Комиссар с глазами детского доктора

Рецензии
    15.04.2016, 11:55
Текст:   Юлия Авакова
Британское телевидение неустанно пробуждает у зрителей интерес к классике мирового детектива. Если телеканал BBC несколько лет назад сделал очередную беспроигрышную ставку на Шерлока Холмса, ставшего одним из самых узнаваемых лиц "старой доброй Англии", то на ITV решили приступить к куда более сложной задаче - созданию нового сериала о сименоновском комиссаре Мегрэ, первая серия которого - "Мегрэ расставляет сети" (Maigret sets a trap) - вышла на экраны этой весной.
 Фото: youtube.com/ ITV  Фото: youtube.com/ ITV
Фото: youtube.com/ ITV

Следует отметить, что это далеко не первая попытка английского кинематографа сыграть на чужой территории - в шестидесятых годах в Англии на экраны уже выходил сериал о загадочном французском сыщике - не чудаке, не эксцентрике и безумце, но высококлассном профессионале, слишком многое повидавшем на своем веку, чтобы не суметь разгадать очередную загадку, срежиссированую сонмом человеческих пороков.

В этом, безусловно, и заключается главная трудность - найти ключ к шифру французской культуры, глубоко проросшей в английскую со времен нормандского завоевания и одновременно столь далекой в силу различий континентального и островного менталитетов, католичества и протестантской этики, революционности и стремления к унификации с одной стороны и традиционализма и желания сохранить бытие со всеми атрибутами старины с другой. Попытка воссоздать в Англии образца 2016-го года Францию середины двадцатого века - само по себе явление очаровательное и прелюбопытное, рассказывающее о представлениях англичан о Европе больше, чем все дневники и путевые заметки вместе взятые.

Почетную и вместе с тем нелегкую миссию по воплощению образа Мегрэ на экране достаточно неожиданно взял на себя Роуэн Аткинсон, которого за пределами Англии, к большому сожалению, ассоциируют исключительно с Мистером Бином. По признанию самого актера, в его возрасте комиком быть не пристало: как оказалось, это решение может принести больше приятных неожиданностей, чем предполагалось изначально.

Итак, мы имеем новый образ комиссара Мегрэ, заявившего о себе очень амбициозным стартом - эпизодом "Мегрэ расставляет сети" по произведению Сименона, которое навсегда связано в восприятии зрителей с экранизацией 1958 года, где сыщика блистательно сыграл Жан Габен. Сумеет ли Аткинсон отвоевать место для маневра после такой уверенной, непринужденной игры великого французского актера? Определенно, да. В данном случае удаленность современной английской культуры от французской, очевидно, пошла только на пользу.

Вместо уверенного в себе иронично-проницательного комиссара, маскирующего презрение благодушной усталостью, мы видим неловкого, немного нервного, очень собранного человека, словно бы извиняющегося каждый раз на месте преступления за то, что представители его профессии еще существуют на земле. Он смотрит на жертву очередного убийства внимательным остановившимся взглядом, словно не веря своим глазам. Смерть, его старая знакомая в стольких обличьях, не перестает его завораживать и удивлять своей таинственностью. Даже разрешив очередное запутанное дело, он не льстит себе, а лишь с уважением смотрит на нее, прибавив к ее многоликому образу еще одну черту.

Он может быть предупредительным, мягким, сострадающим жертвам нападений и их родственниками, брать на себя незавидную роль безмолвного предвестника трагедии на публике, занимать тревожно-выжидательную позицию в ходе расследования, невольно заставляя своих коллег вести себя собрано и с достоинством. Но как только преступник найден и обезврежен, наступает драгоценная передышка - Мегрэ становится поистине любящим мужем с глубоким, ласковым бархатным взглядом, Этот человек не изнывает от невозможности "начать новую игру", но благодарно принимает отдохновение от трудов. Его не манят преступления, логические конструкции и игры собственного разума. Возвращаясь к работе, ему просто каждый раз хочется, чтобы мир стал хоть немного благороднее и сдержаннее. И безопаснее, если уж на то пошло.

Мегрэ Аткинсона - маленький человек на фоне яркого гения Шерлока, слишком понятный по-человечески по сравнению с отцом Брауном. Он не смешон и не экстравагантен. Он по-французски загадочен для англичан. И пусть сцены допросов лишены психологизма и напряжения экранизации 1958 года, новое произведение проникнуто непередаваемым шармом стороннего восхищения и бережного созерцания.

4.5

Добавьте RG.RU 
в избранные источники