Новости

24.12.2015 20:20
Рубрика: "Родина"

Фотограф Иван Квач: Последнее открытие Курильской экспедиции

Текст: (кандидат исторических наук)
1908 - 1978
В курильской экспедиции 1946 года участвовали географы и геологи, вулканологи и биологи, картографы и этнографы, положившие начало научному освоению присоединенных островов. В состав маленькой - 11 человек - команды ученых был включен фотограф Иван Квач. Но несколько тысяч сделанных им уникальных снимков бесследно исчезли...

Автор этой публикации случайно обнаружила их спустя почти 70 лет!


Находка

Пять лет назад, работая в архиве Общества изучения Амурского края во Владивостоке и просматривая опись хранящихся в архиве материалов, я неожиданно увидела запись: "Курильская экспедиция 1946 года. Негативы и фотографии". Название совершенно невинное, если бы не дата. Первый послевоенный год - исключительно интереснейший период в истории дальневосточных земель, когда южный Сахалин и Курильские острова стали советскими и началось их активное заселение. Для историка тут край непочатый работы - кроме официальных документов да весьма субъективных мемуаров не сохранилось ничего. Потому, следуя долгу исследователя - "никогда не проходи мимо неожиданных и непонятных явлений" - я решила посмотреть на неожиданную находку.

Каково же было мое изумление, когда в картонной коробке обнаружились не один, не два, а десятки негативов, бережно завернутых в японскую рисовую бумагу. Их оказалось 74! Плюс несколько десятков отпечатанных снимков и небольшой дневничок - записная книжка размером с паспорт. Кто автор снимков? Что запечатлено на негативах? О какой экспедиции на Курильские острова речь, если в 1946 году их было несколько - Тихоокеанская гидрографическая, Академии наук СССР, топографическая. Так потянулась ниточка...

Понадобилось пять лет кропотливой работы коллектива сахалинских архивистов, прежде чем пришло ощущение: каждый кусочек мозаики лег на свое место. "Наша" экспедиция была организована Приморским филиалом Всесоюзного географического общества СССР совместно с Дальневосточной научно-исследовательской базой союзной Академии наук. Она была рассчитана на три с половиной месяца и должна была в столь сжатые сроки решить поистине необъятные исследовательские задачи. Они и легли на плечи одиннадцати ученых.

И среди них - фотографа Ивана Квача. Вместе с научными подвижниками он забирался на действующие вулканы, обследовал гидротермальные источники, продирался сквозь заросли курильского бамбука...

Итог поистине адской работы Ивана Квача: 1883 кадра (53 фотопленки), запечатлевшие послевоенные Курилы. Несколько из них были опубликованы по горячим следам, как иллюстрации к научным отчетам. Остальные бесследно исчезли - почти на 70 лет.


Фотограф

Иван Степанович Квач родился в 1908 году в селе Поповка Приморского края в крестьянской семье. Отец-гренадер участвовал в Первой мировой войне, с фронта вернулся инвалидом и большевиком - во время Гражданской войны на Дальнем Востоке был связным между партизанскими отрядами, после победы стал председателем сельсовета. А сын вырос, закончил сельскохозяйственный техникум, работал агротехником в рисоводческом совхозе, агрономом-семеноводом. Увлекся фотографией...

В октябре 1941 года сержант Иван Квач был мобилизован в армию и направлен фотографом в политотдел 108й стрелковой бригады, которая с мая 1942 года в составе 61й армии участвовала в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Прошел всю войну. В штабах не отсиживался. Как указывалось в наградных листах, тов. Квач, "находясь много в боевых порядках пехоты, фотографировал боевые эпизоды...". Был отмечен двумя орденами Красной Звезды, медалями "За боевые заслуги", "За взятие Кенигсберга". Последние кадры Второй мировой войны снял в августе 1945 года, в Маньчжурии...

А когда после демобилизации вернулся на Дальний Восток, был принят фотографом в Приморский филиал Географического общества СССР. И уже через несколько дней, 24 мая 1946 года, в составе Курильской экспедиции вышел на пароходе "Свердловск" из Владивостока к неизведанным островам.


