Новости

02.02.2016 10:26
Рубрика: Экономика

Книголюб за станком

На Владимирском электромоторном заводе работает токарь с 56-летним стажем
Один из старейших токарей страны - владимирец Виктор Русалимчик - в 75 лет продолжает удивлять коллег филигранной работой за станком.

- Я познакомился с Виктором Дмитриевичем еще в те времена, когда образованные люди читали книги, - вспоминает, улыбаясь, гендиректор Группы компаний "ВЭМЗ" Алексей Русаковский.  - На углу улиц Мира и Усти-на-Лабе, поблизости от моего дома, был большой книжный магазин. Я заходил туда очень часто и видел человека, с которым с интересом общались продавцы. А потом заметил знакомое лицо в цехе. И понял: за токарным станком стоит тот самый книголюб. Он оказался профессионалом с большой буквы.

Сегодня в личной библиотеке Виктора Русалимчика многие сотни книг. В двух комнатах они занимают несколько объемных шкафов с фигурными дверцами, изготовленными самим хозяином. На работе он вытачивал детали сложнейшей конфигурации и точности. Как говорят о таких специалистах, ловил микроны. А в свободное от работы и домашних дел время увлеченно читал, особенно историческую литературу.

Любовь к чтению возникла еще в школьные годы.

- У меня в аттестате в основном тройки-четверки были. Больше книжки читал, чем учился, - вздыхает Виктор Дмитриевич.

Наверное, поэтому поступать в институт он не осмелился. И, окончив десятилетку в Черниговской области, по совету соседа поехал во Владимир. Решил поискать работу по специальности, ведь на родине три месяца был учеником токаря.

На "Электроприборе" отказали - мал, дескать, разряд. Да и какой был из него специалист! В сельской МТС нарезал гайки, винты и болты. Посоветовали обратиться на электромоторный завод. Взяли паренька в инструментальный цех с испытательным сроком. Здесь и остался… на 56 лет!

Этот цех считается самым сложным. Параметров у деталей очень много. Необходимо соблюсти и перпендикулярность, и конусность, и соосность отверстий и поверхностей, и точность выдержать до сотки. В период СССР здесь выполняли заказы основного производства - пресс-формы, пуансоны, матрицы. Чтобы не было простоев, работали на склад. А сейчас деньги считают, а потому выполняют немало сторонних заказов.

Когда трудились только для завода, к чертежам прилагались техкарты, из которых была видна последовательность операций. У заказчиков с других предприятий их нет. Дают болванку и чертеж, а ты сам думай, как довести ее до совершенства.

Ярчайшая страница в биографии ветерана - учеба во Владимирском политехническом институте. На вечернее отделение пошел, имея за плечами 22-летний стаж работы на заводе. В приемной комиссии встретили без восторга. Сказали: у вас, наверное, и знания такие же, как отметки в аттестате. Потом извинялись -  учился Виктор отлично. А его фотография после получения диплома еще долго висела на институтской доске почета.

- На курсе было всего три человека на 8-10 лет моложе меня, - улыбается Русалимчик. - Остальные - намного моложе.

Однокурсники, годившиеся ему в сыновья, иногда посмеивались: "Получишь диплом - и пора выходить на пенсию". А он упорно грыз гранит науки. Причем успешнее многих студентов, недавно окончивших школу.

Вместе с ним от завода на подготовительное отделение политеха направили шесть человек. После окончания института все стали руководителями - начальниками производства, старшими мастерами, ведущими технологами. Только Виктор Русалимчик не изменил токарному станку. Предложения, конечно, были, и он этого не скрывает. Главным инженером в крупное хозяйство под Владимиром - квартиру предлагали. На втором курсе звали заведующим институтскими мастерскими. Еще начальником КБ на заводе. Он отказывался. Почему?

"Ему бы сейчас учить молодежь, а ее у нас нет, и это болезнь всей промышленности"

- Не только из-за зарплаты (в советское время высококвалифицированные рабочие-сдельщики получали больше, чем инженеры. - Прим. ред.), - объясняет постоянство мужа супруга Фаина Михайловна.

- У него интересная работа. Бывало, придет домой, что-то пишет, придумывает. Постоянно вносил рацпредложения, связанные с усовершенствованием токарных работ, инструмента, оснастки, технологических приспособлений для обработки деталей.

- "Русалим" - голова умнейшая, но характер мягкий, конфликтовать не умеет, - добавляет однокурсник, председатель профкома предприятия Юрий Калинин.

Вопрос, зачем учился, если по-прежнему продолжает работать на станке, ему задавали не раз. Отвечал просто: подавал пример детям. Они стали студентами и окончили вузы почти одновременно с отцом: дочь - финансово-экономический институт в 1988 году, сын - МГУ в 1989-м.

Объективно говоря, инженерные знания токаря экстра-класса особенно потребовались заводу в период перехода от плановой системы к рыночным отношениям. Тогда, чтобы выжить, нужно было в кратчайшие сроки освоить новые типы двигателей. Предприятия-производители асинхронных двигателей работали практически во всех республиках Советского Союза и при этом имели жесткую специализацию. Не был исключением и Владимирский электромоторный завод, выпускавший двигатели только двух габаритов.

Вследствие разрыва традиционных связей прекратились поставки из бывших советских республик, где была расположена значительная часть родственных заводов. И ВЭМЗ не упустил шанс занять пустующую нишу и взялся за расширение номенклатуры. В сравнительно короткие сроки здесь были разработаны и поставлены на производство агрегаты специальных модификаций, получена лицензия на конструирование и выпуск электродвигателей для атомной энергетики…

Но жизнь не стоит на месте. На участке приспособлений и оснастки, где работает Виктор Дмитриевич, установили три обрабатывающих центра. Качество и серийность деталей обеспечивает программа. По сравнению с ними два токарно-винторезных станка Русалимчика - прошлый век. А может, и профессия токаря-универсала должна уйти в историю?

- Обрабатывающие центры эффективны там, где нужна высокая производительность, - поясняет мастер участка Валентин Минаев. - Заменить людей оборудованием можно на серийных изделиях. А инструмент меняется часто, это штучное производство, и здесь необходимы такие, как Русалимчик. У него опыт громаднейший, а аккуратность, точность - в генах.

- Ему бы сейчас учить молодежь, а ее у нас нет, и это болезнь всей промышленности! - сетует главный инженер завода технической оснастки Сергей Васильев. - Зарплата невысока, да и установки в обществе сменились. Включишь телевизор - одни бандиты и полицейские. И кто из них кто, непонятно. В стране нет идеологии, которая бы раскрывала значение людей труда.

"Когда работу бросишь?" -  спрашивают у Русалимчика бывшие коллеги и сверстники. Отвечает традиционно: "Зиму поработаю, а там посмотрим".

Но в душе и не планирует.