортепианного искусства.

    Сегодня играют все - от мала до велика. Как слушателю не потонуть в море имен?

    Ефим Бронфман: Публике все интересно. Особым вниманием всегда пользовались вундеркинды. Вопрос лишь в том, что будет с ними через 10-20 лет. Вундеркиндов надо поливать как цветы, правильно за ними ухаживать, не давать им слишком много бывать на публике с самого раннего возраста, чтобы у них оставалось достаточно времени на развитие не только как музыканта, но и как человека в других сферах жизни. Но и на "стариков" воспитанная годами российская публика никогда не перестанет ходить.

    Кто является главным промоутером пианиста? Дирижер? Агент? Не каждому гению сразу удается добиться своего места под солнцем.

    Ефим Бронфман: Вот гению как раз нетрудно пробиваться, его сразу заметят. Но дело в том, что есть не только гении, но и много замечательных музыкантов, которые тоже нужны. Хорошие музыканты не всегда готовы к жизни гениев. Вы даже не можете себе представить насколько сложно вести образ жизни солиста, переезжать из гостиницы в гостиницу, из города в город, выдерживать смену часовых поясов. А играть требуется всегда на очень высоком уровне, на каком только возможно. Не все обладают такой чертой нашей профессии.

    Что это за черта?

    Ефим Бронфман: Надо быть немного быком, уметь постоять за себя, выдерживать стрессы и много других вещей.

    Но, к примеру, Даниила Трифонова едва ли можно назвать быком, тем не менее, его пианистическая карьера уже набрала невероятные обороты в мире.

    Ефим Бронфман: Ну, он - суперталант, во-первых. Во-вторых, очень молодой, у него все впереди. Я очень надеюсь, что он пройдет испытание достойно, и мы сможем через десять лет говорить о нем так же, как и сейчас.

    Одним из красноречивых ответов о промоутировании может быть, наверно, практика Валерия Гергиева, активно продвигающего молодых пианистов.

    Ефим Бронфман: Конечно, Валерий Гергиев делает это очень успешно, оказывая громадную поддержку молодым музыкантам. Но один дирижер не может сделать все. Если пианист играет только с Гергиевым, то карьера его, возможно, тоже может быть хорошей. Но и Гергиев не может играть только с одним пианистом все концерты. Музыканта должны приглашать и другие оркестры и дирижеры. Только в этом случае речь может идти о настоящей карьере.

    Как вы формируете свои концертные программы?

    Ефим Бронфман: Каждый год я стараюсь играть по 2-3 разных программы, формирование которых зависит от разных факторов. В этом году я играю в нескольких городах все сонаты Прокофьева. В Петербурге исполню три его сонаты. За сезон у меня получается не больше ста концертов. Летом я стараюсь не работать, чтобы выучивать репертуар и готовиться к следующему сезону.

    Есть музыка, которую вы давно не играли, по которой соскучились?

    Ефим Бронфман: Хочется вернуться к сонатам Бетховена, Шуберта, хочется больше играть Баха, Дебюсси. Репертуар большой, желаний много, а времени мало. Плохая комбинация.

    Вы включаете в свои выступления и сочинения ныне живущих композиторов, среди которых, например, музыка Йорга Видманна.

    Ефим Бронфман: Да, он написал для меня замечательный фортепианный концерт, который я исполнил впервые в Берлинской филармонии год назад, впереди - его американские премьеры в Сан-Франциско, Кливленде и Бостоне. Йорг - великолепный композитор пишущий очень хорошую музыку. Я всегда высоко ценил сотрудничество с другими музыкантами, будь то композиторы или инструменталисты, не люблю быть одиночкой. Работать с композиторами для меня очень важно. Композиторы - лучшие музыканты, слышащие музыку гораздо глубже, чем многие исполнители или даже дирижеры. Мне кажется, что через современных композиторов я учусь глубже понимать Бетховена или Шубертам. Меня очень увлекает этот творческий процесс написания музыки. История музыки очень короткая, и все современные композиторы в той или иной мере связаны с прошлым, с которым они соединяют и меня. Мне страшно интересно как мыслят композиторы, я всегда им проигрываю их музыку, получаю от них новые идеи. Это обогащает мою жизнь.

    Какой должна быть свеженаписанная музыка, чтобы вы согласились ее исполнить?

    Ефим Бронфман: Я даю композиторам полную свободу. Но я работаю только с теми, кто мне нравится, скажу просто. Музыка должна идти от сердца, должна быть эмоциональной и неважно, будет она написана в 12-тоновой технике или в любой другой. Мое дело - исполнять, я все сыграю.