НАХОДКА

Печальные следы айнов

"Как известно, в свое время японцы переселили с северных островов айнов, бывших русских подданных, говоривших на русском языке и исповедовавших православную веру. В настоящее время айнов на острове не оказалось, зато найдены реликвии православной церкви, церковные книги, иконы, в том числе икона Александра Невского, а на маленьком кладбище 35 крестов..."

(Из отчета эконом-географа экспедиции Ефима Терешенкова)


Маршрут

Для фотографа в экспедиции не было плохой погоды: ему не мешали ни дождь, ни ветер, ни палящее солнце. И лишь густой курильский туман давал возможность перевести дух. Но и в такие дни Иван Квач, как и вся группа, занимался "камеральной обработкой" - скрупулезно, с крестьянской дотошностью описывая снимки в своей записной книжке. Он стал не просто человеком с камерой, но летописцем экспедиции по всему островному маршруту: Шикотан - Кунашир - Уруп - Кунашир - Парамушир.

Привычный к тяготам походной жизни, фронтовик Квач и здесь работал на износ, обеспечивая прикладным фотоматериалом научные отчеты товарищей. Об условиях их работы говорит хотя бы эта короткая запись из отчета начальника экспедиции В.А. Артюшенкова - об одном из маршрутов по Шикотану: "Дорог здесь нет. Тропа завела нас на высокие холмы, т.к. трудно было с вьюками спускаться к основной дороге по очень крутым косогорам. Дело к вечеру. Я по пути поймал 2-х лошадей с рядом приключений (одна волокла меня по траве к зарослям полкилометра на веревке - весь ободрался и оцарапался). На одной сам поехал без седла на веревочке вместо уздечки, вторую дал проводнику, т.к. Квач и Лашков [лесовод] отказались. Проводник вскоре эту лошадь упустил, и она карьером скрылась холмами. Я, чтобы не ночевать в чистом поле, ускорил движение к дороге, двинувшись без тропы круто на восток, Лашков со своей клячей поотстал, Квач пошел по тропе прямиком... Я заночевал с вьюками в Анаме, Лашков бросил свою клячу, отказавшуюся двигаться дальше, спрятав образцы, а Квач к ночи дошагал до поселка..."

Экспедиция работала на островах четыре с половиной месяца. Советская наука обогатилась колоссальным объемом новой информации по гидрографии, топографии, климату, природным условиям, полезным ископаемым, хозяйству островов. Были собраны уникальные коллекции по геологии, геоботанике, зоологии, вулканологии, геоморфологии. Итоги работы экспедиции вылились в ряд монографий, брошюр и статей, имели - и до сих пор имеют! - большое практическое значение.

По-разному сложится судьба участников Курильской экспедиции. Географ Галина Васильевна Корсунская еще не раз попадет в маршруты на архипелаг, защитит диссертацию и напишет несколько книг о Курилах. Ботаник Дмитрий Петрович Воробьев станет флористом-систематиком и дендрологом в биолого-почвенном институте ДВФ АН СССР. Географ-экономист Ефим Яковлевич Терешенков придет к читателям известным дальневосточным писателем. Ивана Степановича Квача пригласят работать фотографом на Сахалинскую научно-исследовательскую базу АН СССР. На острове он и закончит свой земной век, оставив добрую память и тысячи удивительных фотографий...

P.S. Двое сыновей и дочь фотографа Курильской экспедиции живут и работают во Владивостоке. Семья сотворила чудо, сохранив не только фронтовые письма, личные документы, но и полевую лабораторию отца в чемодане из-под портативного граммофона, его фотоаппараты и футляры из-под пленки AGFA.

СТОП-КАДР

Работу архивистов назвали научным подвигом

250 уникальных снимков Ивана Квача вошли в фотоальбом "По Земле Тысячи островов. Курильская экспедиция 1946 года", составленный сахалинскими архивистами и недавно вышедший из печати.

Его презентация состоялась в сентябре минувшего года на Сахалине, в рамках II международной научной конференции "Уроки Второй мировой войны и современность". Редчайшие снимки соседствуют в альбоме со строчками черновых отчетов, которые ученые оказией отправляли из экспедиции во Владивосток. Черновики - еще карандашные, не отредактированные, невероятно эмоциональные - разыскала в архивах та же Марина Гридяева.

На конференции, где собрались ученые с мировым именем, создание альбома было названо научным подвигом.