Новости

11.04.2016 10:46
Рубрика: Культура

Василий Сенин: Мои спектакли - территория моей свободы

Текст: Анжелика Гурская (Санкт-Петербург)
Ровно год прошел с того момента, как Василий Сенин покинул пост художественного руководителя Псковского академического театра драмы имени Пушкина. За это время известный режиссер успел выпустить три премьеры - "Танец Дели" в Пскове, "Женитьбу Фигаро" в петербургском "Приюте комедианта", "Золотого теленка" в ярославском Театре имени Федора Волкова. И вот теперь в Севастопольском академическом русском драматическом театре имени Луначарского готовится спектакль по повести Достоевского "Дядюшкин сон". Премьерные показы назначены на 27 и 28 апреля.

Василий, ведь театральные премьеры - не все события, которые произошли у вас за последний год?

Василий Сенин: Да, этот первый год после Пскова был, пожалуй, еще более насыщенным, чем предыдущие. Я снова свободный художник, и мои спектакли - территория моей свободы. Пожалуй, это наиболее плодотворная для сегодняшнего времени позиция.

А что касается новых событий впечатлений - это, несомненно, поездка в Центр Юджина О’Нила в Коннектикуте. Очень интересное место, экспериментальная лаборатория различных театральных направлений, в которую превратил свое поместье всемирно известный драматург и его наследники. Дом самого автора с гостевыми комнатами на втором этаже, в которых живут участники лабораторий и конференций, будущие звезды Бродвея.

На дверях этих комнат - маленькие таблички с именами предыдущих обитателей: Денни Де Вито, Майкл Дуглас, Роберт Редфорд, Эдвард Олби. Я очень благодарен художественному руководителю музыкальной конференции Джону МакДаниелу и руководителю самого театрального центра Престон Вайтвею за приглашение.

Другое яркое впечатление - это Театр на Пятой Авеню в Сиэтле, так называемая "кузница" успешных мюзиклов. Мы мало знаем об истории Бродвея, и мне было интересно изучить ее с продюсерской точки зрения, понять, как возник этот уникальный "маркетплэйс", вникнуть в его структуру и взаимосвязи.

Оказывается, на данный момент невозможно сделать сразу новую продукцию на Бродвее. Конечно, есть исключения. Например, мюзикл Стинга "Последний корабль", в котором он сыграл 21 спектакль подряд.

Но обычно продюсеры сначала делают новую продукцию не на Манхеттене. Театр в Сиэтле первым создал такие хиты, как Hairspray ("Лак для волос") или Catch me if you can ("Поймай меня, если сможешь"). Недавно они завершили работу над переведенным с тайского языка мюзиклом "Водопад", на премьере которого я был. Также я посетил показ для продюсеров проекта мюзикла "Плачь к небесам" по мотивам одноименного романа Энн Райс, известной нашей публике по сценарию фильма "Интервью с вампиром".

В России сейчас появляются мюзиклы - в основном, хиты прошлых лет, безусловно, очень успешные с коммерческой точки зрения. Но есть еще современный Бродвей с успехом мюзиклов типа Next to normal. Это история внутреннего мира женщины, потерявшей ребенка и антидепрессантами и психоанализом спасающей от этой боли свое сознание.

В мае этого года в Северной Каролине состоится премьера мюзикла "О дивный новый мир" по роману Хаксли. Я слышал несколько композиций и вариантов аранжировки - думаю, это рождение большого хита. Очень много новой информации пришло мне в этом году. Я пытаюсь осмыслить ее и понять, куда направить свою жизнь дальше.

Закономерный вопрос: что дальше?

Василий Сенин: В конкретных планах сотрудничество с театрами, где я уже работал. Когда я нахожу взаимопонимание с актерами и интересными людьми, мне хочется продолжения диалога. Не каждый театр может предложить такую возможность, оттого я и дорожу уже обретенными.

У меня есть планы снять музыкальный короткометражный фильм и помочь определенной группе людей, которая ущемлена в правах в нашем обществе, по моему мнению. Это будет совместная работа с британской артисткой Барб Янгр, в основе - новая аранжировка песен "Битлз", права на несколько из которых мы получили.

Еще я стал писать. Это произошло само по себе. Видимо, два года фантасмагорической жизни в маленьком, но широко известном регионе, и соприкосновение с текстами Довлатова открыли эту дверь в моем сознании. Я не знаю, что из этого получится - первыми прочитают мои друзья. Может, они будут и последними, а может из этого получится что-то жизнеспособное.

В вашей творческой биографии значительное место занимают зарубежные проекты. Не возникает ли желания снова поработать за границей?

Василий Сенин: Я веду переговоры с несколькими театрами. Социальные сети сейчас настолько развиты, что информация распространяется мгновенно - думаю, перед премьерами самих спектаклей все все узнают.

Продолжаю работу с культурными центрами других стран, начатую еще в Псковском театре, но теперь это сотрудничество художника, а не руководителя. Мне лестно, что оно продолжается.

Сегодня очень много говорится о коммерческой составляющей театрального искусства. Как вам кажется, можно ли стереть грань между коммерческим театром и театром как искусством? По вашему опыту, что может стимулировать коммерческий успех репертуарного театра?

Василий Сенин: Я думаю, мне и предыдущей команде Псковского театра это удалось. Мое мнение исходит из анализа цифр, которые, впрочем, мало интересовали и журналистов, и власть.

Мне кажется, я вправе говорить о том, что театр в России может быть коммерчески успешным. Да еще при финансовой поддержке государства, которую надо рассматривать как "минеральную добавку", а не основной рацион.

Но на данный момент этот вопрос в России не рассматривается. Мы консервируем систему, и многие мои коллеги - и режиссеры и директора - задыхаются в этой консервации. Нет критериев оценки, профессиональное сообщество иммигрирует, приспосабливаясь под текущую повестку, вернее под текущую персонала наверху. И только единицы способны мужественно сохранять разум и двигать свои театры сквозь этот неструктурированный туман.

Мои коллеги часто упрекают меня в "сгущении красок", а я искренне удивляюсь и завидую тому бесконечному энтузиазму, из которого они черпают свои силы. С какой настойчивость их отдают, как говорил мой ироничный учитель Петр Фоменко, нашему общему безнадежному делу. Стимулировать успех одного отдельного театра можно, и тому мы видим множество примеров и на периферии и в центре. Но пока нет органичных и естественных общих законов формирования пространства, это будут примеры отдельных амбициозных подвигов.